Научный журнал
Фундаментальные исследования
ISSN 1812-7339
"Перечень" ВАК
ИФ РИНЦ = 1,441

ГЕМАТОЛОГИЧЕСКИЕ ОСЛОЖНЕНИЯ РАЗЛИЧНЫХ ВАРИАНТОВ ХИМИОТЕРАПИИ У ПАЦИЕНТОВ СТАРШИХ ВОЗРАСТНЫХ ГРУПП

Алексеев С.М. 1 Полторацкий А.Н. 2 Смагина М.В. 2 Горелик С.Г. 3
1 ФГБУ «НИИ онкологии им. Н.Н. Петрова» Минздрава России
2 Институт пульмонологии Санкт-Петербургского государственного медицинского университета им. И.П. Павлова
3 Национальный исследовательский университет «БелГУ»
В статье рассмотрено влияние полиморбидности у пациентов пожилого и старческого возраста с неоперабельным немелкоклеточным раком легкого на тактику лечения. А также распространенность гематологических осложнений у пациентов среднего, пожилого и старческого возраста при применении стандартных схем химиотерапии и таргетной терапии. Наши данные показали, что таргетная терапия немелкоклеточного рака легкого у людей пожилого и старческого по встречаемости гематологических осложнений имеет преимущество перед стандартной химиотерапией, т.е. является менее гематологически токсичной и вызывает лейкопению в 2,4 раза реже, нейтропению – в 2,2 раза реже и тромбоцитопению – в 3,8 раза реже, чем стандартная химиотерапия. Таргетная терапия немелкоклеточного рака легкого эрлотинибом в пожилом и старческом возрасте является более гематологически токсичной, чем в среднем возрасте.
пожилой и старческий возраст
полиморбидность
химиотерапия
1. Ильницкий А.Н., Прощаев К.И. Старческая астения (frailty) как концепция современной геронтологии // Геронтология (научно-практический журнал). Электронный журнал. – 2013. – № 1.
2. Чиссов В., Трахтенберг А., Колбанов К. Ошибки в диагностике и лечении рака легкого // Врач. – 2001. – № 9. – С. 16–20.
3. Хаустов Ю.Ю. Современные возможности лечения больных раком легкого 70 лет и старше: автореф. дис. ... канд. мед.наук. – М., 2000. – 22 с.
4. Усков Д.А., Макеева И.В., Помэ А.В. Неоадьювантная химиотерапия не мелкоклеточного рака легкого // Рос. онкол. журн. – 2001. – № 3. – С. 4–9.
5. Depierre A., MilleronВ., Moro-Sibilot D. et al. Preoperative chemotherapy followed by surgery compared with primary surgery in resectable stage I (except T1N0), II, and Ilia non- small-cell lung cancer // J. Clin. Oncol. – 2001. – 20. – P. 247–253.
6. Dmitriev V.N., Dmitrieva T.V., Prashchayeu K.I. Morbidity and mortality rate from malignant neoplasms among Belgorod region population as a gerontological problem//Adv. geront. – 2011. – Vol. 24. – № 3. – Р. 385–392.
7. Fountain S.W. Guidelines on the selection of patients with lur. cancer for surgery // Thorax. – 2001. – 56. – P. 89–108.
8. Marino P., Preatoni A., Cantoni A. Randomized trials of radiotherapy alone vs combined chemotherapy and radiotherapy in stages III A and 111В non-small-cell lung cancer. // Cancer. – 1995. – 76. – P. 593–601.
9. Pecorino L. Molecular biology of cancer. – Oxford: Oxford University Press. – 2006. –520 p.

Одной из особенностей больных пожилого и старческого возраста является полиморбидность, т.е. наличие у большинства из них нескольких заболеваний, каждое из которых имеет свои специфические проявления, особенности течения, осложнений. Кроме того, развитие какого-либо заболевания часто вызывает у пожилых декомпенсацию сопутствующей патологии, что осложняет не только диагностику, но и лечение данной категории больных [1, 6]. В современной онкологии наряду с оперативным пособием и лучевым воздействием химиотерапия является одним из важнейших компонентов лечения, особенно при невозможности оперативного лечения у пациентов пожилого и старческого возраста с множественной сопутствующей патологией [2, 4, 5, 7]. В то же время возможности применения химиотерапии у лиц пожилого и старческого возраста зачастую бывают ограничены в связи с ее токсичностью, с одной стороны, и наличием сопутствующей патологии и общим состоянием пожилых и старых пациентов, с другой стороны. Решение в пользу той или иной комбинации химиотерапии должно быть сбалансированным между ожидаемым эффектом и токсичностью применяемых препаратов. Большинство больных немелкоклеточным раком легкого не получают даже II линии химиотерапии, т.к. ее токсические эффекты настолько серьезны, что не компенсируют положительные эффекты, которые может дать такое лечение. В связи с этим сегодня внимание онкологов приковано к принципиально новому классу химиотерапевтических препаратов – средствам таргетной терапии, которые оказывают свое действие только на опухолевые клетки в очаге новообразования пораженного органа, имеют благоприятный профиль переносимости и, соответственно, более высокий уровень качества жизни пациентов, и позволяют проводить лечение даже в амбулаторных условиях [2, 3, 4, 5, 7, 8, 9]. Поэтому вопрос изучения осложнений различных видов химиотерапии у пациентов пожилого и старческого с неоперабельным немелкоклеточным раком легкого, учитывая полиморбидный фон, является актуальным.

Цель исследования: изучить распространенность гематологических осложнений различных видов химиотерапии у пациентов старших возрастных групп.

Материалы и методы исследования

Исследование проведено на базе НИИ пульмонологии Санкт-Петербургского государственного медицинского университета им. акад. И.П. Павлова. В настоящем исследовании данная проблема рассмотрена на вариантах химиотерапии, применяемых при раке легкого. Объектом исследования явился контингент больных с раком легкого IIB, IIIА, IIIB стадии с субкомпенсированными клиническими проявлениями.

В исследуемую группу вошли 96 больных пожилого и старческого возраста. Возраст пациентов составил от 60 до 89 лет (средний возраст 72,2 ± 4,1 года), мужчин – 80 чел., женщин – 16 чел. Были выделены следующие подгруппы:

получающие «традиционную» (этапную) химиотерапию (n = 31): возраст пациентов составил от 60 до 86 лет (средний возраст 70,1 ± 4,0 года), мужчин – 24 чел., женщин – 7 чел.; получающие таргетную терапию (n = 31): возраст пациентов составил от 60 до 86 лет (средний возраст 71,1 ± 3,1 года), мужчин – 26 чел., женщин – 5 чел.; получающие симптоматическое лечение (n = 34): возраст пациентов составил от 60 до 89 лет (средний возраст 74,0 ± 4,5 года), мужчин – 30 чел., женщин – 4 чел.

В контрольную вошло 99 больных среднего возраста с раком легкого. Возраст пациентов составил от 40 до 59 лет (средний возраст 48,2 ± 5,4 года), мужчин – 81 чел., женщин – 18 чел. Были выделены следующие подгруппы:

получающие «традиционную» (этапную) химиотерапию (n = 31): возраст пациентов составил от 40 до 59 лет (средний возраст 47,8 ± 3,0 года), мужчин – 26 чел., женщин – 5 чел.; получающие таргетную терапию (n = 33): возраст пациентов составил от 40 до 59 лет (средний возраст 50,2 ± 4,2 года), мужчин – 30 чел., женщин – 3 чел.; получающие симптоматическое лечение (n = 35): возраст пациентов составил от 40 до 59 лет (средний возраст 47,9 ± 2,3 года), мужчин – 25 чел., женщин – 10 чел.

Примененные методы терапии. У пациентов, которым применялась т.н. стандартная химиотерапия, использовались следующие схемы полихимиотерапии: гемзар (1250 мг/м2) + карбоплатин (AUC6) – у 14 пациентов и таксол (220 мг/м2) + цисплатин (80 мг/м2) – у 10 больных. У пациентов, у которых применялась таргетная терапия, по результатам молекулярно-генетического анализа назначался эрлотиниб (Тарцева) в дозе 150 мг ежедневно. В этих группах сопутствующая терапия включала антиэметики (зофран, метоклопрамид) в стандартных дозах. Пациенты, отнесенные к группе симтоматического лечения, получали паллиативную помощь.

Для статистической обработки результатов исследования использован метод оценки значимости различий двух совокупностей путем применения критерия t-Стьюдента; для ранжирования статистических явлений применен факторный анализ и критерий F (Фишера). При проведении статистической обработки данных они были внесены в электронные таблицы «Excel», математико-статистическая обработка выполнена с использованием программы «Statgraphics plus for Windows», версия 7.0.

Результаты исследования и их обсуждение

Анализ гематологической токсичности методов терапии у пациентов разных возрастных групп показал следующее. Содержание лейкоцитов в крови у пациентов пожилого и старческого возраста в группах как стандартной терапии, так и таргетной терапии до начала лечения было сопоставимо и составило соответственно 9,2 ± 0,4∙109/л и 9,0 ± 0,3∙109/л. В контрольный срок наблюдения (4 недели после окончания курса химиотерапии) эти показатели стали достоверно ниже (p < 0,05) и составили соответственно 4,0 ± 0,3∙109/л и 5,1 ± 0,1∙109/л; при этом у пациентов, получавших таргетную терапию, снижение уровня лейкоцитов было достоверно менее выраженным (p < 0,05).Содержание лейкоцитов в крови у пациентов среднего возраста как в группе стандартной терапии, так и таргетной терапии до начала лечения было сопоставимо и составило 9,3 ± 0,2∙109/л и 9,1 ± 0,1∙109/л соответственно и не отличалось от аналогичных показателей у лиц старших возрастных групп (p > 0,05). В контрольный срок наблюдения эти показатели стали достоверно ниже (p < 0,05) и составили соответственно 4,2 ± 0,4∙109/л и 6,8 ± 0,2∙109/л, при этом снижение уровня лейкоцитов в группе пациентов, получавших стандартную терапию, было более значимым, чем среди пациентов, получавших таргетную терапию (p < 0,05). Кроме того, снижение содержания лейкоцитов у пациентов среднего возраста, получавших таргетную терапию, было менее выраженным, чем у аналогичной группы пациентов пожилого и старческого возраста (p < 0,05) (рисунок).

pic_1.wmf

Содержание лейкоцитов у больных различных возрастных групп до и в процессе терапии (х109/л)

Содержание нейтрофилов в крови у пациентов пожилого и старческого возраста как в группе стандартной терапии, так и таргетной терапии до начала лечения было сопоставимо и составило соответственно 4,7 ± 0,3∙109/л и 4,6 ± 0,2∙109/л. В контрольный срок наблюдения эти показатели стали достоверно ниже (p < 0,05) и составили соответственно 1,8 ± 0,2∙109/л и 2,6 ± 0,2∙109/л; при этом у пациентов, получавших таргетную терапию, снижение уровня нейтрофилов было достоверно менее выраженным (p < 0,05). Содержание нейтрофилов в крови у пациентов среднего возраста как в группе стандартной терапии, так и таргетной терапии до начала лечения было сопоставимо и составило 4,8 ± 0,4∙109/л и 4,7 ± 0,3∙109/л соответственно и не отличалось от аналогичных показателей у лиц старших возрастных групп (p > 0,05). В контрольный срок наблюдения эти показатели стали достоверно ниже (p < 0,05) и составили, соответственно 2,2 ± 0,3∙109/л и 3,5 ± 0,2∙109/л при этом снижение уровня нейтрофилов в группе пациентов, получавших стандартную терапию, было более значимым, чем среди пациентов, получавших таргетную терапию (p < 0,05). Кроме того, снижение содержания нейтрофилов у пациентов среднего возраста, получавших таргетную терапию, было менее выраженным, чем у аналогичной группы пациентов пожилого и старческого возраста (p < 0,05).

Следует отметить, что снижение содержания нейтрофилов в крови пациентов среднего возраста, получавших таргетную терапию, было менее выраженным, чем у аналогичной группы пациентов пожилого и старческого возраста (p < 0,05).

Содержание эритроцитов в крови у пациентов пожилого и старческого возраста как в группе стандартной терапии, так и таргетной терапии до начала лечения было сопоставимо и составило, соответственно, 3,8 ± 0,2∙1012/л и 3,9 ± 0,2∙1012/л. В контрольный срок наблюдения эти показатели стали достоверно ниже (p < 0,05) и составили соответственно 3,0 ± 0,3∙1012/л и 3,1 ± 0,1∙1012/л, при этом достоверных различий в содержании эритроцитов в крови у пациентов обеих групп выявлено не было (p > 0,05). Содержание эритроцитов в крови у пациентов среднего возраста как в группе стандартной терапии, так и таргетной терапии до начала лечения было сопоставимо, составило соответственно 3,9 ± 0,3∙1012/л и 4,0 ± 0,3∙1012/л и не отличалось от аналогичных показателей у лиц старших возрастных групп (p > 0,05). В контрольный срок наблюдения эти показатели стали достоверно ниже (p < 0,05) и составили, соответственно, 3,1 ± 0,2∙1012/л и 3,5 ± 0,1∙1012/л; при этом снижение уровня эритроцитов в группе пациентов, получавших стандартную терапию, было более значимым, чем среди пациентов, получавших таргетную терапию (p < 0,05). Кроме того, снижение содержания эритроцитов у пациентов среднего возраста, получавших таргетную терапию, было менее выраженным, чем у аналогичной группы пациентов пожилого и старческого возраста (p < 0,05).

Содержание тромбоцитов в крови у пациентов пожилого и старческого возраста как в группе стандартной терапии, так и таргетной терапии до начала лечения было сопоставимо и составило соответственно 210,3 ± 6,3∙109/л и 205,5 ± 5,7∙109/л. В контрольный срок наблюдения эти показатели стали достоверно ниже (p < 0,05) и составили соответственно 140,2 ± 4,2∙109/л и 162,2 ± 4,5∙109/л, при этом достоверных различий в содержании тромбоцитов в крови у пациентов обеих групп выявлено не было (p > 0,05). Содержание тромбоцитов в крови у пациентов среднего возраста как в группе стандартной терапии, так и таргетной терапии до начала лечения было сопоставимо, составило соответственно 212,8 ± 8,1∙109/л и 208,2 ± 7,9∙109/л и не отличалось от аналогичных показателей у лиц старших возрастных групп (p > 0,05). В контрольный срок наблюдения эти показатели имели недостоверную тенденцию к снижению (p > 0,05) и составили соответственно 188,2 ± 12,1∙109/л и 194,5 ± 7,4∙109/л. Следует отметить, что у пациентов пожилого и старческого возраста произошло достоверное по сравнению с пациентами среднего возраста снижение данного показателя (p < 0,05).

Вместе с тем изучение средних показателей содержания форменных элементов в сыворотке крови не отражает частоту гематологических осложнений. Изучение частоты таких осложнений показало следующее (таблица). Лейкопения наблюдалась у 38,7 % пациентов пожилого и старческого возраста, получавших стандартную терапию, и у 14,7 % пациентов, получавших таргетную терапию, причем при назначении таргетной терапии лейкопения наблюдалась достоверно реже (p < 0,05). У пациентов среднего возраста при таргетной терапии лейкопения также наступала достоверно реже, чем при стандартной (6,1 и 16,1 %, соответственно, p < 0,05). Важно отметить, что при обоих вариантах терапии в пожилом и старческом возрасте лейкопения наблюдалась достоверно чаще, чем у пациентов среднего возраста (p < 0,05). Такие же закономерности выявлены в отношении частоты нейтропении и тромбоцитопении.

Гематологическая токсичность различных методов химиотерапии

Вид токсичности

Пациенты среднего возраста (кол-во, чел./доля, %)

Пациенты пожилого и старческого возраста (кол-во, чел./доля, %)

Стандартная терапия (n = 31)

Таргетная терапия (n = 33)

Стандартная терапия (n = 31)

Таргетная терапия (n = 34)

Лейкопения

5 (16,1 %)

2 (6,1 %)*

12 (38,7 %)**

5 (14,7 %)*,**

Нейтропения

6 (19,4 %)

1 (3,0 %)*

11 (35,5 %)**

5 (14,7 %)*,**

Анемия

2 (6,5 %)

2 (6,1 %)

5 (16,1 %)**

6 (17,6 %)**

Тромбоцитопения

4 (12,9 %)

1 (3,0 %)*

13 (41,9 %)**

4 (11,8 %)*,**

Примечания:

* p < 0,05 между показателями у пациентов одной возрастной группы, получающих таргетную и стандартную терапию;

** p < 0,05 между соответствующими показателями у пациентов старших возрастных групп и пациентов среднего возраста.

Случаи анемии у пациентов пожилого и старческого возраста, получавших стандартную и таргетную терапию, наблюдались достоверно чаще (p < 0,05), чем у пациентов среднего возраста с теми же видами терапии (соответственно 16,1 и 17,6 %, 6,5 и 6,1 %). При этом отличий в частоте анемии в зависимости от вида терапии выявлено не было (p > 0,05).

Учитывая, что для пациентов старшей возрастной группы характерна полиморбидность, при этом у пациентов чаще обнаруживают сочетание 2, 3, а иногда и более заболеваний, это создает дополнительные трудности в лечении в связи с возможностью декомпенсации сопутствующей патологии и ухудшает прогноз заболевания. Поэтому в настоящее время совершенствование химиотерапии идет как по пути повышения эффективности, так и снижения токсичности применяемых средств [Depierre A. et al., 1999; Edelman M.J. et al., 2001; Crino L. et al., 2010]. Однако в проведенном исследовании показано, что во всех группах пациентов были отмечены побочные эффекты, которые носили обратимый и кратковременный характер и не приводили к прерыванию лечения. Системные гематологические токсические реакции при проведении как полихимиотерапии, так и таргетной терапии у больных немелкоклеточным раком легкого в большинстве случаев были умеренными и соответствовали 1–2 степени токсичности. Однако системные гематологические токсические реакции были менее выраженные у пациентов, получавших таргетную терапию. Кроме того, у пациентов пожилого и старческого возраста, получавших таргетную терапию, произошло достоверное по сравнению с аналогичной группой пациентов среднего возраста снижение показателей: лейкопении, нейтропении, анемии, тромбоцитопении. Наши данные показывают, что применение таргетной терапии при лечении пациентов пожилого и старческого возраста немелкоклеточным раком легкого является менее гематологически токсичной, чем применение стандартных схем полихимиотерапии.

Выводы

1. По сравнению со стандартной терапией у людей пожилого и старческого возраста таргетная терапия немелкоклеточного рака легкого имеет преимущество: является менее гематологически токсичной и вызывает лейкопению в 2,4 раза реже, нейтропению – в 2,2 раза реже и тромбоцитопению – в 3,8 раза реже, чем стандартная химиотерапия.

2. Таргетная терапия немелкоклеточного рака легкого эрлотинибом в пожилом и старческом возрасте является более гематологически токсичной, чем в среднем возрасте.

Рецензенты:

Сперанский С.Л., д.м.н., профессор кафедры общей хирургии с курсом топографической анатомии и оперативной хирургии, НИУ БелГУ, г. Белгород;

Иванова М.А., д.м.н., профессор, профессор-консультант многопрофильного медицинского центра «Ваша клиника», г. Москва.

Работа поступила в редакцию 17.01.2014.


Библиографическая ссылка

Алексеев С.М., Полторацкий А.Н., Смагина М.В., Горелик С.Г. ГЕМАТОЛОГИЧЕСКИЕ ОСЛОЖНЕНИЯ РАЗЛИЧНЫХ ВАРИАНТОВ ХИМИОТЕРАПИИ У ПАЦИЕНТОВ СТАРШИХ ВОЗРАСТНЫХ ГРУПП // Фундаментальные исследования. – 2013. – № 12-3. – С. 408-412;
URL: http://fundamental-research.ru/ru/article/view?id=33418 (дата обращения: 01.10.2020).

Предлагаем вашему вниманию журналы, издающиеся в издательстве «Академия Естествознания»
(Высокий импакт-фактор РИНЦ, тематика журналов охватывает все научные направления)

«Фундаментальные исследования» список ВАК ИФ РИНЦ = 1.074