Научный журнал
Фундаментальные исследования
ISSN 1812-7339
"Перечень" ВАК
ИФ РИНЦ = 1,222

СОЦИАЛЬНЫЕ КОММУНИКАЦИИ И КАРТИНА СОЦИАЛЬНОЙ РЕАЛЬНОСТИ: КЛАССИЧЕСКИЙ И СОВРЕМЕННЫЙ ПОДХОДЫ К ПОНИМАНИЮ СВЯЗИ

Армер Е.В. 1
1 ФГБОУ ВПО «Ульяновский государственный технический университет»
В статье сравниваются классический и современный подходы к исследованию социальных коммуникаций. Основное отличие современного подхода видится в признании конструктивного отношения человека к миру и обществу. Статья написана с позиций неклассической исследовательской установки, чем обусловлено определение места социальных коммуникаций в обществе и использование понятия «картина социальной реальности». Под социальной коммуникацией понимается сложная конструкторско-конституитивная активность по созданию и восприятию смыслов, а понятие «картина» фиксирует особую позицию автора: во-первых, противопоставленность субъекта социальной реальности, во-вторых, его участие в конструировании этой реальности. В качестве методологии исследования выбраны такие направления, как социальный конструктивизм, социальная феноменология, синергетика, постмодернизм и символический интеракционизм. Также в ходе исследования выявлены основные идеи, объединяющие данные концепции, применительно к анализу социальных коммуникаций.
социальные коммуникации
картина социальной реальности
смысл
социальная реальность
1. Бергер П., Лукман Т. Социальное конструирование реальности. Трактат по социологии знания. – М.: Медиум, 1995. – 323 с.
2. Лекторский В.А. Реализм, антиреализм, конструктивизм и конструктивный реализм в современной эпистемологии и науке // Конструктивистский подход в эпистемологии и науках о человеке / отв. ред. В.А. Лекторский. – М.: «Канон+» РООИ «Реабилитация», 2009. – С. 5–40.
3. Лотман Ю.М. Внутри мыслящих миров. Человек – текст – семиосфера – история. – М.: «Языки русской культуры», 1996. – 464 с.
4. Матьяш О.И. Что такое коммуникация и нужно ли нам коммуникативное образование [Электронный ресурс] // Российская коммуникативная ассоциация: сайт. – URL: http://www.russcomm.ru/rca_biblio/m/matyash01.shtml (Дата обращения 05.09.2013).
5. Энциклопедия эпистемологии и философии науки. – М.: «Канон+», РООИ «Реабилитация», 2009. – URL: http://epistemology_of_science.academic.ru/ (Дата обращения 05.09.2013).

Данная статья является попыткой представить авторское понимание социальных коммуникаций, которое базируется на современных подходах к раскрытию данного феномена. В качестве методологии исследования выбраны, прежде всего, такие концепции и школы, как социальный конструктивизм, социальная феноменология, синергетика, постмодернизм, символический интеракционизм. Несмотря на то, что каждое из данных направлений уникально и специфично, всех их объединяет ряд общих идей, которые эксплицируются в ходе исследования.

Социальная коммуникация выделилась в самостоятельный объект исследования только в XX веке. До этого она понималась как момент гносеологического отношения двух субъектов: один субъект выступал в качестве источника информации, а другой был ее пассивным приемником. Такой подход разворачивался в рамках дискурса Просвещения и не противоречил основным принципам Новоевропейской эпохи: вера в безграничность человеческого разума, объективность мироустройства и его внеположенность по отношению к субъекту, поиск абсолютной истины, активное использование методологического принципа фундаментализма и т.д. Со временем понимание социальной коммуникации меняется, во-первых, осознается разнообразие ее видов, речь начинает идти о множестве коммуникативных отношений, во-вторых, коммуникация начинает рассматриваться уже не просто как средство однонаправленной передачи информации и воздействия на субъект, а как «способ осуществления связи и взаимодействия людей в социальной сфере через продуктивный, конструктивный диалог» [5]. Основное отличие от классического подхода в данном случае заключается в признании конструктивного отношения к миру и обществу и особой роли коммуникаций в этом процессе. На смену «незаинтересованному наблюдателю», не нуждающемуся во взаимодействии с другими субъектами, приходит коммуникативный субъект, который создает социальную реальность вместе с другими.

Эта же логика изменений в трактовках коммуникации и определения ее места в социуме прослеживается и на примере эволюции моделей социального общения. Так, считается, что первая коммуникационная модель была предложена Г. Лассуэлом в 1948 году. Как известно, это классическая линейная модель коммуникации, которая отвечает на пять вопросов: кто? (передаёт сообщение); что? (передаётся); как? (осуществляется передача); кому? (направлено сообщение) и с каким эффектом? (эффективность сообщения). Ответы соответственно следующие: коммуникатор, сообщение, по определенному каналу, реципиенту и с тем или иным результатом. Модель Лассуэла монологична: несмотря на то, что он предлагает учитывать эффект воздействия, его реципиент остается пассивным и не принимает активного участия в обмене информацией. Как отмечают исследователи, именно линейный характер является отличительной чертой первых моделей социальной коммуникации.

Модель Лассуэла получила дальнейшее развитие в разработках других исследователей. Так, например, Шеннон и Уивер предложили учитывать роль шумов в коммуникации и включили в модель в качестве основных элементов кодирующие и декодирующие устройства. Таким образом, было зафиксировано, что информация не воспринимается субъектом в точно таком же виде, в каком отправляется. И первоначально причины несовпадения были найдены именно в несовершенстве средств коммуникации. Несмотря на доработки, все линейные модели существенно упрощают понимание коммуникаций и не учитывают всей сложности коммуникационных процессов, что породило появление новых теорий. Например таких, как циркулярная модель У. Шрамма и Ч. Осгуда, которая отражает непрерывность коммуникации, двухступенчатая модель П. Лазарсфельда, предполагающая, что распространяемые сообщения не сразу воспринимаются реципиентом, а принимаются только после обсуждения с «лидерами мнений» (высокоавторитетными членами группы, мнения и советы которых по определенным вопросам имеют особую ценность для других) и т.д. Постепенно стали учитываться социокультурные характеристики самого субъекта, его изменяемость, включенность в социальные процессы. Так, если в рамках классической модели коммуникации представлялось возможным сравнить отправленную адресантом информацию с полученной адресатом (при этом чем больше было совпадение, тем эффективнее считалась социальная коммуникация), то с позиций современного подхода к пониманию социальных явлений и социального общения провозглашается невозможность такого сравнения. Так, Ю.М. Лотман отмечает, что для достижения идентичности в восприятии сообщения «нужны условия, в естественной ситуации практически недостижимые: для этого требуется, чтобы адресант и адресат пользовались полностью идентичными кодами, т. е., фактически, чтобы они в семиотическом отношении представляли бы как бы удвоенную одну и ту же личность» [3;13]. Понятно, что достичь этого невозможно, так как необходимо не только единство языка, но и языкового опыта, объема памяти, норм, традиций и т.д.

На современном этапе исследования коммуникации «подчеркивается ее не просто интерактивный, но трансактный (transactional) характер, заключающийся в том, что любой субъект коммуникации является отправителем и получателем сообщения не последовательно, а одновременно» [4]. Таким образом, человек постоянно принимает участие в коммуникационных взаимодействиях, при этом четко определить, где они начались, а где закончились представляется проблематичным. Более того, все общество предстает в качестве коммуникационной системы (Луман). Построение той или иной модели обусловлено тем, как автор трактует суть и механизмы коммуникации, что, в свою очередь, определено избранным подходом.

В неклассической исследовательской установке, с позиций которой написана эта статья, под социальной коммуникацией понимается сложная конструкторско-конституитивная активность по созданию и пониманию смыслов. Смысл не существует вне воспринимающего его сознания, он имеет место лишь там, где есть воспринимающий и конституирующий смыслы субъект. Вне субъекта нет смыслов, значит нет и социальной коммуникации. Под смыслом понимается такое образование, где знания и информация являют уникальную целостность, конституируемую субъектом коммуникации исходя из конкретного момента социального времени и занимаемого субъектом места в социальном пространстве. То есть с позиции «здесь и сейчас». Таким образом, смысл всегда субъективен и конститутивен, именно поэтому не может быть в чистом виде передан от одного субъекта к другому. Субъект в результате конструирования смысла, иначе социальной коммуникации, объективирует его в виде знаков, символов, текстов, осознанных жестов, делая смысл открытым для восприятия и понимания другими субъектами. Это значит, что социальная коммуникация всегда имеет символическую природу. Смысл всегда создается «здесь и сейчас», конкретным субъектом, в конкретный период времени, отсюда – его связь с определенным социальным контекстом. Одному и тому же событию придается различный смысл в зависимости от ситуации, социального статуса, субъектов коммуникации, условий, субъективных переживаний и т.д.. Такая трактовка смысла возможна, если понимать его в качестве постоянно трансформирующегося, изменяющегося образования. Другими словами, смысл – это не незыблемая, объективная истина, как он понимался с позиций классической рациональности, а, наоборот, текучее и динамичное образование, результат со-творчества одного (автокоммуникация) или нескольких субъектов (групповая, межличностная, массовая). Коммуникация начинает пониматься как диалог и даже как полилог, в ходе которого происходит смыслотворчество. Под смыслотворчеством следует понимать совместное создание смыслов субъектами общения. Особенно наглядно это можно проиллюстрировать на примере межличностной коммуникации или общения «лицом-к-лицу» (П. Бергер и Т. Лукман). Перед коммуникацией каждый ее участник продуцирует свои собственные смыслы, но тот смысл, который рождается в процессе коммуникационного взаимодействия, не будет им полностью соответствовать, это всегда новый смысл. Таким образом, смысл как бы ускользает, о чем, в частности, говорят постмодернисты, придавая однако этому свойству смысла радикальное значение. Так, например, Ж. Деррида рассматривает социальную реальность в виде текста, который интерпретируется по-разному, а значит в его множестве пластов создается такое же множество смыслов.

Важно отметить, что смыслотворчество непосредственно связано с процессом двойного конструирования. Понятие «двойное конструирование» отчасти заимствовано у П. Бурдье. В данном случае мы говорим о его концепции двойного структурирования социальной реальности. Напомним, что его концепция описывает два взаимосвязанных процесса: с одной стороны, зависимость поступков и действий людей от объективных структур, которые существуют в любой социальной системе, с другой, – создание данных структур самими людьми в процессе практического освоения социальной действительности. Мы же говорим о конструировании, так как нами рассматриваются не объективные структуры, существующие независимо от сознания, а представления субъектом социальной реальности, оформленные в виде той или иной картины социальной реальности. Социальная коммуникация при таком подходе есть процесс одновременного конструирования картины социальной реальности и самого субъекта коммуникации, то есть, создавая ту или иную картину вместе с другими, сам субъект изменяется. Другими словами, создатель оказывает влияние на продукт, продукт, в свою очередь, оказывает влияние на субъект, и это происходит одновременно. Трудно не согласиться с О.И. Матьяш, что «коммуникация – процесс, в котором мы конструируем не только свою социальную реальность (или реальности), но и свое собственное «я»» [4]

Социальная коммуникация является необходимым элементом человеческой жизни. Большинство современных философов отмечают коммуникативную природу человеческого сознания, что подтверждается утверждениями такого рода: «я не могу существовать без постоянного общения и взаимодействия с другими людьми» [1;43]. Способность к общению, таким образом, воспринимается как врожденная, то есть изначально присущая особенность человека ввиду интенциональности его сознания. Нужен ли для коммуникации субъекту обязательно другой субъект? «Другой» всегда предполагается, даже когда речь идет об автокоммуникации, то есть внутриличностной коммуникации, только в данном случае субъект коммуницирует с вымышленным субъектом внутри собственного сознания. Таким образом, коммуникативность субъекта выражается также в его коллективности. Например, человек долгое время находящийся в пустыне, видит мираж, но думает, что видит оазис. Однако пообщавшись со своим другом, который разделяет с ним тяготы длительного пребывания без воды, он понимает, что оазис видит только он и тогда формируется новый смысл. Приходит осознание того, что это только фантазия, человек конструировал смыслы в рамках одного определенного ноэзиса (в данном случае – это фантазия).

Коммуникация интерсубъективна, вместе с другими субъект конструирует реальность, которую сам вместе с другими переживает. Совокупность созданных смыслов формирует ту или иную картину, например, философскую, религиозную, научную. Но это не означает, что человек произвольно и безнаказанно может творить социальную реальность. Он может изменять лишь свое восприятие этой реальности, при этом изменяется не столько картина, сколько мировоззрение. Так как картина – это коллективное образование, предполагающее взгляд субъекта со стороны, противопоставление себя и социальной реальности, а мировоззрение тесно связано с личностью, вплетено в человеческую жизнь и не может быть «вырвано» из нее. Мировоззрение имеет своим гносеологическим условием созерцание, то есть непроблематизированное восприятие мира, непосредственную данность предметностей мира в сознании, тогда как картина базируется на деятельности мышления, всегда осуществляющего процедуры целеполагания, представления, дихотомии, объективации и абстрагирования. Отсюда и возникает целенаправленный взгляд на социальную реальность, который превращает ее в объект анализа и исследования и получает воплощение в виде различных картин. Таким образом, понятие «картина» фиксирует особую позицию автора данной статьи: во-первых, противопоставленность субъекта социальной реальности, во-вторых, его участие в конструировании этой реальности.

Как уже отмечалось, картина социальной реальности есть продукт смыслотворчества множества социальных субъектов. В процессе коммуникации социальными агентами осуществляется поддержание социальной реальности, ее «проговаривание» [1], при этом каждый вносит свой вклад в конструирование того или иного видения общества. Другими словами, реальность, в которой мы живем, – это не просто наша реальность, наше видение общества, это видение, которое формируется в актах коммуникации с другими субъектами. Так, В. Лекторский отмечает, что без коммуникации с другими не было бы вообще познавательного процесса. При этом другой индивид, согласно его конструктивному реализму – это не просто конструкция его сознания, а в некотором смысле часть его самого, «без него я не был бы самим собою, не существовало бы моего Я, не было бы возможно и познание в его специфически человеческих формах» [2; 37].

Так, понятая социальная коммуникация, во-первых, выступает условием возможности существования социокультурнообусловленного, изменяющегося субъекта, во-вторых, конструируемой и конституируемой им совместно с другими субъектами картины социальной реальности. Данный тезис знаменует отказ от классического понимания социальной реальности как объективной данности, не зависящей от человека, а также от понимания коммуникации как простого способа передачи данных.

В ходе исследования были выявлены основные современные тенденции в исследовании социальной коммуникации, еще раз тезисно очертим их: понимание коммуникации как условия создания, поддержания и конструирования социальной реальности; учитывание роли культуры и конкретного социального контекста; признание символической природы коммуникации, трактовка языка в качестве условия и средства ее осуществления; раскрытие коммуникации через понятие «смысл»; акцентирование внимания на диалогичных (двухсторонних) моделях социального общения.

Рецензенты:

Тихонов А.А., д.филос.н., профессор, зав. кафедрой философии, ФГБОУ ВПО «Ульяновский педагогический университет им. И.Н. Ульянова», г. Ульяновск;

Баранец Н.Г., д.филос.н., профессор кафедры философии ФГБОУ ВПО «Ульяновский государственный университет», г. Ульяновск.

Работа поступила в редакцию 08.10.2013.


Библиографическая ссылка

Армер Е.В. СОЦИАЛЬНЫЕ КОММУНИКАЦИИ И КАРТИНА СОЦИАЛЬНОЙ РЕАЛЬНОСТИ: КЛАССИЧЕСКИЙ И СОВРЕМЕННЫЙ ПОДХОДЫ К ПОНИМАНИЮ СВЯЗИ // Фундаментальные исследования. – 2013. – № 10-7. – С. 1621-1625;
URL: http://fundamental-research.ru/ru/article/view?id=32637 (дата обращения: 18.02.2019).

Предлагаем вашему вниманию журналы, издающиеся в издательстве «Академия Естествознания»
(Высокий импакт-фактор РИНЦ, тематика журналов охватывает все научные направления)

«Фундаментальные исследования» список ВАК ИФ РИНЦ = 1.252