Научный журнал
Фундаментальные исследования
ISSN 1812-7339
"Перечень" ВАК
ИФ РИНЦ = 1,118

КОМПЛЕКСНОЕ ЛУЧЕВОЕ ИССЛЕДОВАНИЕ В ДИАГНОСТИКЕ РАКА ПРЕДСТАТЕЛЬНОЙ ЖЕЛЕЗЫ

Насруллаев М.М. 1
1 ГАУЗ «Республиканский клинический онкологический диспансер МЗ РТ»
Проведена оценка информативности современных методов лучевой визуализации в диагностике рака предстательной железы. Обследовано 87 пациентов, средний возраст которых составил 68,5 ± 5,7 лет. При пальцевом ректальном исследовании установлено увеличение размеров железы у 52 пациентов, повышение плотности железы – у 39 больных, наличие отдельных узлов повышенной плотности ‒ у 33 больных. Средний показатель уровня простат-специфического антигена в сыворотке крови у обследуемых пациентов составил 16,1 ± 6,65 нг/мл. При трансректальном ультразвуковом исследовании (ТРУЗИ) у 52 больных выявлен гипоэхогенный очаг, у 20 – изохогенный и у 13 ‒ очаг смешанной эхогенности. У 65 больных выявлена патологическая васкуляризация с дезинтеграцией и деформацией сосудистого рисунка. Проведено сопоставление данных, полученных при ТРУЗИ, с показателями шкалы Глисона. Установлено, что гипоэхогенный очаг чаще встречается при сумме баллов 5–7 и менее 5 баллов, изоэхогенная опухоль чаще при сумме баллов 5–7. Патологическая васкуляризация с дезинтеграцией и деформацией сосудистого рисунка чаще диагностирована в группе больных с суммой баллов 5–7. При МР-томографии на Т2-взвешенных изображениях опухоль имела гипоинтенсивный сигнал у 33 пациентов, а при динамическом контрастировании характерно было позитивное контрастирование, сильное и раннее увеличение сигнала.
рак предстательной железы
ультразвуковое исследование
патологическая васкуляризация
МР-томография
шкала Глисона
1. Аляев Ю.Г., Терновой С.К., Синицын В.Е. и др. Диагностические возможности эндоректальной магнитно-резонансной томографии в стадировании рака предстательной железы // Онкоурология. – 2007. – № 3. – С. 52–57.
2. Безруков Е.А. Клинико-диагностический подход к стадированию рака простаты // Фундаментальные исследования в уронефрологии: материалы Российской научной конференции с международным участием. – Саратов, 2009. – С. 38–43.
3. Давыдов М.И., Аксель Е.М. Статистика злокачественных новообразований в России и странах СНГ // Вестн РОНЦ им. Н.Н. Блохина РАМН. – 2009. – № 20(3) (прил. 1).
4. Демешко П.Д. Роль магнитно-резонансной томографии в оценке степени местного распространения опухолевого процесса у больных раком предстательной железы // Онкологический журнал. – 2010. – № 4. – С. 47–55.
5. Китаев С.В. Диагностические возможности магнитно-резонансной томографии с использованием катушки для тела в определении стадии рака предстательной железы // Онкоурология. – 2008. – № 4. – С. 25–29.
6. Кислякова М.В., Платицын И.В., Гажонова В.Е. Возможности ТРУЗИ с ультразвуковой ангиографией в оценке местного распространения рака предстательной железы // Медицинский журнал «Sono Ace-International». – 2006. – № 14.
7. Прогностическая ценность дооперационной диагностики клинически локализованного и местно-распространенного рака предстательной железы / В.Б. Матвеев, М.И. Волкова, А.А. Митин, С.А. Калинин, В.Д. Ермилова // Урология. – 2009. – № 9. – С. 37–41.
8. Переверзев А.С., Коган М.И. Рак простаты. – Харьков: Факт, 2004. – 231 с.
9. Пушкарь Д.Ю., Бормотин А.В., Говоров А.В. Алгоритм ранней диагностики рака предстательной железы // РМЖ. – 2003. – № 8. – С. 483–487.
10. Atanade H. Mass screening program for prostatic cancer in Japan // Jpn. J. Canser Clin. – 2001. – Vol. 46. – P. 54–62.
11. Auvain J.L., Bourscheid D., Bloqueau P.Val of Power Doppler and 3D Vascular Sonography as a Method for Diagnosis and Staging of Prostate Cancer // European Urology. – 2003. – Vol. 44. – P. 21–31.
12. Gajonova V., Zoubarev A., Chuprik-Malinovskaya T., Matyakin G. V 3-D Transrectal Contrast enhanced Power Doppler sonography in the follow up study during radiotherapy in prostate cancer // RSNA. – 2000. – Vol. 11. – P. 346–347.
13. Hompson I, Thrasher JB. Aus G and Prostate Canser Clinical Guideline Update Panel. Guideline for the Management of Clinically Localized Prostate // 2007 Update J Urol. – 2007. – № 177. – Р. 2106–2131.
14. Wang L., Hricak L., Kattan M.W. et al. Prediction of organ-confined prostate cancer: incremental value of MR imaging and MR spectroscopic imaging to staging nomograms. Radiology. – 2005. – Vol. 238, № 2. – Р. 59–603.

Рак предстательной железы в настоящее время является одним из наиболее часто встречающихся злокачественных заболеваний у мужчин. Ранняя диагностика РПЖ в последнее десятилетие приобрела особую актуальность вследствие неуклонного роста заболеваемости [3, 5].

В экономически развитых странах мира среди причин смерти рак предстательной железы занимает второе место после рака легких. По величине прироста в Российской Федерации рак предстательной железы занимает второе место после меланомы [2].

Выявление рака предстательной железы на ранних стадиях и оценка распространенности опухолевого процесса является актуальной проблемой, т.к. определяет выбор оптимальной тактики лечения [7]. Распространение опухолевого процесса за пределы предстательной железы и особенно вовлечение семенных пузырьков в процесс ухудшает прогноз заболевания [5, 13].

В последнее десятилетие отмечается широкое внедрение в практическое здравоохранение современных высокоинформативных методов диагностики, что несомненно повысило качество ранней диагностики рака предстательной железы [5, 6, 8, 9, 11].

Тем не менее до 70 % пациентов обращаются за медицинской помощью на поздних стадиях, при которых невозможно проведение адекватного радикального лечения, что несомненно отражается на прогнозе заболевания [5, 10].

Современная лучевая диагностика рака предстательной железы получила дальнейшее развитие в связи с внедрением новых методов визуализации, таких как магнитно-резонансная томография и соноэластография [1,4, 11, 12, 14].

Важным является не только обнаружение патологического очага в предстательной железе, но и его дифференциация, определение распространенности опухолевого процесса. Указанное становится актуальным при разработке принципиально новых подходов к лечению – комбинированных и комплексных методов лечения.

Цель исследования – изучить значение современных методов ультразвукового исследования (ЦДК кровотока, ЭД, 3Д, соноэластография) и МР-омографии в комплексе в диагностике и оценке распространенности при раке предстательной железы.

Материалы и методы исследования

Для выполнения поставленной цели нами обследовано 87 пациентов, средний возраст которых составляет 68,5 ± 5,3 лет. Всем пациентам проводилось пальцевое ректальное исследование (ПРИ), клинико-биохимическое исследование, а также определение уровня простат-специфического антигена (ПСА) в сыворотке крови. Следующий этап обследования включал ультразвуковое трансабдоминальное и трансректальное исследование в В-режиме, с последующим использованием методик цветового допплеровского картирования кровотока, энергетической допплерографии, 3-мерной допплерографии, соноэластографии. Последующий этап обследования включал МР-томографию.

Для выполнения ТРУЗИ использовали ультразвуковые аппараты Logig 9 и AECUVIX XG (MEDISON) с конвексным датчиком для абдоминального исследования 3,5–5 Мгц и внутриполостным конвексным датчиком 7,5–10 Мгц.

Магнитно-резонансная томография проводилась на томографах SIGNA 1.5T ECHOSPEED производства компании «GE» и SIEMENS (Германия) MAGNETOV SYMPHONI 1.5 Т.

Диагностическое обследование завершилось выполнением мультифокальной трансректальной биопсии под ультразвуковым контролем с последующим морфологическим исследованием полученного материала.

Результаты исследования и их обсуждение

Пальцевое ректальное исследование выполнено всем 87 пациентам. При ПРИ акцентировали внимание на наличие асимметрии железы, на плотность, размеры железы, подвижность слизистой прямой кишки над железой, наличие отдельных узлов.

При ПРИ установлено наличие асимметрии железы у 16 больных, увеличение размеров простаты – у 52 пациентов, повышение плотности железы – у 39 больных, наличие отдельных узлов повышенной плотности ‒ у 33 и ограничение подвижности слизистой прямой кишки над железой ‒ у 3 больных.

Определение уровня ПСА в сыворотке крови проведено всем больным. Средний показатель уровня простат-специфического антигена в сыворотке крови у обследуемых пациентов составил 16,1 ± 6,65 нг/мл.

Следующий этап обследования включал ультразвуковое исследование, которое проведено всем 87 больным.

При ТРУЗИ у 29 пациентов выявлена неровность контуров железы. У 52 (59,8 %) больных выявлен гипоэхогенный очаг с четкими контурами и дифференциацией от окружающей неизменной ткани предстательной железы.

У 20 (23 %) больных опухоль визуализировалась в виде изоэхогенного образования. Изоэхогенные образования вызывали определенные затруднения в диагностике в связи с нечеткой дифференциацией границы опухоли и неизмененной ткани предстательной железы.

У 13 (14,9 %) больных опухоль определялась в виде очага смешанной эхогенности и у 2 (2,3 %) пациентов ‒ как гиперэхогенное образование. Патологический очаг у 55 пациентов локализовался в периферической зоне, у 9 – в центральной и у 23 – в переходной зоне.

По нашим данным, чувствительность ТРУЗИ при РПЖ составила 73,9 %, специфичность ‒ 57,7 %, точность ‒ 71,9 %.

При ТРУЗИ с использованием ЦДК кровотока, энергетической и трехмерной допплерографии у 65 больных выявлена патологическая васкуляризация с дезинтеграцией и деформацией сосудистого рисунка. Увеличение количества кровеносных сосудов и их концентрации с преимущественной локализацией в периферической зоне выявлено у 33 больных и у 39 пациентов ‒ внутриопухолевая локализация кровеносных сосудов.

Из 52 больных с гипоэхогенным очагом патологическая васкуляризация выявлена у 30 пациентов, что составило 80,8 %. Из 20 пациентов с изоэхогенными признаками опухоли патологическая васкуляризация диагностирована у 17 (80 %) и из 13 больных с образованиями предстательной железы смешанной эхогенности патологическая васкуляризация установлена в 6 (46,2 %) случаях.

По нашим данным, чувствительность УЗИ в сочетании с ЦДК кровотока, ЭД и 3Д при раке предстательной железы составила 86,1 %, специфичность ‒ 74,3 %, точность ‒ 83,5 %.

Соноэластография проведена 17 больным с подозрением на рак предстательной железы, при этом установлено, что для 15 пациентов был характерен очаг с черной окраской.

При включении эластографии в диагностический алгоритм комплексной диагностики рака предстательной железы чувствительность составила 91,7 %, специфичность ‒ 79,8 %, точность ‒ 86,3 %.

При сопоставлении данных, полученных при УЗИ с показателями гистоморфологической градации опухоли по шкале Глисона, установлено: гипоэхогенный очаг чаще встречается при сумме баллов 5–7 и менее 5 баллов, изоэхогенная опухоль чаще при сумме баллов 5–7. Патологическая васкуляризация с дезинтеграцией и деформацией сосудистого рисунка чаще диагностирована в группе больных с суммой баллов 5–7.

На следующем этапе обследования 39 больным проведена магнитно-резонансная томография. При МР-томографии РПЖ имел различные проявления. У 33 пациентов при МРТ патологический очаг визуализировался в периферических отделах предстательной железы, на Т2-взвешенных изображениях опухоль имела преимущественно гипоинтенсивный сигнал с нечеткими контурами. У 6 больных очаг локализовался в центральном отделе предстательной железы, на Т2-взвешенных изображениях наблюдалась гиперинтенсивность сигнала.

Нами проведено сопоставление данных, полученных при МР-томографии, с показателями шкалы Глисона. При этом выявлено, что гипоинтенсивный очаг на Т2-взвешенных изображениях без четких границ визуализировался у 10 больных с суммой баллов до 5, у 16 больных ‒ при сумме баллов от 5 до 7 и у всех больных ‒ с суммой баллов более 7.

МР-томография с динамическим контрастированием выполнена 21 больному. При анализе полученных результатов МР-томографии с динамическим контрастированием выделены следующие характерные признаки: позитивное контрастирование, неоднородное контрастирование, эффект «вымывания» контрастного препарата.

При РПЖ позитивное контрастирование наблюдалось в 97,7 %, неоднородное контрастирование – в 19,4 %, эффект «вымывания» – в 98,9 %. Для РПЖ характерным было сильное и раннее увеличение сигнала. Усиление достигало наибольшей степени в течении первых 1,5–2 минут, после внутривенного введения контрастного препарата. По интенсивности сигнала были построены кривые контрастирования, представляющие собой зависимость интенсивности сигнала от времени в фиксированных точках, в период диагностического контрастирования.

Анализ величины интенсивности сигнала и скорости накопления контрастного препарата позволяет определить степень васкуляризации опухоли, а также вовлечение в опухолевый процесс прилежащих органов и тканей.

После проведенного анализа полученных данных выявлено: переход опухолевого процесса на перипростатическую клетчатку у 3 больных, у 3 – на семенные пузырьки и у 1 больного ‒ на шейку мочевого пузыря. Увеличение лимфатических узлов выявлено у 16 пациентов.

По нашим данным, чувствительность МР-томографии с динамическим контрастированием при РПЖ составила 91,3 %, специфичность ‒ 83,9 %, точность ‒ 89,7 %.

Комплексное применение всех методов лучевого исследования (УЗИ в В-режиме, цветовое допплеровское картирование кровотока, энергетическая допплерография, 3-мерная допплерография, эластография, МР-томография) позволяет улучшить диагностику рака предстательной железы, показатели при этом оказались наилучшими – чувствительность составила 93,7 %, специфичность – 87,5 %, точность – 90,7 %.

После проведенного анализа полученных данных пациенты были распределены по стадиям: Т1 стадия установлена у 8 больных, что составило 9,1 %, Т2 стадия – у 22 пациентов (25,3 %),Т3 стадия – у 56 больных (64,4 %) и Т4 стадия – у 1 пациента (1,1 %).

Заключение

Анализ полученных данных свидетельствует о том, что РПЖ визуализировался в большинстве случаев как гипоэхогенное образование, с преимущественной локализацией в периферической зоне.

Характерным допплерографическим признаком РПЖ является патологическая васкуляризация с дезинтеграцией и деформацией сосудистого рисунка.

При МР-томографии с динамическим конрастированием для РПЖ характерным было позитивное контрастирование с сильным и ранним увеличением сигнала, усиление которого достигало наибольшей степени в течении первых 1,5–2 минут, после внутривенного введения контрастного препарата.

Использование современных методов лучевой диагностики (ультразвуковое исследование с ЦДК кровотока, ЭД, 3Д, соноэластография, МР-томография с динамическим конрастированием) в комплексе позволяет повысить эффективность диагностики и распространенность опухолевого процесса при раке предстательной железы, что несомненно способствует выбору рациональной тактики лечения.

Рецензенты:

Клюшкин И.В., д.м.н., профессор кафедры общей хирургии, ГБОУ ВПО «Казанский государственный медицинский университет» Министерства здравоохранения и социального развития Российской Федерации, г. Казань;

Гилязутдинов И.А., д.м.н., профессор кафедры лучевой диагностики, ГБОУ ДПО «Казанская государственная медицинская академия» Министерства здравоохранения Российской Федерации», г. Казань.

Работа поступила в редакцию 11.07.2013.


Библиографическая ссылка

Насруллаев М.М. КОМПЛЕКСНОЕ ЛУЧЕВОЕ ИССЛЕДОВАНИЕ В ДИАГНОСТИКЕ РАКА ПРЕДСТАТЕЛЬНОЙ ЖЕЛЕЗЫ // Фундаментальные исследования. – 2013. – № 7-3. – С. 602-605;
URL: http://fundamental-research.ru/ru/article/view?id=32064 (дата обращения: 19.10.2018).

Предлагаем вашему вниманию журналы, издающиеся в издательстве «Академия Естествознания»
(Высокий импакт-фактор РИНЦ, тематика журналов охватывает все научные направления)

«Фундаментальные исследования» список ВАК ИФ РИНЦ = 1.252