Научный журнал
Фундаментальные исследования
ISSN 1812-7339
"Перечень" ВАК
ИФ РИНЦ = 1,074

МЕТАИНДИВИДУАЛЬНЫЕ И ИНТРАИНДИВИДУАЛЬНЫЕ ХАРАКТЕРИСТИКИ ОТЦОВ В СВЯЗИ С КОНФИГУРАЦИЕЙ СЕМЬИ

Егорова Е.Н. 1
1 Пермский государственный гуманитарно-педагогический университет
В настоящем исследовании семья рассматривается в контексте системного подхода (Belsky, Barends, 2002) и концепции метаиндивидуальности (Мерлин, 1986; Вяткин, 1999), что позволяет исследовать отцовство как метаиндивидуальную характеристику. На основании эмпирических данных обсуждаются взаимосвязи метаиндивидуальности (восприятия семейного окружения) и интраиндивидуальности (личностных свойств) отцов, имеющих одного ребенка, и отцов с двумя детьми. Средний возраст мужчин с одним ребенком: М = 31,02; SD = 5,22; с двумя детьми: М = 39,29; SD = 7.26. С целью изучения личностных особенностей мужчин-отцов (интраиндивидуальности) использовался «Личностный опросник Г. Айзенка» (EPI) и «Опросник уровня субъективного контроля» (Е.Ф. Бажин, Е.А. Голынкина, А.М. Эткин). Для исследования параметров семейной среды (метаиндивидуальности) использовался опросник «Шкала семейного окружения» Р. Мооз (в адаптации Куприянова С.Ю., 1985). По данным параметрического корреляционного анализа структура взаимосвязей между свойствами личности и показателями семейного окружения у отцов, имеющих одного ребенка и двух детей, существенно отличаются. В семьях с одним ребенком личностные особенности отца взаимосвязаны с показателями семейного окружения, тогда как в семьях с двумя детьми такие связи редки. Следовательно, у отцов с одним ребенком метаиндивидуальность и интраиндивидуальность образуют единую структуру, а у отцов с двумя детьми – дифференцированы на две самостоятельные подструктуры.
метаиндивидуальность
интраиндивидуальность
отцовство
личность
восприятие семейного окружения
1. Архиреева Т.В. Гендерная идентичность мужчин как детерминанта мотивационно-ценностных компонентов отцовства // Семейная психология и семейная терапия. – 2007. – № 1 – С. 27
2. Архиреева Т.В., Полевая Е.В. Мотивация отцовства как детерминанта отношения отца к ребёнку // Семейная психология и семейная терапия. – 2006. – № 1. – С. 75–86.
3. Архиреева Т.В., Федосова О.В. Психологическая готовность к отцовству у мужчин в возрасте от 16 до 35 лет // Семейная психология и семейная терапия. – 2008. – № 1. – С. 3–11.
4. Барский Ф.И. Наследственные и средовые факторы в восприятии семьи подростками: автореф. дис. ... канд. психол. наук: 19.00.01: защищена 26.10.10. – М., 2010. – 24 с.
5. Дорфман Л.Я. Метаиндивидуальный мир: Методологические и теоретические проблемы. – М.: Смысл, 1993. – 456 с.
6. Кон И.С. Отцовство как компонент мужской идентичности // Демоскоп\уеек1у. 2006, № 237.– С. 236–238.
7. Кон И.С. Мужчина в меняющемся мире. – М.: Время, 2009. – С. 420–496
8. Корниенко Д.С., Баландина Л.Л., Харламова Т.М. Интегральная индивидуальность и конфигурация семьи: монография. Перм. гос. пед. ун-т. – Пермь, 2011. – 222 с. – 13,87 п.л.
9. Корниенко Д.С. Проблема метаиндивидуальности в детско-родительских отношениях // Психология. Журнал высшей школы экономики. – 2010. – Т. 7. № 2. – С. 124–137.
10. Кочубей Б.И. Мужчина и ребёнок. – М.: Знание, 1990. – 79 с.
11. Мерлин В.С. Очерк интегрального исследования индивидуальности. – М.: Педагогика, 1986. – 254 с.
12. Шэффер Д. Дети и подростки: психология развития. – 6-е изд. – СПб.: Питер, 2003. – 976 с.
13. Belsky J. Personality and parenting / J. Belsky, N. Barends // Handbook of parenting. Children and parenting / M.H. Bornstein (ed.). 2002. Vol. 1. Mahwah, NJ: Lawrence Erlbaum Associates. – P. 415–438.
14. Fthenakis, W.E.: Vater, Band II, Zur Vater-Kind-Beziehung in verschiedenen Familien-Strukturen. – Munchen: Urban & Schwarzenberg, 1988.
15. Lamb M.E. Introduction: The emergent American father. In M.E. Lamb (Ed.), The father’s role: Crosscultural perspectives. – Hillsdale. N.J., 1987. – Р. 3–25

В настоящее время существует большое количество исследований роли матери, влияния материнства на развитие личности женщины. Эти исследования имеют самый широкий спектр направленности: от исследования беременности (Брутман В.И., 2002; Васильева О.С., 2001; Кочанова Л.В., 2002), готовности к материнству (Мещерякова С.Ю., 2000; Филиппова Г.Г., 2001), личностных изменений женщины, связанных с переходом к родительству (Захарова Е.И., 2003; Исенина Е.И., 2003; Леус Т.В., 2000) до факторов и условий девиаций материнства (Брутман В.И., 2001; Варга А.Я., Родионова М.С., 2000).

Особенности отцовства, эмоционально-мотивационные и ценностно-смысловые аспекты роли отца мало изучены [15]. Более того, в теоретическом плане нет концепции отцовства, а также мало эмпирических фактов, позволяющих делать какие-либо заключения в данной области знаний. Как отмечает Т.В. Архиреева [3], одной из причин такого положения в зарубежной психологии являлась принятая точка зрения, что для развития детей отцы менее важны, чем матери.

Отечественные психологи также почти не занимались данной проблемой. Возможно, это связано с социальной ситуацией воспитания ребенка в семье. Б.И. Кочубей в книге «Мужчина и ребенок» [10] показал, что разрушение патриархальной семьи привело к тому, что в нашей стране воспитание превратилось в дело женщин. Однако, на наш взгляд, совершенно неправомерно отводить отцам второстепенную роль в воспитании ребенка.

Согласно Д. Шефферу, существенные изменения в понимании семьи связаны с представлением о семье как социальной системе [12]. Активное развитие такая точка зрения получила благодаря работам Дж. Белски [13]. Одним из важнейших итогов такого системного подхода к семье является необходимость отхода от привычной схемы «мать – ребенок» в пользу более целостного взгляда на всех членов семьи. Исходя из такого понимания семьи, можно утверждать, что отец занимает свое, особое место в семейной системе, не являясь менее значимым вторым родителем.

В нашей работе семья рассматривается с точки зрения концепции метаиндивидуальности [11], которая решает вопрос о взаимодействии системы интегральной индивидуальности с окружающей действительностью и с миром [5]. Термин интраиндивидуальности синонимичен понятию «индивидуальность» или «интегральная индивидуальность» и описывает те свойства, которые присущи человеку. В свою очередь, метаиндивидуальность – это психологическая характеристика отношения людей к данной конкретной индивидуальности [11].

Большинство работ по изучению метаиндивидуальности выполнено на выборках учителей и учеников (Васильева, 1976, Гордецова, 1978; Марголина, 1996; Вяткина, 1996; Субботин, 1993). Однако в работах Д.С. Корниенко, Л.Л. Баландиной, Т.М. Харламовой взгляд устремлен на семью с позиции концепции метаиндивидуальности как на социальную группу, позволяющую рассмотреть специфику взаимовлияний субъектов на индивидуальности друг друга, выделить метаиндивидуальные характеристики и отдельные метаиндивидуальные свойства [8].

В качестве характеристик метаиндивидуальности мы рассмотрим внутрисемейные отношения, в частности, восприятие отцом своего семейного окружения, в качестве интраиндивидуальных – личностные характеристики отца.

Внутрисемейные отношения как характеристика метаиндивидуальности

Понятие метаиндивидуальности применимо к рассмотрению семьи, так как соответствует теории интегральной индивидуальности на основании следующих положений:

1. Система социальных отношений, складывающаяся в семье, позволяет каждому члену вступать во взаимодействие с социальной действительностью и тем самым проявлять собственную индивидуальность в данной группе [9].

2. Особенности социальной группы, в данном случае конфигурация и специфика семьи (например, количество членов семьи и специфика отношений между ними), определяют характеристики метаиндивидуальности каждого ее члена. Например, если матери считают, что отцы должны больше времени уделять ребенку, то это приводит к тому, что отец начинает больше вникать в происходящее с ребенком, больше занимается с ним (Ellis, McFadyenn Ketchum et al., 1999; Coley, Hernandez, 2006) [9].

В семейные отношения в однодетной семье включены три индивидуальности: двое родителей и ребенок и, соответственно, три метаиндивидуальности. Взаимодействие и взаимовлияние родителей и ребенка на сегодняшний день рассматривается с позиции «транзактной модели» влияния в семье (Collins et al., 2000; Шеффер, 2003). То, какой семейный (метаиндивидуальный) контекст задают родители, насколько согласованы их собственные характеристики по отношению к ребенку, будет определять как их общее взаимодействие с ребенком, так и взаимодействие отдельно матери и отца [8].

В данной работе рассматривается такой компонент внутрисемейных отношений, как восприятие отцом своего семейного окружения. Для исследования воспринимаемой среды Р. Моозом был разработан опросник, позволяющий оценить параметры среды применительно к семье. Первые исследования восприятия человеком своего социального окружения начались в психологии еще в 1930-е гг. (Lewin, 1936; Murray, 1938). Самостоятельная теория восприятия различных психологических аспектов жизненной среды была разработана в начале 1970-х Р. Моозом (Moos, 1968; 1972; 1974), который, основываясь на теории «давления» Г. Мюррея, ввел понятие «воспринимаемой среды». В своих работах Г. Мюррей говорит о наличии двух типов воздействия среды на человека: объективное (внешнее, прямое воздействие среды) и воспринимаемое воздействие (интерпретируется человеком в совокупности с прошлым опытом воздействия среды) [4].

Личность отца как характеристика интраиндивидуальности

Выполнение родительской роли через призму личности родителя позволяет по новому взглянуть на феномен отцовства (Fthenakis, 2000; Архиреева, 2006, 2008; Портнова, Борисенко, 2006).

Обращаясь к метаиндивидуальному подходу в рассмотрении семьи, можно утверждать, что в основе метаиндивидуальности лежат свойства интраиндивидуальности, т.е. взаимодействие в семье определяется не только самой группой, но и теми характеристиками личности (или интраиндивидуальности), которыми обладают родители или дети [8]. Следовательно, личностные особенности отца оказывают влияние на его собственную метаиндивидуальность и на метаиндивидуальность и интраиндивидуальность всех членов семьи.

Исследования немецкого ученого В. Фтенакиса показали, что вовлеченные в воспитание своих детей мужчины показывали менее ригидное понимание мужской роли и стереотипа мужественности, они рассматривали отцовство как важнейший фактор своей мужской роли, таким образом, идентифицируя себя с собственным отцом [14].

Работы Архиреевой Т.В., Полевой Е.В., Федосовой О.В. посвящены изучению гендерной идентичности мужчины, мотивации отцовства и психологической готовности к отцовству. Выяснилось, что характер полоролевой идентификации мужчины может способствовать реализации его в роли отца, а может ее затруднять [1]. Авторы отмечают, что мотивация отцовства является одной из детерминант отношения отца к ребенку [2]. Кроме того, возраст является важной предпосылкой психологической готовности к отцовству [3].

И.С. Кон утверждает, что успешное функционирование в роли отца невозможно без ее интернализации, которая, в свою очередь, «встраивает» отцовство в самосознание личности, ее «Я-концепцию» и «образы Я» [6, 7].

Подводя итоги, хотелось бы отметить, что интерес к феномену отцовства появился в зарубежной психологии в начале XX века, однако большее внимание авторы уделяли влиянию отца на психическое развитие ребенка. В отечественной психологии этот интерес еще только зарождается. Однако в связи с изменениями социально-демографической ситуации в России становится очевидным необходимость рассмотрения проблемы отцовства в психологической плоскости.

На наш взгляд, одним из актуальных направлений исследования является изучение отцовского поведения, которое включает в себя личностные особенности отца и оценку семейной среды. На основе системного подхода к рассмотрению семьи (Belsky, Barends, 2002) и концепции метаиндивидуальности (Мерлин, 1986; Вяткин, 1999) возможно рассмотреть отцовское поведение как метаиндивидуальную характеристику. До настоящего момента с позиции концепции метаиндивидуальности не проводилось комплексного исследования отцов, включающего сравнение психологических характеристик, оценок параметров семейной среды мужчин.

На сегодняшний день в отечественной науке отсутствуют исследования, в которых бы было показано, как личность отца формируют отцовское поведение, в чем специфика отцовского поведения в разных семьях.

Итак, целью нашего исследования является анализ взаимосвязей личностных свойств и параметров семейного окружения отцов в семьях с разной конфигурацией (с одним ребенком и с двумя детьми). В терминах концепции метаиндивидуальности мы планируем рассмотреть отцовство как метаиндивидуальную характеристику.

Материалы и методы исследования

Выборка состоит из 60 мужчин, из них 30 имеют только одного ребенка и 30 имеют двух и более детей. Все дети являются родными, 53 % являются отцами девочек, 47 % выборки ‒ отцы мальчиков. Возраст: мужчин с одним ребенком: М = 31,02; SD = 5,22; с двумя детьми: М = 39,29; SD = 7.26

С целью изучения личностных особенностей мужчин отцов (интраиндивидуальности) были отобраны следующие методики. Личностный опросник Г. Айзенка (EPI) – показатели: экстраверсия-интроверсия, нейротизм и социальная желательность. Опросник уровня субъективного контроля (Е.Ф. Бажин, Е.А. Голынкина, А.М. Эткин) – показатели интернальности.

Для исследования параметров семейной среды (метаиндивидуальности) использовался опросник «Шкала семейного окружения» Р. Мооз (в адаптации Куприянова С.Ю., 1985), которая позволяет получить три группы показателей: показатели отношений между членами семьи, показатели личностного роста, показатели управления семейной системой.

Для статистической обработки использовался корреляционный анализ Пирсона.

Исследование выполнено при поддержке РГНФ (проект 12-36-01315).

Результаты исследования и их обсуждение

На основе корреляционного анализа были установлены взаимосвязи личностных свойств (интраиндивидуальности) и параметров семейного окружения (метаиндивидуальности) у мужчин, имеющих одного ребенка (табл. 1).

Обнаружены положительные взаимосвязи показателей интернальности с параметрами семейного окружения. Например, показатель «Независимость» положительно связан со всеми шкалами интернальности (r = от 0,36 до 0,57), а показатель «Ориентация на активный отдых» с большинством из них. Стоит отметить, что показатели «Конфликт», «Ориентация на достижения» и «Контроль» не имеют связей с личностными свойствами. Интересным фактом является также то, что только «Экстраверсия» из личностных свойств (по Г. Айзенку) оказалась связана с показателями семейного окружения, в частности, с показателем «Ориентация на активный отдых» (r = 0,41).

Таблица 1

Значимые корреляционные взаимосвязи личностных особенностей с показателями семейного отношения у мужчин, имеющих одного ребенка

Показатель

С

Э

К-т

Н

ОД

ИКО

ОАО

МНА

О

К-ль

Экстраверсия

0,41

Нейротизм

Социальная желательность

Интернальность общая

0,39

0,44

0,57

0,44

Интернальность в области достижений

0,42

0,53

0,45

Интернальность в области неудач

0,42

0,40

0,47

0,36

Интернальность в семейных отношениях

0,42

0,53

0,36

0,43

Интернальность в области производственных отн-й

0,52

0,41

0,39

0,40

-

Интернальность в области межличностных отношений

0,36

Интернальность в отношении здоровья

0,37

0,39

Примечания: С – сплоченность; Э – экспрессивность; К-т – конфликт; Н – независимость; ОД – ориентация на достижения; ИКО – интеллектуально-культурная ориентация; ОАО – ориентация на активный отдых; МНА – морально-нравственные аспекты; О – организация; К-ль – контроль.

Анализируя результаты корреляционных связей личностных свойств (интраиндивидуальности) и параметров семейного окружения (метаиндивидуальности), можно сделать следующий вывод. Если мужчины считают, что они могут управлять собственной жизнью, успешно достигать поставленных целей, контролировать события в семейной, производственной жизни, в сфере межличностных отношений, брать на себя ответственность за неудачи и неприятности, то в их семье поощряется самоутверждение, независимость и самостоятельность. Также проявляется стремление к активному отдыху и занятиями спортом, открытое выражение чувств, сплоченность, порядок и уважение к этическим, нравственным ценностям.

Далее рассмотрим значимые корреляционные взаимосвязи личности (интраиндивидуальности) и параметров семейного окружения (метаиндивидуальности) у мужчин, имеющих двух детей (табл. 2).

Таблица 2

Значимые корреляционные взаимосвязи личностных особенностей с показателями семейного отношения у мужчин, имеющих двух детей

Показатель

С

Э

К-т

Н

ОД

ИКО

ОАО

МНА

О

К-ль

Экстраверсия

0,50

Нейротизм

Социальная желательность

Интернальность общая

–0,37

Интернальность в области достижений

–0,41

–0,38

Интернальность в области неудач

–0,41

Интернальность в семейных отношениях

Интернальность в области производственных отн-й

–0,45

Интернальность в области межличностных отношений

-0,49

Интернальность в отношении здоровья

Примечания: С – сплоченность; Э – экспрессивность; К-т – конфликт; Н – независимость; ОД – ориентация на достижения; ИКО – интеллектуально-культурная ориентация; ОАО – ориентация на активный отдых; МНА – морально-нравственные аспекты; О – организация; К-ль – контроль.

Существенным отличием является наличие меньшего числа значимых связей между исследуемыми параметрами. Здесь, также как и в группе отцов с одним ребенком, «Экстраверсия» связана только с одним показателем шкалы семейного окружения, но в данном случае с «Экспрессивностью» (r = 0,50). Сходные данные, но по взаимосвязи свойств личности с отношением к ребенку у мужчин, были получены в исследованиях, проведенных Д.С. Корниенко и коллегами [8] о том, что экстраверсия и нейротизм обнаруживают только отдельные связи (или отсутствие связей) с параметрами среды.

Рассмотрим взаимосвязи параметров семейного окружения с показателями интернальности. «Ориентация на достижения» отрицательно коррелирует с «Общей интернальностью» (r = –0,37), «Интернальностью в области неудач» (r = –0,41) и «Интеранльностью в области производственных отношений» (r = –0,45). Также отрицательно связаны «Организация» с показателями «Интернальность в области достижений» (r = –0,41), «Интернальность в области межличностных отношений» (r = –0,49) и «Контроль» с «Интернальность» в области достижений» (r = –0,38).

Высокая степень ориентации семьи на достижения в различных видах деятельности уменьшает уровень субъективного контроля отца – он не видит связи между событиями жизни и собственными действиями; начинает считать, что за отрицательные события ответственны другие люди или они являются причиной невезения; в производственных отношениях большее значение приписывает окружающим.

Порядок и организованность в семье приводят к тому, что отец считает окружающие обстоятельства, других людей причиной своих достижений, успехов, кроме того, он не может активно формировать свой круг общения. Ригидность семейных правил, контроль членов семьи друг за другом также снижают интернальность в области достижений.

Анализируя результаты корреляционных связей личностных свойств (интраиндивидуальности) и параметров семейного окружения (метаиндивидуальности), можно утверждать следующее. Отцы, имеющие одного ребенка, демонстрируют интернальный локус контроля, ответственность за все значимые события жизни они приписывает собственным способностям и усилиям. В их семье развита независимость, экспрессивность, сплоченность, организованность, ориентация на активный отдых и морально-нравственные аспекты. Следовательно, наличие одного ребенка поощряет отца проявлять интернальность.

Противоположная ситуация наблюдается у отцов с двумя детьми. Для того чтобы семья была экспрессивной, ориентированной на достижения, организованной, с развитым контролем, отец должен становится более экстернальным, т.е. пассивным объектом действий других людей и внешних обстоятельств.

Таким образом, расширение семейной системы влечет за собой распределение ответственности за окружающие события между всеми членами семьи, отец перестает считать, что исключительно он управляет собственной жизнью и собственной семьей.

Выводы

В данном исследовании проблема метаиндивидуальности получила свое рассмотрение в контексте внутрисемейных отношений, в частности, восприятия отцом своего семейного окружения как в теоретическом обсуждении, так и в плане обнаружения эмпирических свидетельств.

1. Сравнение личностных свойств у отцов из семей разного типа показало, что отцы одного ребенка являются более интернальными по сравнению с отцами двух детей, что можно рассматривать как влияние изменяющейся семейной ситуации на личность родителя.

2. Результаты корреляционных связей показали, что среди всех параметров шкалы семейного окружения у отцов одного ребенка с интернальностью в большей степени связана «Независимость» и «Ориентация на активный отдых»; у отцов двух детей – «Ориентация на достижения».

3. Структура взаимосвязей между свойствами личности и показателями семейного окружения у отцов, имеющих одного ребенка и двух детей, существенно отличаются. В семьях с одним ребенком личностные особенности отца взаимосвязаны с показателями семейного окружения, тогда как в семьях с двумя детьми такие связи редки. Также различен и характер этих взаимосвязей. Показатели интернальности отцов с одним ребенком связаны с параметрами семейного окружения положительно, а отцов с двумя детьми – отрицательно.

4. Рассматривая обозначенные факты в контексте проблемы метаиндивидуальности, можно говорить о том, что метаиндивидуальность отцов, имеющих одного ребенка, в значительной степени связана с их интраиндивидуальностью. Более того, можно предполагать, что эти две подстуктуры интегральной индивидуальности отца слиты воедино и недифференцированы по отношению друг к другу.

5. У отцов с двумя детьми, напротив, метаиндивидуальность и интраиндивидуальность представляют собой две самостоятельные структуры, которые имеют незначительное количество взаимосвязей. Можно предполагать, что обозначенные различия во взаимосвязях метаиндивидуальности и интраиндивидуальности обусловлены фактором возраста. «Молодые» отцы не разделяют свою индивидуальность (личность) и метаиндивидуальность (внутрисемейные отношения). Отцы с двумя детьми в силу накопленного жизненного опыта, опыта взаимодействия с первым ребенком способны отделить свою индивидуальность от семейной среды. Таким образом, конфигурация семьи оказывает влияние на показатели личностной сферы отца.

Исследование выполнено при поддержке РГНФ (проект 12-36-01315).

Рецензенты:

Корниенко Д.С., д.псх.н., доцент кафедры теоретической и прикладной психологии, ПГГПУ, г. Пермь;

Щукин М.Р., д.псх.н., профессор кафедры практической психологии, ПГГПУ, г. Пермь.

Работа поступила в редакцию 11.07.2013.


Библиографическая ссылка

Егорова Е.Н. МЕТАИНДИВИДУАЛЬНЫЕ И ИНТРАИНДИВИДУАЛЬНЫЕ ХАРАКТЕРИСТИКИ ОТЦОВ В СВЯЗИ С КОНФИГУРАЦИЕЙ СЕМЬИ // Фундаментальные исследования. – 2013. – № 8-4. – С. 959-964;
URL: http://fundamental-research.ru/ru/article/view?id=32030 (дата обращения: 08.12.2019).

Предлагаем вашему вниманию журналы, издающиеся в издательстве «Академия Естествознания»
(Высокий импакт-фактор РИНЦ, тематика журналов охватывает все научные направления)

«Фундаментальные исследования» список ВАК ИФ РИНЦ = 1.074