Научный журнал
Фундаментальные исследования
ISSN 1812-7339
"Перечень" ВАК
ИФ РИНЦ = 1,222

ДЕПРЕССИВНЫЙ РЕГИОН: СУЩНОСТЬ, КРИТЕРИИ ОТНЕСЕНИЯ, ОСНОВНЫЕ ПРОБЛЕМЫ

Мансуров П.М. 1 Мансурова Г.И. 1
1 ФГБОУ ВПО «Ульяновский государственный технический университет», Ульяновск
Рассматривается понятие депрессии и применение данного термина в различных сферах деятельности. Также уделяется внимание понятию «депрессивные территории», определяются критерии отнесения к ним. В настоящее время ощущается острая нехватка информации относительно указанного явления, стратегическое развитие нашей страны не может и не должно осуществляться без учета социально-экономического состояния регионов. На примере Ульяновской области были определены основные проблемы депрессивного региона, в частности по демографической ситуации, уровню экономического развития, размеру дотаций, инвестиционной привлекательности, экономической активности населения, уровню безработицы. Сравниваются изменения в миграционных процессах, и акцентируется внимание на причинах, вызывающих эти изменения. Подвергается анализу состояние уровня развития промышленности региона с учетом особенности статистических данных производства продукции.
депрессивный регион
депрессивная территория
социально-экономическое развитие
показатели социально-экономического развития
1. Коваленко Е.Г. Депрессивные регионы // Региональная экономика и управление. – 2005. – URL: http://uchebnik-besplatno.com (дата обращения: 15.03.2012)
2. Современный экономический словарь. – 5-е изд., перераб. и доп. / Б.А. Райзберг, Л.Ш. Лозовский, Е.Б. Стародубцева. – М.: ИНФРА-М, 2007. – 495 с.
3. Федеральная служба государственной статистики Российской Федерации // http://www.gks.ru/wps/wcm/connect/rosstat/rosstatsite/main.
4. Территориальный орган службы государственной статистики по Ульяновской области // http://uln.gks.ru/default.aspx
5. Толчинская М.Н. Типизация отсталых регионов России и пути преодоления их депрессивности // http://www.rppe.ru/wp-content/uploads/2010/02/tolchinskaja-mn.pdf.

Понятие «депрессивности» употребляется во многих областях нашей жизни. Его используют экономисты, когда обсуждают проблемы финансовой ситуации в стране, социологи, когда говорят о кризисе современного общества, специалисты области региональной экономики, исследуя определенную территорию. Но все, кто использует это понятие, подразумевают какую-то негативную тенденцию, регресс. Применительно к обществу, экономике и ее субъектам депрессия означает упадок, застой в хозяйственной и общественной жизни. Однако наука для фундаментальных исследований нуждается в более полном, развернутом определении депрессии. В настоящее время ощущается острая нехватка информации относительно указанного явления, стратегическое развитие нашей страны не может и не должно осуществляться без учета социально-экономического состояния регионов.

Цель исследования. Согласно определению, данному в Современном экономическом словаре, депрессивный регион - это регион, территория, экономическое состояние которых в силу объективных, исторических условий существенно ниже среднего в стране.

Также в экономической литературе встречается термин депрессивная территория - административная единица (район, город) или совокупность сопредельных административных единиц в границах одного или нескольких субъектов Российской Федерации, имеющих однородную структуру экономики, оказавшаяся в результате острого кризиса в основной (основных) отраслях экономики в состоянии крайнего экономического упадка. Данное определение, на наш взгляд, более конкретизировано и содержательно. Но и здесь требуются некоторые уточнения.

В понятии депрессия, как уже было сказано, заключен прямой смысл - спад, подавление, т.е. ухудшение после периода подъема или нормального функционирования, в соответствии с этим депрессивность должна оцениваться одновременно по двум шкалам аномальных ухудшений: по сравнению с другими территориями и по сравнению со своим собственным прежним состоянием.

В общероссийских условиях, когда депрессия становится общерегиональной и общехозяйственной, вышеприведенное определение пришлось бы распространить практически на все производственно-хозяйственные структуры и на все регионы и, следовательно, полностью исключить само содержание проблемы.

Поэтому в настоящее время российскими депрессивными территориями следует считать только те, в пределах которых темпы спада производства, снижения уровня жизни, нарастания негативных тенденций в сфере занятости, демографии, состояния социальной инфраструктуры и т.п. выше как общероссийских, так и макрорегиональных. Степень такого превышения - показатель аномальной остроты проблемы и одновременно приоритетности ее решения.

Не менее важным ключевым моментом является определение системы показателей, по которым регион будет отнесен к депрессивным. Перечень показателей территориальной депрессивности должен быть как можно более широким, т.к. депрессия является системным явлением, и чем больше позиций спада будет выявлено, тем лучше. Однако на практике это сделать достаточно сложно. Рассматриваемые показатели должны характеризовать локальный уровень депрессии, ресурсные возможности депрессивной территории, ухудшение основных параметров уровня и качества жизни людей, предоставления социальных услуг, состояния социальной инфраструктуры. Ресурсные возможности самостоятельного разрешения депрессивной ситуации могут характеризовать показатели бюджетной обеспеченности, наличия имущества и ресурсов, которые могут быть задействованы при выходе из депрессивного состояния.

Материал и методы исследования

Исследование степени депрессивности рассмотрено на примере конкретного региона - Ульяновской области. Исследование проводилось на основании данных Росстата по показателям Приволжского федерального округа до 2008 года. Ульяновская область достигла наилучших показателей в экономике за последнее десятилетие в 2007 году, поэтому за точку отсчета был взят именно этот год.

Результаты исследования и их обсуждение

Статистические данные в разрезе муниципальных районов Ульяновской области значительно хуже областных показателей, но в совокупности с показателями городских территорий региона происходит их усреднение, поэтому, чтобы не усугублять ситуацию, воспользуемся общедоступными значениями показателей Росстата. Демографическая ситуация далека от средней по стране, а также от средних показателей Приволжского федерального округа. По темпам естественной убыли (-5,2% в 2010 г.) область занимает одиннадцатое место из четырнадцати регионов Приволжского ФО (в среднем по Рос- сии - 1,7%, по ПФО -2,6%). В последние годы прослеживается общероссийская тенденция повышения рождаемости, в 2010 г. по сравнению с 2005 г. число родившихся в области увеличилось на 18,3%.

Возрастная структура населения Улья­нов­ской области близка к среднероссий­ской: доля населения старше трудоспо­соб­- ного возраста составляет 22%, трудо­- спо­собного возраста - 63%. Ожидаемая продолжительность жизни населения области также близка к сред­не­российской, но темпы повышения долголетия в последние годы были более медленными, чем в среднем по стране.

Большой миграционный прирост населения, наблюдавшийся во всех регионах Поволжья в годы экономического кризиса (1992-1998 гг.), в Ульяновской области заметно сократился уже к 1996 году: коэффициент миграционного прироста снизился до 13 на 10000 населения, тогда как в соседней Самарской области он составлял 60. В первой половине 2000-х гг. миграционная ситуация в области также была одной из самых неблагоприятных среди регионов Приволжского ФО. Главная причина - затянувшийся спад в экономике: машиностроительные предприятия, концентрирующие большую часть занятых, очень медленно восстанавливали производство. К 2009 г. ситуация изменилась к лучшему, миграционный отток сократился до -5%, однако, в ближайшее время он вряд ли сменится притоком. Ульяновская область пока не может предложить тех преимуществ, которые могли бы привлечь население: высокий уровень оплаты труда, развитая сфера услуг, доступное жилье. Поэтому регион проигрывает в конкурентной борьбе за человеческие ресурсы более развитым регионам.

Уровень экономического развития Ульяновской области, измеряемый душевым ВРП с корректировкой на ценовые различия, не намного выше, чем у наименее развитых республик Приволжского ФО. Динамика душевого ВРП Ульяновской области показывает растущее отставание от более развитых регионов ПФО с высокой обеспеченностью ресурсами или с крупными городскими агломерациями.

На проблемы Ульяновской области указывает пониженная доля промышленности в структуре ВРП (28,5%), экономика страны в целом и Приволжского ФО более индустриальна (33 и 42% соответственно). Как и в большинстве депрессивных регионов, на место промышленности пришла торговля и другие отрасли сферы услуг, доля сектора услуг выросла с 40 до 56% ВРП. Его повышенная роль на фоне индустриального Поволжья обусловлена структурными сдвигами в экономике Ульяновской области, в том числе опережающим ростом нерыночных услуг за счет трансфертов из федерального бюджета. Доля обрабатывающей промышленности с конца 1990 - до настоящего времени сократилась с 30 до 22%. Роль добывающей промышленности в области очень мала, нефтедобыча составляет 0,7-0,8 млн т нефти, тогда как в соседней Самарской - 11 млн т.

Ульяновская область имеет многие черты депрессивного региона, однако официальная статистика Росстата показывает, что объем промышленного производства в регионе уже в 2005 г. превысил уровень докризисного 1990 г. (в 2007 г. он достиг 111%). Такие данные можно объяснить спецификой статистического учета в конце советского периода. Скорее всего, объем производства явно занижался из-за недоучета оборонной продукции машиностроительных предприятий. В переходный период стабильный рост промышленного производства области начался только с 2002 г. (в среднем на 6% ежегодно), и по объему продукции обрабатывающей промышленности Ульяновская область была сопоставима с Калужской. Однако новый финансово-экономический кризис, начавшийся осенью 2008 г., резко усугубил проблемы неконкурентоспособной экономики. Промышленное производство Ульяновской области к маю 2009 г. сократилось на треть, спад оказался одним из самых сильных среди регионов России.

Ульяновская область входит в число регионов с повышенным уровнем дотационности наряду с депрессивной Пензенской областью и республиками ПФО (табл. 1). Проблема доходной базы бюджета - отсутствие в регионе крупных компаний-налогоплательщиков, поэтому доля налога на прибыль организаций составляет лишь 12% всех доходов, тогда как в совокупном бюджете всех регионов Приволжского ФО она равна 23%. По душевому объему поступлений налога на прибыль (2,6 тыс. руб. на чел.) область опережает только три региона Приволжского ФО - Кировскую, Пензенскую области и Марий Эл. Душевые поступления налога на доходы физических лиц почти в два раза выше (4,8 тыс. руб. на чел.). Такая ситуация характерна для менее развитых регионов, в которых отсутствуют центры прибыли крупных компаний, и поэтому налог на доходы физических лиц (прежде всего на заработную плату) является важнейшим источником пополнения бюджета.

Таблица 1

Доля собственных доходов (налоговых и неналоговых) во всех доходах консолидированных бюджетов регионов Приволжского федерального округа,%

 

2002 г.

2004 г.

2006 г.

2007 г.

Самарская область

94,6

95,2

94,6

92,0

Республика Татарстан

67

74

82,7

87,1

Оренбургская область

86,9

89

89,7

86,5

Нижегородская область

71,1

88

88,3

86,1

Пермский край

73,2

83,7

93,6

85,9

Республика Башкортостан

76,8

80,4

81,7

83,7

Удмуртская Республика

72,5

83,7

84

80,9

Саратовская область

64,9

73,8

74

76,6

Кировская область

68,1

68,3

69,6

67,0

Чувашская Республика

48,9

60,4

68

63,3

Ульяновская область

65,6

64,1

63,1

62,4

Пензенская область

43,5

67,1

59,2

59,1

Республика Марий Эл

41

51,5

59,5

58,6

Республика Мордовия

31,7

84,5

64,1

56,5

По инвестиционной привлекательности область уступает большинству регионов Поволжья. До 2003 г. в экономику области поступал незначительный объем инвестиций, но с 2004 по 2009 г. он вырос более чем в три раза. Ускорилась модернизация машиностроительных предприятий, в первую очередь автомобильных.

Как и во всей стране, в Ульяновской области финансовая самодостаточность муниципальных бюджетов существенно ниже, чем регионального, при этом различия очень велики. Сверхдотационные районы расположены в центральной части области и они в основном сельские. Муниципальные финансы сильнейшим образом зависят от особенностей межбюджетных отношений.

Уровень экономической активности населения Ульяновской области (64%) ниже, чем в среднем по стране и Приволжскому ФО (67%). Для сельской местности этот показатель равен 61%, что почти на 5% ниже, чем по округу в целом. Одна из причин - проблемное состояние сельхозпредприятий и переход части населения трудоспособных возрастов в категорию экономически неактивного.

Таблица 2 Структура занятых по отраслям экономики,%

Отрасли экономики

Ульяновская область

Приволжский ФО

Россия в целом

2000 г.

2007 г.

2000 г.

2007 г.

2000 г.

2007 г.

Промышленность

30,5

29,1

27,3

24,5

23,7

21

Сельское и лесное хозяйство

16,6

14,2

16,4

13,2

14,1

10,4

Строительство

5

5,8

5,9

7,2

6,7

7,8

Транспорт и связь

6,4

6,7

7

7,1

7,8

8

Отрасли социальной сферы

18,7

18,4

19,5

19,3

19,7

19,4

Торговля и другие виды услуг

22,6

25,6

24

29,6

28

33,4

Структура занятых сдвинута не только в сторону промышленности, но и, что гораздо хуже, в сторону низкоквалифицированных работников. Доля занятых с высшим образованием составляет 23%, что ниже общероссийского показателя (28%).

Уровень безработицы в Ульяновской области близок к среднему по России (6,3% в 2008 г.). Резкие колебания в отдельные годы скорее свидетельствуют о неточностях измерения, чем о нестабильности на рынке труда. Из всех безработных 42% имеют среднее образование и поэтому не могут конкурировать за рабочие места, требующие профессиональной квалификации. Низкий образовательный уровень безработных приводит к гендерному перекосу: на низкоквалифицированной работе более востребованы мужчины, поэтому в структуре безработных женщины составляют 52% (по стране - 47%). Доля безработной молодежи (20-29 лет) намного ниже, чем в среднем по стране (22 и 34% соответственно), но очень высока доля безработных в возрасте 40-49 лет (35%, в РФ - 22%). Если статистика репрезентативна, то структурные показатели вскрывают проблемы низкого качества трудовых ресурсов, структурных дисбалансов спроса и предложения на рынке труда, и эти проблемы носят долгосрочный характер, усугубляя депрессивное состояние экономики области.

Даже при низком прожиточном минимуме уровень бедности в Ульяновской области в 2000-х гг. был на треть выше среднего по стране, а также показателей развитых регионов. Как уже было отмечено, в области высока доля занятых с низким уровнем образования. Уровень оплаты труда низко­квалифицированных работников ненамного выше черты бедности, а нагрузка иждивенцами превращает такие семьи в малоимущие.

Системе здравоохранения области недостает высококвалифицированных кадров. Обеспеченность врачами в среднем - 38 на 10 тыс. населения (в РФ - 50), в Приволжском ФО ситуация хуже только в экономически отсталой республике Марий Эл. По обеспеченности врачами область занимала с 2007 года 73-75 места среди регионов России. Однако обеспеченность средним медицинским персоналом в области очень высокая - 134 работника на 10 тыс. чел. населения (по стране - 109).

Дошкольным образованием в Ульяновской области охвачено 57% детей, и в конце советского периода спрос на услуги детских садов был не намного выше (64%). Число воспитанников детских садов стало соответствовать числу мест только к 2007 г. Но уже в ближайшие годы регион может затронуть общероссийская проблема нехватки мест в дошкольных образовательных учреждениях. В школах также пока нет проблемы переполненности: во вторую смену учится менее 5% детей (по стране - 13-14%). Уровень компьютеризации школ на 15% ниже среднероссийского - в среднем 3 компьютера на 100 учащихся.

Ульяновская область открывает список регионов со средними показателями индекса ИРЧП, занимая с 2006 года по настоящее время место не выше 44, и входит в группу регионов с показателями ниже среднего.

Заключение

В заключение можно сказать, что следы социально-экономического кризиса 1990-х годов долгое время сохранялись в виде низкого душевого ВРП, недостаточно конкурентоспособной обрабатывающей промышленности, низкого уровня оплаты труда и повышенного уровня бедности. Многочисленная группа низкоквалифицированных занятых - дополнительный тормоз для развития региона. Тем не менее Ульяновская область постепенно выходила из состояния депрессивности: вырос приток инвестиций, резко увеличился объем строительства жилья и ряд других показателей, но начавшийся осенью 2008 г. новый кризис резко обострил все дефекты социально-экономического развития, и вслед за уже произошедшим сильным промышленным спадом область может вновь оказаться в еще более депрессивном состоянии, причем надолго.

Рецензенты:

  • Лазарев В.Н., д.э.н., профессор, зав кафедрой «Экономика и менеджмент» УлГТУ, г. Ульяновск;
  • Кузнецов В.В., д.э.н., профессор кафедры «Экономика и менеджмент» УлГТУ, г. Ульяновск.

Работа поступила в редакцию 20.04.2012


Библиографическая ссылка

Мансуров П.М., Мансурова Г.И. ДЕПРЕССИВНЫЙ РЕГИОН: СУЩНОСТЬ, КРИТЕРИИ ОТНЕСЕНИЯ, ОСНОВНЫЕ ПРОБЛЕМЫ // Фундаментальные исследования. – 2012. – № 6-2. – С. 506-510;
URL: http://fundamental-research.ru/ru/article/view?id=30023 (дата обращения: 25.04.2019).

Предлагаем вашему вниманию журналы, издающиеся в издательстве «Академия Естествознания»
(Высокий импакт-фактор РИНЦ, тематика журналов охватывает все научные направления)

«Фундаментальные исследования» список ВАК ИФ РИНЦ = 1.252