Scientific journal
Fundamental research
ISSN 1812-7339
"Перечень" ВАК
ИФ РИНЦ = 1,074

RATIONALITY AS FACTORS IN ASSESSING THE SELF-DEVELOPING SYSTEM

Popov V.V. 1 Musyca O.A. 1
1 Taganrog Institute n.a. A.Р. Chekhov (branch) «Rostov State University of Economics (RINH)»
В статье рассматривается проблема понимания процесса развития саморазвивающихся систем (современного общества) через представление о социальном субъекте и специфике его рациональной деятельности. Особое внимание уделяется проблеме принятия решения, оценки его с учетом тех ценностей, которые имеются у социального субъекта и индивидуального спектра принятия альтернатив в рамках достижения эффективного решения. Предлагается оценочный инструментарий, которым социальный субъект располагает, что позволяет говорить о некотором измерении самой социальной рациональности с точки зрения принятия комплексного или локального индивидуального решения. Показано, что антирациональность и рациональность будут являться некоторыми личностными характеристиками, внутренне присущими социальным субъектам подходами и отношениями к понятию социальной рациональности. Выявлено, что самоорганизующаяся система действительно получает реальный смысл в рамках социальной философии, так как действительно в ней реализуются такие важные терминологические понятия, как развитие, движение, изменение.
The problem of understanding the process of self-developing systems (modern society) through the idea of the social actors and the specifics of its rational activity. Particular attention is paid to the problem of decision-making, evaluating it in the light of the values that are present in the social subject and individual spectrum adoption of alternatives in pursuit of effective solutions. Offers evaluation tools, which has a social subject, which suggests some of the social dimension of rationality in terms of adopting an integrated local or individual solutions. It is shown that the anti-rational and rationality will be some personal characteristics, inherent social actors approach and attitude to the concept of social rationality. Revealed that the self-organizing system does get a real sense in the framework of social philosophy, as indeed it can implement such important concepts as terminological development, movement, change.
self-assessment systems
social rationality
the theory of decision making
a social entity
1. Muzyka O.A., Popov V.V. Vremja i social’naja sinergetika. Rostov n/D: Izd-vo JuFU, 2007. 256 р.
2. Muzyka O.A., Popov V.V., Fatyhova E.M. Osobennosti ocenki sistemnogo analiza social’nyh protivorechij i perehodnyh periodov v transformacijah sovremennogo rossijskogo obshhestva // Fundamental’nye issledovanija. 2011. no. 8. рр. 190–194.
3. Muzyka O.A., Kovtunova D.V. Linejnaja (klassicheskaja) i nelinejnaja (postneklassicheskaja) koncepcii social’no-istoricheskogo processa: sravnitel’nyj analiz //Fundamental’nye issledovanija. 2012. no. 11. (Ch.1.). рр. 192–196.
4. Popov V.V. Social’noe vremja i al’ternativy razvitija budushhego. // Filosofija prava Rostov-na-Donu, 2012. no. 4. рр. 7–10.
5. Popov V.V., Shheglov B.S. Verojatnost’ i sluchajnost’ v nelinejnom razvitii // Fundamental’nye issledovanija. 2013. no. 10. р. 2559.
6. Popov V.V., Lojtarenko M.V. Social’naja nestabil’nost’ v informacionnom obshhestve // Mezhdunarodnyj zhurnal prikladnyh i fundamental’nyh issledovanij. 2014. no. 4. рр. 198–199.
7. Popov V.V., Shheglov B.S. Postneklassicheskaja real’nost’ kak formirovanie novoj filosofskoj paradigmy // Aktual’nye problemy gumanitarnyh i estestvennyh nauk. 2012. no. 2 (37). рр. 136–139.
8. Popov V.V. Metodologicheskie i logiko-semanticheskie aspekty dinamiki social’noj real’nosti // Fundamental’nye issledovanija. 2011. no. 12. рр. 399–404.
9. Popov V.V. Osobennosti interpretacii social’nyh sobytij: faktory temporal’nosti i ocenki // Filosofija prava. Rostov n/D., 2011. no. 3. рр. 63–68.
10. Chalenko M.V., Popov V.V., Muzyka O.A. Metodologicheskie i logiko-semanticheskie aspekty dinamiki social’noj real’nosti // Fundamental’nye issledovanija. 2011. no. 12. рр. 399–404.
11. Popov V.V. Development of the modern theory of rationality // International journal of applied and fundamental research Munchen, 2013. рр. 92–94.
12. Popov V.V. Rationality and freedom: inconsistency of discourse in modern science // European Applied Sciences: modern approaches in scientific researches Stuttgart, 2013. рр. 126–129.
13. Popov V.V. Methodological features of social contradictions // Humanities and Social Sciences in Europe: Achievements and Perspectives Vienna, 2014. рр. 215–219.
14. Popov V.V. Social rationality and global evolutionism // European Applied Sciences Stuttgard, 2013. no. 7. рр. 71–73.

В качестве некоторой определенной исходной точки исследования общего цикла саморазвивающейся системы (современного общества) рассмотрим социального субъекта, который имеет определенные аксиологические, методологические и иные установки, а также исходно определенную цель и который желает достигнуть определенного результата. В свете подобных представлений можно рассуждать о том, что у социального субъекта при рассмотрении того или иного процесса, допустим исторического, даже при исследовании тех или иных его фундаментальных особенностей, может проявляться специфика принятия рационального решения.

В данном случае проблема принятия решения, оценки его, с учетом тех ценностей, которые имеются у социального субъекта, позволяет говорить о некотором измерении самой социальной рациональности с точки зрения принятия того или иного индивидуального решения. Это индивидуальное решение, конечно, говорит о том, что социальная рациональность субъекта в данном случае базируется не только на тех исходных установках, с которых он начинает исследование, но и связана с теми этапами развития самого субъекта, социальной группы или общества, которые он желает видеть в будущем. То есть, в данном случае, тенденции развития во многом коррелируют с теми целями, с теми проблемами, которые субъект ставит относительно решения позитивного в отношении оценки или обозначения самого процесса развития с учетом тех ценностей, которыми он на данный момент располагает.

Измерение подобной социальной рациональности субъекта говорит о том, что социальный субъект, фактически, показывает свой индивидуальный спектр принятия альтернатив в рамках достижения позитивного решения. И эта альтернатива кажется ему не только наиболее эффективной и прагматичной, но она соответствует его желаниям для достижения исходно поставленной цели, как с точки зрения тех ценностей, которые он реализует, так с точки зрения прагматичности того оценочного инструментария, которым он располагает.

Проблема заключается в том, что тот или иной подход к принятию конечного решения выводит исследователя на другой уровень. В этой связи обратим внимание на идеи Савельзона, связанные с соотношением понятия рациональности и иррациональности. Он считает, что данные понятия представляют собой два типа отклонения от процедурной рациональности. Антирациональность заключается в присутствии у индивидуума психологических установок, склонностей и ценностных ориентаций, препятствующих рациональности, а иррациональность состоит в том, что у человека отсутствуют знания и умения, способствующие рациональности. Конечно, подобная ситуация не является, на наш взгляд, в полной мере адекватной, особенно когда речь идет о прогрессивном развитии в отношении общества, тем более в рамках социосинергетической парадигмы.

Следуя социальной синергетике, можно говорить и о другом. О том, что подобную проблему можно перенести в поле исследования основной тенденции развития и ее параллельных, альтернативных тенденций, которые не составляют основного поля, возникшего в рамках исследования самой точки бифуркации. Тогда, конечно, решение социальным субъектом поставленных целей, фактически, будет находиться, действительно, в рамках рациональных решений, но иррациональность может тогда пониматься двояко.

Во-первых, иррациональность в том смысле, о котором уже сказано выше. И, во-вторых, проблема может переноситься в несколько иную плоскость. А именно в ту плоскость, которая, действительно, связана с целым пластом очень серьезных и достаточно интересных проблем, предполагающих творческие и теоретико-познавательные возможности самого социального субъекта.

Дискурс идет о таких моментах, как построение возможных миров, построение возможных сценариев в рамках тех или иных тенденций или альтернатив, которые характеризуют прогрессивное развитие социального субъекта или общества в целом. В этом смысле предполагается, что развитие самоорганизующихся систем с позиции их прогрессивного развития переносит акценты на такие проблемы, как цели, человеческий выбор, принятие эффективности того или иного решения социальным субъектом, достижение позитивного результата, мотивы, намерения и установки, которыми пользуется социальный субъект.

Но, с другой стороны, само рациональное представление подобного поля, естественно, может говорить о том, что в какой-то мере, социальный субъект значительно расширяет свои познавательные возможности за счет подхода к анализу тенденций, альтернатив развития с позиции тех ценностных ориентаций и с позиции того инструментария оценок, которые имеются в его концептуальном арсенале. И в этом смысле проблема ценностей и оценок приобретает особый характер, так как, определив объективно доминантное развитие общества с позиции его развития, естественно, любой социальный субъект вынужден будет постоянно корректировать свои представления о подобном развитии. И чем выше уровень его знаний с позиции ценностно-оценочных отношений к подобному процессу, с позиции тех установок и желания достигнуть наиболее эффективного результата, тем, естественно, более позитивным будет сам результат. И, помимо всего, социальный субъект в подобных случаях будет иметь дело не только с конкретно выбранным полем, образующимся в рамках точки бифуркации, но и с теми альтернативами, с теми возможными мирами, с теми возможными сценариями, которые будут всегда расширять это поле, и которые всегда будут обозначать определенное экстенциональное поле по отношению к полю точки бифуркации.

Речь идет о том, что, предполагая спектр возможностей, тенденций, альтернатив по отношению к тому или иному циклу развития саморазвивающейся системы, нельзя не предположить, что такие же возможности будут иметь место в конечной точке развития подобного цикла. Конечно, те же самые антирациональность и рациональность будут являться некоторыми личностными характеристиками, внутренне присущими социальным субъектам подходами и отношениями к понятию социальной рациональности. Однако, на наш взгляд, социальный субъект может быть включен в ту же самую нерациональную или антирациональную сферу принятия тех или иных эффективных решений в силу обстоятельств, которые от него не зависят, при этом ситуация радикально меняется. Например, когда человек участвует в некотором коллективном принятии тех или иных решений, тем более, когда механизмы неправильно и неэффективно построены, то, соответственно, он уже не может подчиняться тем внутренним законам, на которых основана его собственная позиция, то есть он переходит на менее эффективные методы принятия тех же самых решений, которые могут быть навязаны ему извне или свыше. Подобные подходы к понятию социальной рациональности в литературе обычно называются как нерациональные подходы, хотя, на наш взгляд, подобная ситуация – это скорее игра в терминологию.

В рамках социальной синергетики это особенно важно, так как обозначаются те направления, в которых пойдет вкладывание саморазвивающихся систем, не только с позиции их внутренних сущностных позиций, но и с точки зрения тех тенденций, которые они несут в себе. Сам механизм понимания рациональности может быть расширен и за счет индивидуальных культурных особенностей социального субъекта по отношению принятия тех или иных решений. И это, конечно, тоже имеет эмпирическое и историческое подтверждение.

В данном случае следует говорить о принятии интуитивных, аналитических и иных моделей, которые существуют в социуме в качестве некоторого инструментария, а, возможно, даже о некотором руководстве в принятии подобного решения. Они имеют весьма определенное значение, связанное с такими проблемами, как мотивированное поведение социальных субъектов в рамках анализа процесса развития в контексте синергетической парадигмы, с одной стороны, и, с другой стороны, затрагивает недостаточно разработанную проблему анализа процесса развития в рамках саморазвивающихся систем.

Фактически, в начале рациональной деятельности социального субъекта возникает проблема, которая связана с выбором определенных способов, стратегий, действий, с учетом определенных средств, которые, в конечном счете, должны обеспечить наибольшую результативность объяснения процесса развития, как с точки зрения прагматического значения и оценки, так и с точки зрения его значимости с позиции тех ценностных ориентаций, которые имеются у социального субъекта. То есть возникает ситуация, когда решение социального субъекта обеспечит эффективность установленной цели.

Рассматривая саму целенаправленную деятельность, как особый тип отношения к действительности, деятельностный подход исходно определяется тем, что подобный тип отношения к социуму обусловлен, прежде всего, исторически выработанными социокультурными программами. Эвристическое начало деятельностного подхода в наибольшей степени реализуется, естественно, в деятельности по развитию существующих форм культуры, которые должны соответствовать различным способам отношения к социуму, а также связанные с установками и нормами, оценками и ценностями. Именно в целерациональной деятельности на этом уровне и раскрывается сама специфика человека.

При этом целенаправленная деятельность такого рода не ограничивается ориентацией на существующие программы действий. Она предполагает способность к постоянному преобразованию, совершенствованию лежащих в ее основе программ, к непрерывной перестройке своих собственных оснований, тем самым речь может идти об открытой системе, о самоорганизующихся системах, о тех тенденциях или альтернативах, которые намечают пути развития, как самого социального субъекта, так и общества в целом.

В современной литературе очень часто альтернатива и тенденция используются как некоторые синонимы. На наш взгляд, действительно, во многих случаях можно упростить задачу, сведя эти термины к достаточно близкому по смыслу контексту. Однако в рамках самой социальной синергетики уже видно то, что общее схематическое представление о саморазвивающихся системах, с позиции их вложения, с позиции альтернативности развития внутри них, предполагает, что здесь происходит наложение одной структуры на другую, учет динамического и статического аспектов процесса развития.

Речь скорее идет несколько о другом, как мы полагаем. А именно, о том, что исследователь всегда пытается зафиксировать, оценить ту или иную ветвь развития и в этом смысле, действительно, происходит определенное огрубление процесса развития и включение его в рамки той или иной парадигмы исследователя.

Если дискурс идет о саморазвивающихся системах, то процесс развития рассматривается с разных точек зрения. С одной стороны, вложения этих систем одну в другую, и с другой – в рамках самого этого вложения необходимо учитывать, что существует целый ряд альтернатив, и что в рамках самих альтернатив могут существовать различные тенденции, которые формируют эти альтернативы. И в конечном счете, не исключено, что выиграет та альтернатива, в рамках которой находятся именно те тенденции, которые после прохождения точки бифуркации несут на себе основную нагрузку, в смысле прогрессивного развития той или иной самоорганизующейся системы.

Заключение

Подобные ситуации являются весьма важными, так как исследование в данном случае носит многоплановый характер. С одной стороны, оно не переходит в жесткие рамки синергетического исследования, что, естественно, объединяет позиции социальной философии. Но, с другой стороны, когда идет речь не об абстрактном развитии, не об абстрактном прогрессе, а могут рассматриваться социальные группы и различные модальности, или общество в целом, то, естественно, альтернативы развития создадут тот определенный спектр, которые будут находиться внутри самой теории вложения, прогрессивного вложения самоорганизующихся систем. И эти сами альтернативы будут представлять собой множество тенденций, борющихся друг с другом, пересекающихся друг с другом, но, в конечном счете, те основные позиции, те цели, параметры, которые были заложены в рамках поля, образованного в результате реализации идей, связанных с особенностями поведения сложных саморазвивающихся социальных систем в бифуркационном поле.

Рецензенты:

Шолохов А.В., д.ф.н., доцент, доцент кафедры философии и социологии права Таганрогского института им. А.П. Чехова (филиала) ФГБОУ ВПО «Ростовского государственного экономического университета (РИНХ)», г. Таганрог;

Щеглов Б.С., д.ф.н., профессор, профессор кафедры философии и социологии права Таганрогского института им. А.П. Чехова (филиала) ФГБОУ ВПО «Ростовского государственного экономического университета (РИНХ)», г. Таганрог.

Работа поступила в редакцию 19.02.2015.