Scientific journal
Fundamental research
ISSN 1812-7339
"Перечень" ВАК
ИФ РИНЦ = 1,118

THE PROPOSITIONAL AND FRAME ORGANIZATION OF THE WORD-FORMING TYPE «ADJECTIVE WITH DIALECTAL FORMANT + УХ/А/» (ON THE MATERIAL OF RUSSIAN FOLK DIALECTS)

Araeva L.A. 1 Malakhova O.V. 2
1 Kemerovo state university
2 Branch Federal State budget institution of higher education «Kuzbass State Technical University n.a. T.F. Gorbachev»
В статье рассматривается пропозиционально-фреймовая организация одного из древнейших в русской культуре словообразовательных типов (далее – СТ) «основа прилагательного + формант -ух/а/» (далее – «П+ух/а/»). Производные этого СТ репрезентированы в рамках одной пропозициональной структуры, выраженной в языке словообразовательным значением «лицо по характерному признаку». Ядром СТ «П+ух/а/» является фрейм «лицо по родственным связям», с которым пересекаются все остальные пропозиционально организованные тематические группы, являющиеся семантическими узлами и входящие во фреймы (равно как и ядерный фрейм), в пропозиционально-фреймовые границы других типов. Особенностью анализируемого типа является незначительное число мотивирующих единиц, которые реализуют в семантике производного различные деривационно значимые смыслы, обусловливая образование полисемии. В свою очередь, эта особенность проявляет экономию речевых усилий и простоту, незамысловатость речи жителей русских сел.
The article discusses the propositional and frame organization one of the oldest in the Russian culture derivational types «Adjective with dialectal formant- ух/а/» (A + ух/а/). Derivatives of this type are represented within the same propositional structure, expressed in the language of word meaning «person on the characteristic sign». The core of the dialect word- forming type «A + ух/а» is the frame «person on family connections», which intersect all other propositional organized thematic groups, which are the semantic nodes and are included in the frames (as well as nuclear frame), propositional- frame boundaries of the types. The main feature of the analyzed type is a small number of motivating units that implement the semantics of derivatives different derivational significant meanings, causing the formation of the polysemy. In turn, this feature shows the economy speech effort and simplicity, plainness of speech of the inhabitants of Russian villages.
word-forming type
propositional structure
proposition
frame
thematic group
polysemy
1. Araeva L.A. Slovoobrazovatel'nyj tip v aspekte novoj nauchnoj paradigmy // Problemy leksikografii, motivologii, derivatologii. Materialy vserossijskoj konferencii «Aktual'nye problemy derivatologii, motivologii, leksikografii». Tomsk, 1998. рр. 205–211.
2. Araeva L.A., Tarasova M.N. Rodstvennye svjazi u teleutov // Vestnik Kemerovskogo gosudarstvennogo universiteta kul'tury i iskusstv. Kemerovo. 2013. no. 24. рр. 184–192.
3. Araeva L.A., Evseeva I.V. Tekstovoe prostranstvo mnogoznachnogo proizvodnogo slova // Fundamental'nye issledovanija. 2014. no. 11–11. рр. 2537–2541; URL: www.rae.ru/fs/?section=content&op=show_article&article_id=10005250 (data obrashhenija: 10.01.2015).
4. Vinogradov V.V. Russkij jazyk. Grammaticheskoe uchenie o slove. M.-L.: Uchpedgiz, 1947. 784 р.
5. Gumbol'dt V. Fon. Izbrannye trudy po jazykoznaniju: Per. s. nem. / Obshh. red. G.V. Radishvili. M.: OAO IG «Progress», 2001. 400 р.
6. Evseeva I. V. Kognitivnoe modelirovanie slovoobrazovatel'noj sistemy russkogo jazyka (na materiale kompleksnyh edinic slovoobrazovatel'noj sistemy): diss. … doktora filol. nauk: 10.02.01). Kemerovo, 2012. 430 р.; URL: http://elibrary.ru/item.asp?id=20734078 (data obrashhenija: 10.01.2015).
7. Kubrjakova E.S. Tipy jazykovyh znachenij: Semantika proizvodnogo slova / Otv. red. E.A. Zemskaja. M.: Knizhnyj dom «Librokom», 2012. 208 р.
8. Lakoff Dzh. Zhenshhiny, ogon' i opasnye veshhi. Chto kategorii jazyka govorjat nam o myshlenii. M.: Jazyki slavjanskoj kul'tury, 2004. 792 р.
9. Papijans N.S. Nenormativnye imena sushhestvitel'nye sovremennogo russkogo jazyka: leksiko-semanticheskij i slovoobrazovatel'nyj aspekty: Na materiale imen sushhestvitel'nyh na -nik/-ik, -uha, -njak/-jak, -ec: diss. … kand. filol. nauk. Rostov-na-Donu, 2005. 177 р.

В русском языке, как и в различных языках мира, производные единицы представляют значительную часть словарного состава, причем часть наиболее изменчивую, гибкую, подвижную, беспрестанно пополняющуюся и развивающуюся под влиянием запросов общества. «Словообразование составляет существенную потребность речи» [5, с. 90], в которой проявляется знание системы языка, индивидуального опыта и индивидуальных знаний этой системы говорящим. Вместе с тем в языке много дериватов, регулярно употребляющихся в повседневности. К таковым относятся производные единицы, называющие предметы быта, явления природы, родственные отношения и др.

Производное слово отличается от непроизводного тем, что оно создается на основе уже существующих слов в рамках определенного СТ, представляющего «достаточно подвижную языковую категорию, которая при всей структурно-семантической сложности ее организации являет системно упорядоченную упаковку знаний в голове говорящего» [1, с. 208]. СТ представляет собой ментально-языковую категорию, в пределах которой есть ядерные и периферийные семантические зоны; каждая из них имеет размытые границы, обусловленные вхождением производных разными аспектами значения в разные семантические сферы, что согласуется с определением естественных категорий, научно обоснованных Л. Витгенштейном [8].

Дериваты предикативно связаны с производящими, то есть их семантика пропозициональна (под пропозицией мы понимаем оязыковленное суждение, актуализированное в пределах пропозициональных структур). В пропозициональной модели представления знаний производное слово трактуется как результат преобразования описательного словосочетания или предложения в однословную номинацию [3, 6]. «Отличительным признаком производного слова является именно его связанность с другим словом (словами) и его семантическая обусловленность этим другим словом (словами)» [7, с. 8]. Каждое производное слово отражает особенности речемыслительной, познавательной и предметно-практической деятельности человека.

Цель настоящей работы заключается в анализе пропозиционально-фреймовой организации производных в границах СТ «П + ух/а/».

Данный СТ является одним из древнейших в русском языке. В.В. Виноградов, описывая словообразование русского литературного языка, относит суффикс -ух/а/ к числу просторечных, непродуктивных, имеющих «яркую экспрессивную окраску». Ученый отмечает, что суффикс -ух/а/ «выделяется в нескольких словах, образованных от глагольных основ, например: стряпуха, шлюха, потаскуха. Ср. горюха (ср. слова на -ун). Ср. обособленное: голодуха. Кроме того, суффикс -ух(а) с оттенками ласкательно-иронического усилительного значения встречается в словах с основой качественного прилагательного, например: воструха, резвуха, толстуха; ср. старуха. Ср. в обозначениях болезней: желтуха, краснуха, золотуха [3, с. 135–136]. Н. С. Папиянс рассматривает этот суффикс как один из суффиксов, специализирующихся на образовании ненормативной лексики [9].

Нами на основании материала, извлеченного из различных диалектных словарей, а также из тетрадей, хранящихся на кафедре стилистики и риторики КемГУ, в которых зафиксированы используемые в речи носителей русских народных говоров Кузбасса дериваты с формантом -ух/а/, выявлено, что данные производные представлены в отсубстантивных, отадъективных, отглагольных СТ. В говорах данные лексические единицы используются без экспрессии.

Материалы и методы исследования

В статье анализу подвергаются отадъективные существительные с формантом -ух/а/ на уровне диалектной макросистемы. В рассматриваемом типе мотивирующие представлены преимущественно качественными прилагательными, которые характеризуют человека по его внешним и внутренним признакам. Мотивирующие разных семантических объединений неравномерно реализованы в типе. Одни из них являются ядерными, другие находятся на периферии. Обозначая те или иные качества человека, мотивирующие формируют разные тематические группы производных со значением лица. Образуясь на основе различных мотивировочных признаков, производные разных тематических групп объединяются в пересекающиеся между собой фреймы, провоцируя образование многозначности. Одним из ядерных в рамках рассматриваемого типа является фрейм «лицо, названное по родственным связям». Это не случайно, так как родственные связи, как кровные, так и некровные, значимы для человека любой национальности [2]. Особенно значимы эти связи для сельских жителей, имеющих большие семьи.

Результаты исследования и их обсуждение

В пределах анализируемого типа отмечается добрачный период, характеризующийся внешними данными девушки (славная) и ее возрастом (большая):

– девушка на выданье: большая [взрослая, достигшая брачного возраста] /большу́ха1 «девушка на выданье» (Свердл.); молоду́ха1 «девушка на выданье» (Свердл.); славная/славну́ха1 «девушка на выданье, отвечающая требованиям, предъявляемым к невесте в отношении ее физических и нравственных качеств» (Волог.); славну́ха2 «молодая девушка, достигшая брачного возраста» (Волог.).

Выделяются наименования невесты, молодой замужней женщины, невестки. Во всех случаях в качестве мотивирующего в разных значениях используется прилагательное молодая: вступающая в брак; вступившая в брак; недавно вышедшая замуж, новобрачная; замужняя – не родившая, родившая первого сына, принесшая в первых родах сына.

– невеста: молодая [вступающая в брак] /молоду́ха2 «невеста» (Кузб., Томск.); молоду́ха3 «невеста, новобрачная» (Краснояр., Латв. ССР, Лит. CCP, Медвежьегор. КАССР, Новосиб., Омск., Свердл., Яросл.); молодая [вступившая в брак] /молоду́ха4 «новобрачная» (Кузб.);

– молодая замужняя женщина: молодая/молоду́ха5 (повсем.); молоду́ха6 «женщина, недавно вышедшая замуж» (Яросл.);

– замужняя женщина, ещё не родившая: молодая [замужняя, не родившая] /молодуха7 (Башкир., Ленингр., Пск.);

– принесшая в первых родах мальчика: молодая [родившая первого мальчика] /молоду́ха8 (Даль);

– сноха, невестка: молоду́ха9 «молодая женщина, невестка, сноха» (повсем.)

При именовании свекрови используются синонимичные прилагательные большая, старая в значении «старшая, главная»: свекровка: большая [главная в доме, семье] /большу́ха2 «свекровка» (Свердл.); старая [главная, старшая] /стару́ха1 «свекровь» (Новосиб.).

Для наименования старой жены используется прилагательное старая, указывающее на возраст женщины: старуха2 «немолодая или старая жена» (Ср. Приобье).

Прилагательные старая и вековая используются для обозначения старой девы: старая [не бывшая замужем] /стару́ха3 «старая дева» (Дон.); вековая [не бывшая замужем] /векову́ха1 «старая дева, девица, обойденная женихами» (Даль, Орл., Прибайкл., Кузб.).

Отдельное именование имеет овдовевшая женщина: вдовая/вдову́ха (Кузб., Перм., Прибайкл., Ср. Приобье);

Важным является обозначение дочерей, сыновей, сестер, братьев, внуков и внучек, а также невесток по старшинству, меньшинству. В большой крестьянской семье данный показатель имеет особое значение. Тот, кто старше, является помощником, хозяином в доме. Младшие дети опекаются в семье.

– старшая дочь: старшу́ха (Арх., Волог., Дон., Костром., Оренб., Перм., Яросл.); большая [старшая] /большу́ха3 (Арх., Кузб.);

– старший сын: большой [старший] /большу́ха4 (Орл.);

– старшая сестра: большая [старшая] /большу́ха5 (повсем.);

– старшая из внучек: большая [старшая] /большу́ха6 (Волог.);

– старшая в семье (о дочери, сестре, невестке): большая /большу́ха7 (Алтай, Костром., Кузб.,);

– старшая сноха, невестка: большая /большу́ха8 «старшая сноха, невестка в большой крестьянской семье»; (Башкир., Костром.); большая [главная, являющаяся хозяйкой]/большу́ха9 «старшая невестка, сноха, жена старшего сына (обычно бывающая хозяйкой в доме, где нет свекрови) (Новг., Орл., Перм., Смол., Тамб., Твер., Яросл.);

– старшая в доме; хозяйка: большая [старшая, главная] /большуха10 «старшая в доме; хозяйка» (Арх., Влад., Волог., Вят., Калуж., Костром., Новг., Перм., Пск., Петерб., Смол., Урал., Яросл.);

– хозяйка дома: большая [старшая, главная] /большуха11 (Арх.);

– старшая из двух женщин в семье, носящих одинаковые имена: большая /большу́ха13 (Перм.);

– младшая дочь, сестра: меньшая /меньшу́ха1 (Волог., Киргиз. ССР, Перм., Пск., Твер.);

– младший в семье: малой /малу́ха1 «меньшой, младший в семье, последний сын или дочь, брат, сестра» (Даль); меньший /меньшу́ха2 «меньшой сын, дочь, брат, сестра, невестка, младшая жена у татар» (Даль);

– младшая невестка, сноха: меньшая [младшая] /меньшу́ха3 (Горьк., Перм., Пск., Яросл.); молодая] /молодуха10 «младшая сноха» (Твер.).

Таким образом, при именовании лиц по родственным связям в русских селах используется незначительное число мотивирующих прилагательных. Это: молодая, старая, большая, старшая, младшая, меньшая, малая. В результате возникает многозначность, проявляющая экономию речемыслительных усилий, простоту высказываний.

Лица, находящиеся как в родственных, так и в не родственных отношениях, характеризуются такими внешними признаками, как:

– рост: большая [высокая] /большу́ха14 «высокая крупная женщина» (Орл.); высокая / высоку́ха «высокая, рослая женщина» (Даль); короткий [маленького роста] / короту́ха3 «человек маленького роста» (Арх.); малый [маленького роста] / малу́ха2 «малорослый человек, коротыш» (Даль);

– телосложение: богатый [крепкого телосложения] / богату́ха4 «богатырь» (Даль); нескладный / нескладу́ха3 «о нестройном, нескладном человеке» (Арх.);

– упитанность: гладкий [полный, толстый] / гладуха1«полный человек, толстяк, толстушка» (Орл.); гладкая [толстая, упитанная] / гладу́ха2 «толстая, упитанная женщина» (Волог., Даль, Сев.-Двин., Яросл.); гладкая [полная, моложавая] / гладу́ха3 «полная и моложавая женщина» (Арх.); жирная / жирну́ха «полная женщина» (Свердл.); толстая / толсту́ха2 «толстая женщина, реже девушка, девочка» (Мамин-Сибиряк, Хлеб.); переперая [толстая] / переперу́ха «толстая женщина» ( Волог.); толстый / толсту́ха1 «толстый человек» (Даль);

– цвет волос: белая / белу́ха «человек с очень светлыми волосами; белобрысый человек» (Ср. Урал.); рыжая / рыжу́ха1 «рыжеволосый человек» (Сев.-зап.); рыжая / рыжу́ха2 «рыжая женщина» (Даль); рыжая / рыжу́ха3 «светловолосая женщина» (Усть-Канск., Горно-Алт.); седая / седу́ха «седая женщина» (Моск.);

– прозвище по цвету лица или волос: желтая / желту́ха «прозвище женщины с желтым лицом» (Калуж.); рыжая / рыжу́ха4 «прозвище рыжей девочки, девушки, женщины» (Приамур.);

– красота: славная [красивая] / славну́ха3 «красивая девушка» (Арх., Волог., Вост. Прибайкалье, Пск., Яросл.); славная [пригожая] / славну́ха4 «пригожая девушка, женщина» (Бурят. АССР, Прибайкал.); хорошая [красивая] / хорошу́ха «красавица» (Даль).

Значимыми для обыденного сознания являются внутренние качества человека как в семейной жизни, так и в общении с соседями:

– доброжелательность: добрая / добру́ха1 «добрая женщина» (Калуж., Урал.); простая [добрая, отзывчивая] / просту́ха1 «добрая, отзывчивая женщина» (Калуж.);

– хитрость: острая [хитрая] / оструха1 «хитрая женщина» (Арх., Перм.);

– жадность: жадну́ха «жадный человек» (Свердл.); жаду́ха «жадный человек» (Ср.Урал.);

– откровенность: прямой [откровенный] / пряму́ха «прямой, откровенный человек» (Арх., Вят., Даль, Тамб.);

– веселый нрав: веселый / веселу́ха1 «человек веселого нрава, любитель повеселиться, пошутить» (Даль, Пск., Смол.,); веселая / веселу́ха2 «веселая женщина» (Арх.);

– капризность: божья [капризная, избалованная] / божу́ха «капризный, избалованный человек» (Арх.); капризу́ха «капризная женщина или девочка» (Горно-Алт.);

– скромность: простая [скромная] / просту́ха2 «скромница» (Усть-Канск., Горно-Алт.);

– приветливость: ласку́ха «ласковая, приветливая женщина» (Волог.);

– смелость: смелый / смелу́ха «смелый человек» (Даль); боевой / боеву́ха «бойкий, энергичный человек» (Арх.);

– отношение к труду: добрая [трудолюбивая] / добру́ха2 «трудолюбивая женщина» (Арх.); передовая / передову́ха «работница, достигшая наибольших успехов в труде, ударница» (Горно- Алт., Киргиз. ССР, Прибайкл., Сиб.); славлая [хорошая, трудолюбивая] / славлу́ха1 «хорошенькая, трудолюбивая девушка» (Волог.);

– несообразительность, умственная ограниченность: простой [недалекий умом] / просту́ха3 «простой человек, недалекий умом, туповатый, простофиля» (Даль); простая [недогадливая, простая] / просту́ха4 «недогадливая женщина, простушка» (Горно- Алт., Курск., Перм., Свердл., Тамб.); серый [простой] / серу́ха «простоватый человек» (Костром.);

– грамотность / неграмотность: грамотный / грамотуха2 «грамотный человек» (Арх.); грамотная / грамоту́ха3 «грамотная женщина» (Барнаул.); слепая [неграмотная] / слепу́ха1 «неграмотная женщина» (Горно-Алт.);

– речевые особенности: лишенный способности говорить: немая / нему́ха2 «немая женщина» (Иркут., Ленингр., Новосиб., Южн.-Урал.); немтая/немту́ха «немая женщина» (Амур.); немой / нему́ха3 «немой» (Красноярск);

– бойкий на язык человек: вострый [бойкий] / востру́ха2 (Арх.);

– остроумно-колкий человек: заострый [остроумно-колкий] / заостру́ха (Даль, Петерб.);

– не умеющий ясно выражать свои мысли: нескладный [не умеющий ясно выражать свои мысли] / нескладу́ха5 (Башкир.);

– ребенок, который ещё не умеет говорить: немой / нему́ха4 (Красноярск);

Человек в каждом возрасте характеризуется определенным социальным положением. Не случайно в рассматриваемом типе выделяется данная группа слов:

– ребенок: малой [младший] / малу́ха3 «ребенок, дитя, мальчик или девочка» (Даль);

– подростковый: середовой [подростковый] / середову́ха1 «девочка-подросток» (Волог.);

– молодой: молодая / молоду́ха11 «девушка» (Красноярск); молодая / молоду́ха12 «молодая женщина» (Азерб. ССР, Вост.-Казах., Иркут., Красноярск, Перм.);

– повзрослевший: большая [повзрослевшая]/большу́ха13 (Кузб., Свердл.);

– взрослый: большая [взрослая] / большу́ха14 «большая, взрослая (девочка, девушка)» (Свердл.);

– средних лет: молодая [нестарая] / молоду́ха13 «молодая баба, замужняя нестарая женщина, лет до сорока» (Даль); средняя / середову́ха2 «женщина средних лет» (Даль);

– пожилая, старая: пожилая / пожилу́ха «пожилая женщина» (Даль, Прибайкл.); старая/стару́ха5 «женщина, достигшая старости» (Ср. Приоб.); старая / стару́ха6 «старая женщина» (повсем.);

– долгожительница: вековая / векову́ха3 «очень старая женщина» (Волог.).

Человек бывает активным либо пассивным, что также репрезентировано в анализируемом СТ.

– подвижный человек: бойкая / бойку́ха «бойкая девочка, девушка» (КАССР); быстрая / быстру́ха1 «о бойкой, резвой девочке, женщине» (Алтай, Даль, Яросл.); быстру́ха2 «проворная женщина» (Красноярск); мялый [неспокойный, непоседливый, не умеющий сидеть на одном месте] / мялу́ха «неспокойный, непоседливый человек» (Волог.); разбитная / разбиту́ха «бойкая, разбитная женщина» (Даль); острый [резвый, бойкий] / остру́ха1 «острый, резвый, бойкий человек, ребенок» (Даль); острая [живая, быстрая, подвижная] / остру́ха2 «живая, быстрая, подвижная женщина, девочка» (Арх.); славная [бойкая] / славну́ха5 «бойкая девушка» (Волог.); суровый [бойкий, резвый, разбитной] / сурову́ха «бойкий, разбитной, резвый мальчик, баловник» (Волог.);

– медлительный человек: вялый/вялу́ха «медлительный, вялый, неуклюжий человек» (Волжск.-Свияжск).

Обыденным сознанием отмечены физические недостатки человека:

– косоглазый, одноглазый: кривой / криву́ха1 «человек, страдающий косоглазием» (Красноярск); кривой [одноглазый, слепой] / криву́ха2 «одноглазый, слепой на один глаз человек» (Горн. Алт.); кривой [одноглазый] / криву́ха3 «об одноглазом человеке» (Олон.); кривая [кривая, одноглазая] / криву́ха4 «кривая, одноглазая женщина» (Даль);

– слепой: слепой / слепу́ха2 «слепой человек» ( Горно-Алт., Прибайкалье);

– хромой: кривой [хромой] / криву́ха5 «хромой человек» (Твер., Пск.);

– кривоногий, с кривой шеей, кривобокий: кривой / криву́ха6 (Красноярск);

– горбатый: горбатый / горбату́ха1 «о горбатом» (Алтай); горбатая / горбату́ха2 «горбунья» (Алтай);

– лысый: лысый [с лысиной] / лысу́ха «о человеке с лысиной» (Даль);

В крестьянском быту ценится чистоплотность и порицается нечистоплотность человека, что представлено в именованиях лица с суффиксом -ух/а/:

– опрятный человек: острая [аккуратная] / оструха4 «аккуратная женщина» (Перм.); чистый / чисту́ха1 «чистоплотный, опрятный человек» (Даль); чистая / чисту́ха2 «об аккуратной, чистоплотной женщине» (Смол.); чепурная [чистая, красивая] / чепару́ха «чистюля, щеголиха» (Дон.);

– неопрятный, нечистоплотный: грязная [неопрятная, нечистоплотная] / грязну́ха1 «неопрятная, нечистоплотная женщина» (Брянск); грязный [неаккуратный] / грязну́ха2 «нечистоплотный, невнимательный к делам, неаккуратный» (Повс.); мокрый / мокру́ха1 «кто измок в одежде на дожде, в воде, захлюстался в луже» (Даль); мокрая / мокру́ха2 «женщина, которая неаккуратно носит одежду и часто мочит её» (Киргиз.ССР, Пск., Твер.); степная [неопрятная] /степну́ха «неопрятная, неаккуратная, плохая хозяйка» (Моск.).

Для жителей сел значимо материальное положение человека:

– богатый человек: богатый / богату́ха3 «богатый имуществом человек; зажиточный, весьма достаточный, самостоятельный, денежный» (Арх., Даль); богатая / богату́ха1 «богатая женщина» (Арх.); богатый / богату́ха2 «богатый, зажиточный крестьянин» (Арх., Даль); славлая [богатая] / славлу́ха2 «богатая невеста» (Волог.);

– нищий человек: мищий [нищий] / мищу́ха «нищий, нищая» (Влад.); славная [бедная] / славну́ха10 «бесприданница» (Арх., Даль).

Манера одеваться привлекает внимание сельских жителей:

– плохо одетая женщина: нескладная [плохо одетая] / нескладу́ха4 (Башкир.);

– модница: бодрая [любящая наряжаться] / бодру́ха «франтиха, щеголиха» (Волог., Смол.); нарядная / нарядну́ха «щеголиха» (Арх., Горно-Алт., Пск.); славлая [модная] / славлу́ха3 «щеголиха, модница» (Волог.); славная [модная] / славну́ха6 «щеголиха, модница» (Пск.).

Состояние здоровья человека немаловажно для жителей села, выполняющих ежедневно тяжелую физическую работу. В рассматриваемом типе реализованы только наименования людей, характеризующихся хорошим здоровьем:

– свежая [здоровая]/свежо́уха «здоровая женщина» (Даль); чистый [белолицый, кровь с молоком]/чисту́ха3 «здоровый, чистый лицом, кровь с молоком» (Даль);

Поведение женщины также не осталось без внимания:

– хорошее: славная [безукоризненное, хорошее поведение] / славну́ха7 «уважаемая всеми женщина, хорошая, безукоризненного поведения» (Повс.);

– легкое: вековая [одинокая, легкого поведения] / векову́ха4 «женщина легкого поведения, оставшаяся одинокой» (Дон.);

Человек, обделенный счастьем:

– горькая / горьку́ха «одинокая несчастная женщина» (Брянск); бедный [несчастный] / бедну́ха «бедняга» (Кузб.).

Выводы

СТ «П + ух/а/» являет собой ментально-языковую категорию, в пределах которой все производные единицы объединены одной пропозициональной структурой, представленной обобщенным словообразовательным значением «лицо по характеризующему признаку» и вскрывают восприятие обыденным сознанием окружающего мира, ограниченного характеристикой человека, преимущественно лиц женского пола. Анализ типа в заданной парадигме позволил выявить значимые для обыденного сознания фрагменты языковой картины мира. Реализованные деривационные потенции мотивирующих, ограниченные функциональной семантикой форманта, составляют особенности семантического рисунка типа, ассоциативную связанность различных семантических пространств как на уровне мотивирующих, так и мотивированных единиц. Анализ реализации деривационных потенций мотивирующих в данном словообразовательном типе позволил выявить прототипичные и периферийные для языкового сознания русского человека ориентиры семантического пространства дериватов с формантом -ух/а/.

Тематические объединения в пределах типа являют своего рода семантические узлы, в пределах которых мотивированные и мотивирующие пропозиционально связаны между собой. Данные семантические узлы входят во фреймы. Фрейм «лицо по родственным связям» оказывается в центре пропозиционально-фреймовой организации анализируемого типа. Мотивирующие ядерного фрейма разными нюансами своей семантики входят в другие пропозиционально-организованные тематические объединения, представляющие фреймы, реализованные в ряде словообразовательных типов, как и ядерный фрейм в СТ «П + ух/а/». Все тематические объединения СТ так или иначе оказываются связанными с ядерным фреймом, потому как родственники могут быть поименованы по тем признакам, которые характеризуют людей, находящихся как в родственных, так и неродственных отношениях. Пропозиционально-фреймовая организация СТ «П + ух/а/», как следует из вышеизложенного, представляет патриархальный уклад крестьянского быта, мировидение сельского жителя, ограниченное восприятием лица (прежде всего женщины) по отличительным признакам в семейной иерархии, а также по внешним и внутренним качествам, значимым как в семье, так и в общении с односельчанами.

Рецензенты:

Евсеева И.В., д.фил.н., доцент, профессор кафедры русского языка и литературы Лесосибирского педагогического института – филиала ФГАОУ ВПО «Сибирский федеральный университет», г. Лесосибирск;

Ким Л.Г., д.фил.н., доцент, профессор, декан факультета филологии и журналистики ФГБОУ ВПО «Кемеровский Государственный Университет», г. Кемерово.

Работа поступила в редакцию 12.02.2015.