Scientific journal
Fundamental research
ISSN 1812-7339
"Перечень" ВАК
ИФ РИНЦ = 1,222

THE POLITICAL ELITE: A THEORETICAL ASPECT

Kruhkov V.A. 1 Skovikov A.K. 2 Titova O.N. 3
1 ANO «Institute of business career»
2 ANO VPO «Moscow humanitarian University
3 FSEI HPE «The Yaroslavl state University. P.G. Demidov»
Дается определение понятий «элита» и «политическая элита», показано, что содержание этих понятий подвижно, трудно определяемо и расширяется на протяжении истории по мере развития общества и самой элиты. Показаны факторы, влияющие на ее функционирование в разные исторические эпоху, проблемы, которые возникают на переломе эпох, в переходные периоды. Объективные и субъективные влияния на функционирование политической элиты определяют степень ее политической силы или слабости, наличие политические воли противостоять внутренним и внешним влияниям, обеспечить подлинный суверенитет государства. Подчеркивается, что только паритетные отношения между обществом и властью, активное участие населения в процессе принятия политических решений, а также способность политической элиты к эффективному взаимодействию с другими, в том числе гуманитарными элитами, может способствовать наращиванию опыта политического управления и эффективную демократизацию.
The notion of «elite» and «political elite», it is shown that the content of these concepts tempo, difficultly determined and is expanding throughout history as the development of society and the elite. Shows the factors affecting its functioning in different historical epoch, problems that arise at the turn of epochs, periods of transition. Objective and subjective impact on the functioning of the political elite determine the degree of its political strength or weakness, the presence of political will to resist internal and external influences, give genuine sovereignty of the state. It is emphasized that only the relationships between society and government, active participation of the population in political decision-making, as well as the ability of the political elite to effective interaction with others, including humanitarian elites, can contribute to the experience of political governance and effective democratization.
political power
the political elite
political engagement
political factors
political governance
civic participation
civil society
1. Burenko V.I., Shumilov A.V. Politicheskij klass sovremennoj Rossii v kontekste instrumental’nogo podhoda // PolitBook. 2012. no. 4. рр. 9–18.
2. Krivoruchenko V.K., Macuev A.N., Plotnikov A.D., Syzdykova Zh.S. Jelita: k voprosu o ponjatii // Znanie. Ponimanie. Umenie. 2012. no. 3. рр. 131–138.
3. Mohov V.P. Mestnaja politicheskaja jelita Rossii: ponjatie, struktura, chislennost’ // PolitBook. 2012. no. 4. рр. 19-33.
4. Pereguda E.V. Politicheskoe vzaimodejstvie central’nyh i mestnyh organov ispolnitel’noj vlasti na postsovetskom prostranstve // PolitBook. 2012. no. 4. рр. 59–69.
5. Skovikov A.K. Gajetano Moska ob aktorah politicheskogo upravlenija i vlasti // PolitBook. 2012. no. 4. рр. 104–114.

Часть социума, осуществляющая управление и демонстрирующая модели поведения, которые служат ориентирами членам социума в их социальном бытии, является элитой. Элиту порождает индивидуальное и социальное неравенство людей, которые различаются духовными и материальными способностями и возможностями, принадлежат к высшим или низшим слоям. Это давало основание на протяжении множества веков относить к элите отборные группы «избранных», к которым прежде всего принадлежали знать, военная аристократия. Постепенно содержание понятия «элита» расширялось, и на смену более узких трактовок (принадлежность к «лучшим»), пришли представления о людях, которые достигли наибольшего успеха в своей профессиональной деятельности, компетентны и в силу этого занимают более высокое положение в иерархии социальных отношений. Руководящие слои, люди, обладающие наибольшим авторитетом, знанием, силой, богатством, принимающие важные решения, распределяются не только по общественной вертикали, но и по горизонтали – есть в любой социальной группе, любой институциональной общности: в семье, в коллективе, в организации, в партии, союзе, клубе, банде. Это люди, которые имеют престижное положение в обществе или собственном сообществе. Элитные группы находятся в любой сфере общества – экономике, политике, культуре. Экономическая элита – высшая группа в иерархии экономических отношений, производящая, управляющая и контролирующая материальные ресурсы общества. Элита в области культуры – доминирующая группа в сфере производства духовных ценностей и образцов поведения.

В совокупности все типы элит образуют элитную систему общества, в которой происходит взаимодействие элитных групп, определяющее направление и перспективы его развития. Степень взаимодействия, взаимовлияния и конфликтности элитных групп определяется социально-политическими отношениями, характерными для данного общества, политическим режимом, уровнем культуры, а также межличностными взаимодействиями, которые влияют на создание конкретных ситуаций «здесь» и «сейчас». Немаловажное значение имеет также выбор «союзников», с которыми политическая элита устанавливает наиболее тесные взаимодействия.

Несмотря на многочисленные исследования, содержание понятие «элита» остается достаточно неопределенным. В силу того, что трудно очерчиваются границы элитного сообщества, сама элита неоднородна по своему составу – достаточно сложно определить критерии отнесенности той или иной группе к элитной. Поэтому дискуссионным остается вопрос: относить ли к элитным группам только людей, обладающих позитивными качествами – ответственностью, дисциплинированностью, честностью, бескорыстием, или к ней можно отнести людей с такими качествами, как жестокость, агрессия, властолюбие, оправдывая их политической необходимостью.

Объединяя многочисленные определения элиты, можно выделить наиболее распространенные характеристики элиты: господство и эксплуатация (К. Маркс), высший уровень компетентности (В. Парето), способность организовывать жизнь общества (Г. Моска), авторитет, моральное превосходство (С. Келлер, Л. Боден), престижность (Г. Лассуэлл), творчество (А. Тойнби). Отмечая относительность понятия «элита», тем не менее большинство авторов сходится на том, что главной чертой элиты остается реальная власть, способность и возможность влиять на развитие событий, доступ к ресурсам, высокое положение в обществе. Элита – меньшинство, организующее существование большинства [2].

Политическая элита – составляющая элиты, которая, обладая властными полномочиями или монополизируя власть, обеспечивает руководство политической жизнью общества.

Можно выделить два основных направления в выявлении содержания понятия «политическая элита» – классический и современный. В разработку классических концепций существенный вклад внесли философы, социологи, психологи. Собственно политологический подход и определение понятия «политическая элита» активно стал разрабатываться в ХХ веке, когда получили распространение исследования управленческих и властных функций, структуры и распределения ролей внутри политической элиты, социокультурные начала в ее деятельности. В российской политической науке проблематика, связанная с изучением политических элит стала особенно актуальна в последние два десятилетия, в начале процессов модернизации и демократизации, когда политические элиты выделились в активные, конкурентные субъекты политического процесса, образовались различные сегменты элит, дифференцировались функции федеральной и региональных элит, стали формироваться профессиональные элитные сети. Формирование новой по содержанию, функциям, ценностным ориентациям политической элиты поставило исследователей перед проблемой преемственности в деятельности элит, ценности опыта и знаний в процессе политического управления. Появляется широкий пласт исследований, где особенно выделяются работы основоположников отечественной элитологии Г.К. Ашина, В.И. Буренко, О.В. Гаман-Голутвиной, И.Е. Дискина, А.В. Дука, В.Г. Ледяева, А.В. Понеделкова, А.К. Сковикова, в которых содержится солидная теоретико-методологическая база анализа формирования и функционирования российской политической элиты.

В настоящее время анализ политических элит выделяется как самостоятельное направление отечественной элитологии, при этом наиболее распространены при определении политических элит такие подходы, как структурно-функциональный, институциональный и аксиологический. С точки зрения структурно-функционального подхода политическая элита рассматривается как совокупность субъектов, уполномоченных принимать политические решения. С позиций институционального подхода она представляет собой политический институт, образуемый в процессе легитимизации власти, борьбы за власть и обеспечивающий себе для реализации этой цели доступ к ресурсам и социальную базу. Важной характеристикой элит стало выявление их ценностных ориентаций, дифференциации элит по идеологическим и ценностным основаниям, уровню образования и культуры, профессиональным свойствам, уровню компетенции. Выявлены взаимосвязи структурных, функциональных показателей с ценностными ориентациями политических субъектов.

Теоретико-методологическая база изучения политических элит пополняется историческим и сравнительным подходами, которые позволяют проследить эволюцию политических элит, выявить их динамику, определить степень преемственности в развитии, сравнить количественные и качественные показатели «старой» и «новой» элит, проследить пути становления «новой» элиты.

Политическая элита в современном обществе выполняет чрезвычайно широкие функции, классификация которых производится по разным основаниям: субъектам, сферам деятельности, осуществляемым целям. В зависимости от характера властвующего субъекта выделяются такие функции, как господство, подчинение, мобилизация, интеграция. В различных сферах политические субъекты могут выполнять экономическую, социальную или социокультурную функцию, участвуя в контроле над собственностью, распределении материальных благ для членов социума, производстве и распространении ценностей, идей, норм.

Многофункциональность современной политической элиты привела к появлению новых понятий, расширяющих представление о процессах политической власти и управления – правящего класса и политического класса. Большинство авторов не относит их к политической элите. Г. Моска, который впервые выделил в своих работах понятия «политический класс» и «правящий класс», рассматривал их как синонимы и относил к политической элите. Он выделял два класса людей – класс, который правит, и класс, которым правят, к первому он относил тех, кто монополизирует власть, ко вторым – тех, кто управляется первым [5].

Однако понятия политический и правящий класс не тождественны: во второе включаются не только политические институты, но и те, которые находятся вне политики, представители политического класса (например, члены партии) могут не относиться к правящим группам. С точки зрения таких ученых, как М.Н. Афанасьев, В.И. Буренко, А.В. Шумилов, правящим классом является тот, который выполняет государственные функции, а эффективность его деятельности определяется по выполнению национальных и международных задач, в то время как понятие элита содержит имеет только ценностные показатели, элитой могут называться лишь «лучшие», наиболее достойные люди [1].

Политическая элита концентрируется в политических институтах, распределяясь по горизонтали и вертикали власти, причем в начале становления она формируется как политическое лидерство [4], затем происходит формирование политической элиты, выделяется политический класс и правящий класс, появляются региональные и местные (городские) элиты. Становление политической элиты – это механизм рекрутирования, то есть включения в состав элиты новых субъектов, который может быть открытым и закрытым, осуществляться разными способами в зависимости от типа политического режима.

Формирование новой политической элиты происходит тогда, когда изменяется социальная структура общества, появляются новые группы интересов, новые политические институты и политические субъекты. К таким субъектам влияния на разных этапах общественного бытия могли относиться: военная элита, экономическая элита, интеллектуальная элита. Серьезное влияние военной элиты нередко приводило к тому, что она занимала места правящей элиты (как это было в Чили, в Ираке и других странах, где устанавливались военные режимы), что всегда было связано с усилением авторитарных тенденций в политическом управлении. Сращивание экономической и политической элит приводит к росту коррупции, зависимости в принятии политических решений от интересов экономических «верхов».

Наиболее плодотворным является сотрудничество политической элиты и представителей гуманитарных профессий. Взаимодействие политической и научной элит позволяет укреплять и наращивать научную базу политического управления; тесное сотрудничество с политической элитой лучших представителей художественных профессий, которые способны мыслить идеями и образами, наполняют политическую жизнь общества смыслами и значениями, мотивируя тем самым и активизируя политическую деятельность общественности.

В действиях российской политической элиты последних десятилетий отмечается стремление к созданию эффективно действующих команд, принятию решений, адекватных потребностям создаваемых ситуаций, упорядочиванию процесса политического управления. Политическая элита России демонстрирует готовность к инновациям, которые обеспечат рывок в социально-экономическом развитии и, наконец, к сближению с социумом, к взаимопониманию общества и власти. Политическая элита обнаруживает некоторый управленческий потенциал, активное использование и наращение которого становится едва ли не основным условием конкурентноспособности страны на мировой арене, устойчивого социально-экономического развития и благосостояния граждан. На данном этапе эффективное функционирование политической элиты обеспечивается ее активным взаимодействием с интеллектуальной элитой России. Участие интеллектуальной элиты в мотивации общественного сознания и деятельности является важнейшим условием создания гражданского общества в России.

Период демократизации в России выявил значение региональных и местных политических элит. В теоретическом плане это потребовало выявить сущность и содержание элит, которые функционируют на местном уровне, в практическом – проанализировать, каким образом складываются отношения между федеральной и региональной элитами, региональными и муниципальными элитами. Местные элиты в Западной Европе и США складывались в ходе капитализации экономики и демократизации политической жизни стран. Постепенно у населения вырабатывались навыки самоуправления, в то время как местные администрации достаточно продуктивно осуществляли управление на местах, руководствуясь, прежде всего тем, что они находятся на содержании у налогоплательщиков и в рамках закона действуют в их интересах. Местная элита осуществляет в основном функции управления, занимаясь не только политическими, но и хозяйственными делами. Зависимость местных легислатур от федеральных в федеративном государстве ставит вопрос о степени необходимости этой зависимости, о приоритетах управлении в регионах и на местах, о месте и роли государства в местном самоуправлении.

Очевидно, что основные вопросы, касающиеся развития законодательной системы, производства, инноваций, занятости предстоит решать федеральной элите совместно с малым, средним и крупным бизнесом. При этом она главным образом обеспечивает действенность законов, мотивацию к высокопроизводительному труду, определяет направленность и перспективы развития общества в целом, решает нравственные и духовные проблемы модернизации, в то время как региональные и местные элиты стремятся выстроить на этом фоне эффективные взаимодействия власти и бизнеса, администраций и законодательных органов власти, политических партий, молодежных движений и организаций на местах. Местная элита, защищая интересы населения, разрабатывает и реализует социальные программы развития образования и здравоохранения, спорта, работы учреждений культуры, защиты сирот и детства. На местах есть больше возможности проконтролировать действия чиновников и бороться с коррупцией, в том случае, если население активно принимает в этом участие и эффективно функционируют правоохранительные органы, суд, прокуратура, осуществляется гражданский контроль над СМИ и СМИ над деятельностью чиновников.

Таким образом, оценивая характер функционирования политической элиты того или иного общества на том или ином уровне, необходимо обращать внимание на создаваемые объективные и субъективные факторы ее формирования и деятельности, а также на степень и приоритеты их влияния. К объективным факторам относятся исторические, экономические и культурные традиции: сложившаяся система хозяйства, этнические и религиозные ценности, бытовые уклады, ментальные особенности населения, их склонности, стереотипы, привычки и навыки, уровень общей культуры. К субъективным – готовность как элиты, так и всего населения страны к общественно значимой деятельности к преобразованиям, к сотрудничеству во имя более высоких целей, нежели реализация собственных интересов. Для политической элиты особенно важна ее способность идентифицировать себя с обществом, его историей и культурой. В противном случае государству грозит потеря суверенитета – сначала «мягкое» подчинение другой культуре, а затем полная зависимость от иностранного вмешательства. Последнее – участь слабых государств, элита которых либо предает интересы своей страны в корыстных целях, либо не в состоянии противодействовать внешним влияниям.

Опыт многих стран, в том числе и России, показал, что подобная проблема особенно остро встает в периоды социальных катастроф или глубоких изменений, самоопределения народов в переходные эпохи, сопровождающимися значительными национальными потерями, смещениями в национальных ценностях, разрушением стереотипов, привычных представлений, сложившихся укладов [3]. Растерянность нации перед лицом имеющихся и грядущих бедствий делает общество слабым, и оно становится легкой добычей для иностранного вмешательства. Кроме того, настроения населения могут складываться в пользу чуждых данному обществу влияний, если быт и образ жизни других народов представляется ему более привлекательными, чем свой собственный. В этом случае политическая элита может встать на путь популизма, идя вслед за настроениями определенной части населения – молодежи и экстремистски настроенных групп.

Следовательно, особенно сложным политическое управление становится в так называемые переходные периоды, когда усиливаются внешние и внутренние давления на политическую элиту. Противостоять этим давлениям мешает недостаток политической воли и опыта у политической элиты и политической культуры масс. Это относится и к процессам демократизации, возможно, в значительно большей степени, чем ко всем другим периодам политической истории, так как именно в это время возрастает необходимость паритетных взаимодействий общества и власти. Сложность происходящих перемен, усиливающаяся дифференциация общества, отсутствие опыта демократических преобразований у власти и населения, низкий уровень демократической политической культуры с обеих сторон делает особенно важным активное участие населения в общественных процессах, как можно более тесно взаимодействие его с властью.

Рецензенты:

Буренко В.И., д.полит.н., профессор кафедры философии, культурологи и политологии, АНО ВПО «Московский гуманитарный университет», г. Москва;

Воскобойников А.Э., д.филос.н., профессор кафедры философии, культурологи и политологии, АНО ВПО «Московский гуманитарный университет», г. Москва.

Работа поступила в редакцию 15.01.2014.