Scientific journal
Fundamental research
ISSN 1812-7339
"Перечень" ВАК
ИФ РИНЦ = 1,222

THE PARADIGMATIC RELATIONSHIP OF THE TERMS «SEX EDUCATION», «SEX-ROLE EDUCATION», «GENDER EDUCATION»

Stolyarchuk L.I. 1 Stolyarchuk I.A. 1
1 Volgograd State Social-Pedagogical University
Статья посвящена проблеме анализа взаимосвязи и взаимообусловленности понятий «половое», «полоролевое», «гендерное» воспитание в контексте современных гендерных исследований, различиям их разработки в психолого-педагогической науке и применения в различных парадигмах образования (знаниевой, гуманистической, гуманитарной). Авторами анализируются пути развития полового, полоролевого, гендерного воспитания, достижения и слабые стороны. Обосновывается, что работы ученых конца XIX – начала XX вв. о половом воспитании являются богатейшим отечественным психолого-педагогическим наследием, требующим сегодня изучения и дальнейшего осмысления с учетом изменившихся норм морали, современных социокультурных и экономических условий жизни, которые по своей теоретико-методологической основе можно считать предтечей современных гендерных исследований. Рассматриваются мировоззренческие идеи и содержание полового, полоролевогого и гендерного воспитания в условиях различных парадигм образования, представляющие теоретико-методологическое обоснование гендерного подхода в соответствии с социокультурными и экономическими трансформациями, происходящими в обществе, модернизацией системы образования.
The article is devoted to the problem of analysis of the relationship and interdependence of the notions of «sex» and «sex-role» and «gender» education in the context of modern gender studies, differences of their development in the psychological-pedagogical science and application in various paradigms of education (knowledge-centered, humanistic, humanitarian). The authors analyzed the ways of development of sex, sex-role, gender education, their achievements and weaknesses. It is substantiated that the works of the scientists of the end of XIX beginning of XX centuries on sex education are the richest domestic psychological-pedagogical heritage, requiring today studying and the further understanding taking into account the changed standards of morality, modern socio-cultural and economic conditions of life, which in their theoretical and methodological basis can be considered a forerunner of modern gender studies. The dominant worldview of the idea and content of sex, sex-role and gender education are considered in the conditions of different paradigms of education, actualizing theoretic-methodological basis of the gender approach in conformity with the social, cultural and economic transformations taking place in society and modernization of the education system.
sex
sex-role and gender education
knowledge-centered
humanistic
humanitarian paradigm of education
1. Ananev B.G. Chelovek kak predmet poznaniya. [Human as the subject of learning]. Leningrad university, 1969.
2. Blonskiy P.P. Ocherki detskoy seksualnosti. [Essays on children’s sexuality]. Leningrad – Moscow, 1935.
3. Gendernoe obrazovanie.ucheb.posobie / pod.red. L.I. Stolyarchuk [Gender education. Tutorial/edited by L.I. Stolyarchuk] Krasnodar: Prosveschenie-Yug, 2011.
4. Zharintsova N. Obyasnenie polovogo voprosa detyam [Explanation of the sex issue to children]. Posrednik, 1907.
5. Isaev D.N., Kagan V.E. Polovoe vospitanie detey: Mediko-psihologicheskie aspekty.Izd.2-e, pererab. i dop. [Sex education of children: medical and psychological aspects]. Leningrad: Meditsina. 1988.
6. Kolesov D.V. Besedy o polovom vospitanii [Conversations on sex education]. 2-e izd., dop. Moscow, 1986.
7. Kon I.S. Krizis bespoloy pedagogiki // Gendernye issledovaniya v obrazovanii: problemy i perspektivy: sb.nauch.st. po itogam Mezhdunar.nauch.-prakt.konf. Volgograd, 15–18 apr. 2009 g. [Crisis of sexless pedagogy // Gender studies in education: problems and perspectives: Proceedings of the International scientific and practical conference. Volgograd, 15-18 April 2009]. Volgograd: Volgogradskiy Gos.Ped.Univ.: Peremena, 2009. рр. 3–11.
8. Paulsen F. Sovremennoe vospitanie i polovaya nravstvennost [Contemporary education and sexual morality]. – Vestnik vospitaniya. 1908. no. 6. рр. 110–141.
9. Polovtsev V. Osnovy obschey metodiki estestvoznaniya [Fundamentals of general methods of natural science]. Moscow, 1907.
10. Polovtseva V. Polovoy vopros v zhizni rebenka [The sex issue in a child’s life]. Vestnik vospitaniya. 1903. no. 9.
11. Stolyarchuk L.I. Polorolevaya socializaciya shkolnikov: teoriya i praktika vospitaniya: Monografiya [Sex-role socialization of school children: theory and practice of education]. Monograph. Volgograd: Peremena, 1999.
12. Khlyudzinskiy V. Zoologiya [Zoology]. St. Petersburg, 1869.
13. Federalnye gosudarstvennye trebovaniya k strukture osnovnoy obscheobrazovatelnoy programmy doshkolnogo obrazovaniya: Prikaz Ministerstva obrazovaniya i nauki RF № 655 ot 2009 [Elektronnyy resurs] [Federal state requirements for the structure of the main program of pre-school education: Decree № 655 of the Ministry of Education and Science of the RF, 2009. Electronic resource] Available at: SPS Konsultant plyus, 2010.

Российская система образования, характеризующаяся тенденцией снижения его качества, вызывающей тревогу у государства и общественности, обусловила разработку новых образовательных стандартов (ФГОС) на всех уровнях (начальной, средней и высшей школы) и новых образовательных требований (ФГТ) в дошкольном образовании. ФГОС и ФГТ нацелены не только на знаниево-ориентированное обучение, но и на интеграцию предметно-образовательной компетентности, личностных качеств, самореализацию индивидуальности, ее потенциальных возможностей. Например, в соответствие с ФГТ ООП ДО Российской Федерации одной важных задач определяется формирование гендерной принадлежности [13]; в соответствии с научной терминологией – гендерной идентичности, требующей теоретико-методологического обоснования гендерного подхода в образовании в соответствии с социокультурными и экономическими трансформациями, происходящими в обществе и системе образования.

Человеку присуще бесконечное количество свойств и особенностей, к которым относится и гендерная идентичность, как справедливо отмечал Б.Г. Ананьев: «Пол человека играет огромную роль в его жизни и деятельности, являясь естественной основой всей его индивидуальности» [1, с. 168].Однако в отечественной психологии описание вопросов о том, как человеческий индивид превращается в мужчину или женщину, как половые/гендерные черты и свойства формируются в процессе индивидуального развития человека, оставалось вне поля зрения исследователей. Даже в классических работах психологов, исследующих возрастные особенности личности (Л.И. Божович, Д.Б. Эльконин и др.) половая принадлежность ни на что не влияла, проблема гендерной идентичности не обсуждалась. В книге Б.Г. Ананьева «Человек как предмет познания» глава «Половой диморфизм и психофизиологическая эволюция человека» являлась исключением. Однако неразработанность проблемы гендерной идентичности до второй половины XX в. не означала, что вопросы пола не интересовали ученых, общественных деятелей и практиков образования. Образец женщины был асексуален до второй половины XIX в., поэтому публичное обсуждение вопросов половой жизни, полового просвещения не допускалось и обсуждение в печати «запретных тем» началось только с этого периода. «В последние годы вопросы половой жизни сосредоточили на себе внимание выдающихся врачей, педагогов, общественных деятелей и т.д. во всех западно-европейских странах. Теперь эта волна дошла и до нас... по пути научного исследования и стремится поднять половую жизнь современного человека на более высокую ступень»[8, с. 141].

Первая, хотя и неудачная, попытка полового просвещения школьников была предпринята энтузиастами во главе с М.И. Писаревым, которые требовали «прекращения по отношению к детям политики страуса, прячущего голову в песок, когда дело касается вопроса об их собственном происхождении». В. Хлюдзинским, изложившим в первом созданном им учебнике по зоологии половые процессы и строение органов размножения у высших животных, был создан прецедент для дальнейшего открытого обсуждения и развития «полового вопроса», несмотря на то, что в тот период охранительными органами образования в 70-х годах этого же века естественные науки были изгнаны из школьного преподавания. Вторая попытка была более успешной в начале ХХ века, она сопровождалась реставрацией естествознания в гимназиях и горячо, смело (для того времени) написанными статьями в журналах «Вестник воспитания», «Посредник», «Русская школа» (К. Житомирский, Е. Лозинский, В. Половцева), методической разработкой бесед с детьми по «половому вопросу» (Н. Жаринцова), работой «Основы общей методики естествознания» (В.В. Половцев), в которой целая глава была посвящена половому просвещению. Их приподнятый тон свидетельствует об огромных усилиях и одухотворенности, которые требовались ученым, общественным деятелям и практикам образования, чтобы «узаконить» вопрос о половом воспитании (с одной стороны, лишенном ханжества и лицемерия, а с другой – представляющим воспитательную ценность). К концу XIX в. потребность в половом воспитании не могла быть обеспечена при сохранении традиционного уклада, потребовалась новая опора на естественно-научное изучение вопросов пола.

Большой вклад в исследование проб­лемы полового воспитания внесли отечественные учёные: Е.А. Аркин, В.М. Бехтерев, П.П. Блонский, Л.С. Выготский, А.С. Макаренко, И.Р. Тарханов, А.А. Ухтомский и др. Исследователи обращали внимание на то, что необходимо не просто информировать детей, но именно воспитывать, «половое воспитание нередко ограничивается чисто гигиеническим содержанием, адресуясь лишь к чувству осторожности воспитанника. Конечно, это важная часть полового просвещения, но только часть»...половое воспитание должно быть обращено к «духовному миру... интимным сторонам личности, ее чувствам»[2, с. 123].

В связи с особенностями социально-политического развития страны, идеологической изоляцией интересные творческие поиски советской науки были продолжены лишь с 60–70 г. ХХ века, когда вновь ставится вопрос о воспитании детей с учётом половой принадлежности, о половых физиологических и психологических особенностях школьников (Д.Н. Исаев, В.Е. Каган, Д.В. Колесов, И.С. Кон, В.А. Сухомлинский, А.Г. Хрипкова, А.Н. Шибаева, Г.М. Энтин и др.). Несмотря на то, что ряд проблем (в частности, проблема половой/гендерной идентичности более детально исследовалась позже), в XX в. выяснилось, что пол – сложная многоуровневая система, элементы которой формируются разно­временно, на разных стадиях индивидуального развития, онтогенеза, поэтому произошло «расчленение категории «пол» на ряд более дробных понятий: генетический пол, хромосомный пол, гонадный пол, внутренний и внешний морфологический пол, репродуктивный пол и т.д.» [7, с. 5]. Работы ученых конца XIX – начала XX вв. о половом воспитании являются богатейшим отечественным психолого-педагогическом наследием, требующим сегодня изучения и дальнейшего осмысления с учетом изменившихся норм морали, современных социокультурных и экономических условий жизни, которые по своей теоретико-методологической основе можно считать предтечей современных гендерных исследований.

«Полоролевое воспитание» было введено в научный обиход отечественной науки (С.В. Бадмаева, И.С. Кон, А.В. Мудрик, Л.И. Столярчук, Н.Е. Татаринцева и др.), хотя исследователям был известен термин «гендер», уже широко используемый зарубежными учеными, однако необходим был переходный период (от освоения социальных ролей мужчинами и женщинами к «культурной маске пола») к современному гендерному воспитанию, нишу которого и заняло «полоролевое воспитание». «Полоролевая социализация происходит как в процессе стихийного взаимодействия ребенка с окружающей его средой и стихийного влияния на него различных обстоятельств жизни, так и в процессе целенаправленного создания условий для развития девочки и мальчика – т.е. полоролевого воспитания», которое «предполагает учет половозрастных и индивидуальных особенностей развития мальчиков и девочек»... в процессе которого «осуществляется саморазвитие, самореализация, самосовершенствование женской или мужской индивидуальности» [11, с. 7]. «Не следует преувеличивать роль целенаправленного воспитания, но не надо и недооценивать значение его воспитательных потенций» [11, с. 3]. Важно направить воспитательные усилия «на воспитание культуры взаимоотношений полов, развитие способностей к реализации гибкого полоролевого репертуара (в зависимости от жизненных ситуаций), умений и навыков соответствующего поведения, самосовершенствование женской/мужской индивидуальности – задача учителей воспитателей» [11, с. 7].

В настоящее время гендерные исследования проводятся довольно широко во всем мире, в том числе (в последние пятнадцать лет) и в России. Термин «гендерное воспитание» как социальная надстройка над полом активно используется в отечественных исследованиях по психологии, педагогике и других науках. За эти годы проведена серьезная работа по институализации гендерного знания в вузы (И.В. Клецина, И.В. Костикова, Л.В. Штылева и др.), созданы научно-исследовательские Центры гендерных исследований (НИ ЦГИ), изучающие различные аспекты данной проблемы. К ним относится НИ ЦГИ ФГБОУ ВПО «Волгоградский государственный социально-педагогический университет», директором и сотрудником которого являются авторы данной статьи. Результаты проведенных гендерных исследований свидетельствуют о прямой взаимосвязи, преемственности понятий «половое», «полоролевое», «гендерное» воспитание.

Правомерно ли употребление данных терминов как синонимичных? «Слова «гендер» и «пол», «полоролевое» и «гендерное» воспитание и их производные часто употреб­ляются учеными как синонимы. Так поступают, например, современные исследователи Е.Н. Каменская, И.В. Костикова, О.Г. Лопухова, А.В. Мудрик, С.Л. Рыков и др., а также «крупнейший в мире специалист по психологии половых различий Э. Маккоби (Maccoby 1998). Вместе с тем их разграничение не лишено смысла» [7, c. 5]. Разграничение этих понятий или рассмотрение их как синонимичных зависит от поставленных исследовательских целей и задач.

Таким образом, в ходе нашего исследования была обнаружена, с одной стороны, преемственная взаимосвязь, взаимообусловленность полового, полоролевого и гендерного воспитания. А с другой стороны, выявлены следующие различия.

Половое воспитание, несмотря на значительные наработки в философии, социологии, психологии, разрабатывалось в русле знаниевой парадигмы образования, его цель заключалась в формировании у будущих мужчины и женщины заданных, нужных обществу или государству качеств, соответствующих традиционным гендерным стереотипам (маскулинный тип взаимоотношений: мужчина – ведущий, женщина – ведомая).

Полорололевое воспитание исследовалось на основе гуманистической парадигмы образования, в соответствии с которой цели полоролевого воспитания хотя ставятся «от человека» обоего пола, однако сохраняют признаки традиционной знаниевой парадигмы, противопоставляющей мужское и женское, теоретически признающей право женщины на образование, карьеру, но в реальности еще не впускающей ее в «мужской мир», различными средствами отодвигая к традиционной приватной сфере, не допуская к публичной сфере как равноправного субъекта многогранной жизни. Несмотря на инновационные идеи феминизма, современные педагогические технологии, разрабатываемые в условиях гуманистической парадигмы образования, сохраняют элементы бинарной оппозиции «мужчина–женщина», противопоставления, гендерной иерархии доминирования и подавления либо женской, либо мужской индивидуальности.

Гендерное воспитание, базирующееся на гуманитарной парадигме образования, в центре внимания видит человека, женскую/мужскую индивидуальность во всем многообразии его/ее связей и отношений с окружающим миром; основано на признании педагогом права обучающихся обоего пола самим принимать решения относительно своей жизни, судьбы; связано с нарушением привычного гендерного порядка в XXI веке, преодолением дуалистического и феминистского противопоставления мужчины и женщины, гендерной иерархии подавления и переходом к пониманию андрогинной природы человека, эгалитарных гендерных взаимоотношений. Задача современного гендерного воспитания состоит не в обучении определенной стратегии гендерного поведения, а в становлении гендерной идентичности девочек, девушек, женщин и мальчиков, молодых людей, мужчин, способствующей их гендерной самореализации. Жизнь требует от них знаний о различных системах ценностей гендерной культуры (маскулинной: мужчина – ведущий, женщина – ведомая; фемининной: женщина – ведущая, мужчина – ведомый; андрогинной: равноценных, партнерских взаимоотношениях), толерантного, уважительного отношения к ним; способности к осознанному выбору стратегии, соответствующей собственным гендерным особенностям, внутренним потребностям своей женской/мужской индивидуальности, перспективам самореализации (маскулинность, фемининность, гипермаскулинность, гиперфемининность, унисекс), формирования гендерной компетентности. Гендерное воспитание в условиях гуманитарной парадигмы утверждает право на множественность, вариативность, уникальность человеческих проявлений, содействует поступательному саморазвитию человека независимо от его половой принадлежности, основано на гендерном анализе женских и мужских проблем (механизмах преодоления гендерных стереотипов, препятствующих карьерному росту, формированию материнства, отцовства как ценности, способности к совмещению ролей и т.д.); преодоление затруднений в индивидуально-личностном становлении и субъектном развитии мужской/женской индивидуальности, подход к действительности с точки зрения мужчины и женщины и во имя развития в каждом из них целостного человека.

Рецензенты:

Бессарабова И.С., д.п.н., профессор, зав. кафедрой лингвистики и межкультурной коммуникации Волгоградского филиала ФГБОУ ВПО «Российская академия народного хозяйства и государственной службы при Президенте Российской Федерации», г. Волгоград;

Петрунева Р.М., д.п.н., профессор, проректор ФГБОУ ВПО «Волгоградский государственный технический университет», г. Волгоград.

Работа поступила в редакцию 03.12.2012.