Scientific journal
Fundamental research
ISSN 1812-7339
"Перечень" ВАК
ИФ РИНЦ = 1,222

М.М. Магомедов, И.А. Халитов, Б.И. Михайлова, П.Р. Тидулаева, А.С. Койчакаева, А.Г. Маликова, П.Г. Ахмедова
Частым последствием радикального лечения рака молочной железы является постмастэктомический синдром. Он проявляется отеком мягких тканей на стороне операции, ограничением амплитуды движений в плечевом суставе, снижением мышечной силы, нарушением чувствительности, вегетативно-трофическими расстройствами верхней конечности и т.д. Во многом это определяется послеоперационным нарушением функций сосудисто-нервного пучка и развитием скаленус-синдрома. Все это приводит к снижению трудоспособности больных, и большинство из них сталкивается с целым рядом медицинских, социальных и психоэмоциональных проблем, что отрицательно сказывается на качестве их жизни. Успехи современного противоопухолевого лечения способствуют увеличению числа практически здоровых лиц, находящихся под наблюдением онкологов пять и более лет. Однако далеко не всегда эти женщины могут вернуться к полноценной прежней жизни. Парадокс в том, что именно радикальное лечение рака молочной железы ведёт к возникновению стойкой психосоциальной дезадаптации или даже инвалидизации женщин. Шок радикального лечения, онкологический страх, возможность разрушения семьи, проблема потери работы и дальнейшего трудоустройства - вот с чем приходится сталкиваться женщинам после радикального лечения рака молочной железы. Несмотря на широту неврологических расстройств, большинство неврологов не оказывает должного внимания больным постмастэктомическим синдромом. Возможно, причиной тому является недостаточная информированность неврологов об этой проблеме, а также определенный скептицизм относительно прогноза «онкологических» больных. «Вы не наша больная» - эти слова приходится слышать женщинам на амбулаторном неврологическом приёме. Всё это существенно снижает эффективность медицинской помощи больным постмастэктомическим синдромом. Учитывая вышеописанную ситуацию, мы в ходе нашей работы проводили больным постмастэктомическим синдромом не только так называемую «базовую» медикаментозную терапию, но и коррекцию возникающих психоэмоциональных расстройств. Наряду с показателями депрессии и тревожности учитывались и показатели качества жизни, которые в ходе терапии улучшались. Врачи любых специальностей должны помнить о том, что в любой момент в их кабинет может зайти пациент, получивший лечение по поводу какого-либо онкологического заболевания (в том числе и страдающий постмастэктомическим синдромом) и нуждающийся уже в помощи не онколога, а невролога, терапевта, врача ЛФК и т.д. И, конечно, в ответ он не должен услышать фразу «Вы не наша больная», которая никак не сочетается с постулатами клятвы Гиппократа.