Научный журнал
Фундаментальные исследования
ISSN 1812-7339
"Перечень" ВАК
ИФ РИНЦ = 1,252

ИЗУЧЕНИЕ ВИНИЛЭФИРНОЙ СМОЛЫ И ОТВЕРЖДАЮЩЕЙ СИСТЕМЫ МЕТОДОМ ИК-СПЕКТРОСКОПИИ

Ерофеев В.Т. 1 Деряева Е.В. 1 Казначеев С.В. 1 Танасейчук Б.С. 1
1 ФГБОУ ВПО «Мордовский государственный университет им. Н.П. Огарева»
В статье показано, что из большого многообразия полимерных связующих предпочтительными являются производимые в последние годы в России винилэфирные смолы, представляющие собой раствор винилового эфира в мономере. Для отверждения винилэфирных смол рекомендуется инициирующая система, состоящая из диметиланилина, пероксида циклогексанона и октоата кобальта. В данной работе методом ИК-спектроскопии изучена структура винилэфирной смолы и отверждающих компонентов. Из ИК-спектров органических соединений выделены три основные области: 1500–500 см–1 – область валентных колебаний простых связей, 2500–1500 см–1 – область валентных колебаний кратных связей и 4000–2500 см–1 – область валентных колебаний простых связей. Даны характеристики этих областей и указано, какие соединения в структуре они позволяют определить. Показано, что разработанные винилэфирные композиты имеют высокие физико-механические показатели.
полимербетон
винилэфирная смола
структура
метод ИК-спектроскопии
основные области
отверждающая система
1. Бажанова М.Е., Ерофеев В.Т., Бобрышев А.Н. Исследование стойкости полимерных и металлополимерных трубопроводных материалов в условиях воздействия почвенных микроорганизмов // Известия Юго-Западного государственного университета. – 2011. – № 5–2 (38). – С. 415–421.
2. Бажанова М.Е., Ерофеев В.Т. Стойкость трубопроводных материалов в условиях воздействия почвенных микроорганизмов // Вестник Белгородского государственного технологического университета им. В.Г. Шухова. – 2012. – № 1. – С. 31–33.
3. Баженов Ю.М., Федосов С.В., Ерофеев В.Т. и др. Цементные композиты на основе магнитно- и электрохимически активированной воды затворения. – Саранск: Изд-во Мордов. ун-та, 2011. – 128 с.
4. Бобрышев А.Н., Ерофеев В.Т., Козомазов В.Н. Полимерные композиционные материалы. – М.: АСВ, 2013. – 474 с.
5. Бобрышев А.Н., Ерофеев В.Т., Козомазов В.И. Физика и синергетика дисперсно-неупорядоченных конденсированных композиционных систем. – СПб.: Наука, 2012. – 476 с.
6. Богатова С.Н., Богатов А.Д., Ерофеев В.Т., Казначеев С.В., Захарова Е.А. Исследование биологической стойкости эпоксидных покрытий // Лакокрасочные материалы и их применение. 2011. – № 3. – С. 42–45.
7. Волгина Е.В., Казначеев С.В., Ерофеев В.Т., Кретова В.М. Деформативность винилэфирных композитов // Известия Юго-Западного государственного университета. – 2012. – № 6 (45). – С. 082–090.
8. Ерофеев В.Т., Смирнов В.Ф., Кондакова И.Э., Казначеев С.В., Богатов А.Д. Биостойкость эпоксидных полимербетонов, модифицированных каменоугольной смолой // Известия Тульского государственного университета. Технические науки. – 2013. – № 7–2. – С. 310–325.
9. Ерофеев В.Т., Баженов Ю.М., Калгин Ю.И. и др. Дорожные битумоминеральные материалы на основе модифицированных битумов (технология, свойства, долговечность). – Саранск, 2009. – 276 с.
10. Ерофеев В.Т., Волгина Е.В., Казначеев С.В., Кретова В.М. Исследование прочности винилэфирных композитов // Известия Юго-Западного государственного университета. Серия: Техника и технологии. – 2013. – № 4. – С. 081–088.
11. Ерофеев В.Т. Каркасные строительные композиты: автореф. дис. ... д-ра техн- наук / Национальный исследовательский Мордовский государственный университет им. Н.П. Огарева. – М., 1993.
12. Ерофеев В.Т., Коротаев С.А. Каркасные технологии обжигового материала с заполнителем на стеклообразном связующем // Строительные материалы. – 2014. – № 3 (711). – С. 88–91.
13. Ерофеев В.Т., Черкасов В.Д., Лаптев Г.А. и др. Моделирование свойств металлобетонов // Фундаментальные исследования. – 2015. – № 2–17. – С. 3699–3708.
14. Ерофеев В.Т., Волгина Е.В., Казначеев С.В., Богатов А.Д., Ерыкалина И.В. Оптимизация содержания компонентов винилэфирных композитов // Региональная архитектура и строительство. – 2012. – № 1. – С. 22–31.
15. Ерофеев В.Т., Волгина Е.В., Ерыкалина И.В., Казначеев С.В. Оптимизация содержания отверждающих компонентов в винилэфирных композитах // Известия Юго-Западного государственного университета. – 2011. – № 5–2 (38). – С. 427–433.
16. Ерофеев В.Т., Меркулов И.И., Меркулов А.И., Ерофеев П.С. Оптимизация составов бетонов с применением численного моделирования. – Саранск: Изд-во Мордов. ун-та, 2006. – 100 с.
17. Ерофеев В.Т., Завалишин Е.В., Богатов А.Д., Асташов А.М., Коротаев С.А., Никитин Л.В. Силикатные и полимерсиликатные композиты каркасной структуры роликового формования. – М.: АСВ, 2009. – 160 с.
18. Ерофеев В.Т., Баженов Ю.М., Богатов А.Д. и др. Строительные материалы на основе отходов стекла.– Саранск: Изд-во Мордов. ун-та, 2005. – 120 с.
19. Ерофеев В.Т., Черкасов В.Д., Лаптев Г.А., Ерофеев П.С., Меркулов А.И. Экспериментально-теоретическое обоснование создания металлобетонов с оптимальной структурой и повышенной долговечностью // Академический вестник УралНИИпроект РААСН. – 2015. – № 1. – С. 70–76.
20. Ерофеев В.Т., Соколова Ю.А., Богатов А.Д. и др. Эпоксидные полимербетоны, модифицируемые нефтяными битумами, каменноугольной и карбамидной смолами и аминопроизводственными соединениями. – М.: АСВ, 2012. – 244 с.
21. Железобетонные изделия и конструкции: Научно-технический справочник / под ред. Ю.В. Пухаренко, Ю.М. Баженова, В.Т. Ерофеева. – СПб.: НПО «Профессионал», 2013. – 1048 с.
22. Калашников В.И., Ерофеев В.Т., Мороз М.Н. и др. Наногидросиликатные технологии в производстве бетонов // Строительные материалы. – 2014. – № 5. – С. 88–91.
23. Королев Е.В., Прошин А.П., Ерофеев В.Т. и др. Строительные материалы на основе серы. – Саранск: Изд-во Мордов. ун-та, 2003. – 372 с.
24. Лаптев Г.А., Губанов Д.А., Ерофеев В.Т. Оптимизация составов мателлобетонов на алюминиевом связующем // Известия КГАСУ. – 2012. – № 4. – С. 307–311.
25. Лаптев Г.А., Потапов Ю.Б., Ерофеев В.Т. Разработка технологии изготовления металлобетонов // Строительство и реконструкция. – 2015. – № 1 (57). – С. 123–129.
26. Леснов В.В., Борискин А.С., Ерофеев В.Т., Коняшин А.А. Дисперсно-армированные композиты для дорожных покрытий и транспортных сооружений // Транспортное строительство. – 2007. – № 5. – С. 24.
27. Мышкин А.В., Ерофеев В.Т. Оптимизация составов полиэфиракрилатных композитов // Региональная архитектура и строительство. – 2013. – № 3 (17). – С. 56–61.
28. Рабек Я. Экспериментальные методы в химии полимеров: пер. с англ. в 2 Ч. – ч. 1. – М.: Мир, 1983. – 384 с.

Создание новых строительных материалов и изделий, обеспечивающих улучшение их эксплуатационных показателей, повышение эффективности, снижение материалоемкости, стоимости и трудоемкости изготовления является основной задачей в области строительного материаловедения.

Основным компонентом композиционных материалов является вяжущее вещество, которое под воздействием отвердителей или воды переходит из жидкого или тестообразного состояния в твердое. Для изготовления композиционных строительных материалов используется большая группа неорганических и органических связующих, выбираемых с учетом условий эксплуатации и требований к изделиям. Наибольшее применение находят материалы на основе цементных, гипсовых, известковых, битумных и полимерных связующих [1–4, 6, 8, 9, 11, 16, 20–22, 26]. В некоторых областях строительства перспективны композиты на основе жидкого стекла, магнезиальных и серных связующих [12, 13, 17, 18, 25, 19, 23, 24].

Интенсификация строительства сопровождается непрерывными поисками более совершенных композиционных строительных материалов. Примером таких поисков могут служить работы последних лет по улучшению свойств бетонов с помощью полимеров: полимерцементных бетонов, бетонополимеров, полимербетонов. Последние изготавливают на полимерных связующих в смеси с химически стойкими наполнителями и заполнителями без участия минеральных компонентов. По виду связующего различают фенолформальдегидные, фурановые, полиэфирные, эпоксидные, карбамидные, полиуретановые, ацетонформальдегидные, полиметилметакрилатный, полиэтиленовый и другие полимербетоны, а также многочисленные разновидности композитов на модифицированных и совмещенных смолах [4, 5, 27]. Отечественная и мировая практика показывает, что чаще в строительстве используются полимербетоны на эпоксидных, полиэфирных и карбамидных смолах [4, 5, 11, 27].

Из большого многообразия синтетических вяжущих предпочтительными представляются предлагаемые в последнее время отечественной промышленностью винилэфирные смолы, представляющие собой раствор винилового эфира в мономере. Для их получения в качестве мономеров могут выступать стирол, метилметакрилат, винилтолуол, диаллилфталат, триаллилцианурат. Существуют два основных вида винилэфирных смол: на основе диглицидилового эфира бисфенола А и на основе новолачного эпоксифенола.

Наличие в винилэфирной смоле соединения под названием диглицидиловый эфир бисфенола А может говорить о наличии у исследуемой смолы сходных характеристик с эпоксидной смолой.

В первом случае смолу получают реакцией эпоксидной смолы на основе диглицидилового эфира бисфенола А с метакриловой кислотой:

pic_9.wmf

Затем она растворяется в стироле для получения смолы с содержанием твердого вещества не менее 50 %.

Во втором случае смола является продуктом реакции новолачного эпоксифенола и метакриловой кислоты, растворенных в стироле до получения смолы с содержанием твердого вещества 30–36 %:

pic_10.wmf

Молекулярная структура винилэфирных смол позволяет им вступать в реакцию более полно по сравнению с полиэфирами. Это связано с тем, что поперечная сшивка винилэфиров является «концевой», т.е. происходит на концах молекулярной цепи, тогда как у ненасыщенных полиэфирных смол она происходит в середине цепи. Повторяющиеся двойные углеродные связи в эпоксидированной винилэфирной смоле являются реакционными участками, вступающими в свободнорадикальную реакцию. Сшивающиеся связи в полимеризованном винилэфире находятся в конце молекулярной цепи, следовательно, цепь имеет возможность удлинения под действием напряжения, поглощая механический или тепловой удар. Эпоксидная основа стандартной винилэфирной смолы обеспечивает хорошую температурную стабильность и высокую химическую стойкость.

В настоящее время для отверждения винилэфирных смол предложена инициирующая система, состоящая из диметиланилина (ДМА), пероксид циклогексанона (ПЦОН-2) и октоата кобальта (ОК-1).

Диметиланилин – (N,N-диметиламинобензол) – (CH3)2NC6H5 – желтая жидкость с дегтярным запахом, температура плавления 2,5 °С, температура кипения 194,15 °С, плохо растворим в воде (1,4 % при 12 °С). Растворяется в спиртах, бензоле, хлороформе, ацетоне. Получается обработкой анилина метанолом под давлением. Применяется в производстве основных красителей, проявитель для цветной фотографии. Вызывает превращение гемоглобина в метгемоглобин, образование язв на коже (ПДК 0,2 мг/м3).

Пероксид циклогексанона марки ПЦОН-2 – продукт взаимодействия циклогексанона с пероксидом водорода. В результате получается смесь, содержащая перекиси и гидроперекиси циклогексанона в трихлорэтилфосфате. По внешнему виду отвердитель ПЦОН-2 представляет собой бесцветную прозрачную жидкость со слабым специфическим запахом. Плотность 1,11–1,13 г/см3, показатель преломления 1,4718–1,4758. Массовая доля активного кислорода не ниже 4,6 %, массовая доля воды не более 4,2 %, Рн = 3,1–6,7. Температура плавления 70,78 и 82–83 °С соответственно. Растворяется в органических растворителях, не растворяется в воде. Сильно раздражает кожу и слизистые оболочки.

Ускоритель отверждения октоат кобальта марки ОК-1 представляет собой жидкость фиолетового или розового цвета. Ускоритель ОК-1 хорошо растворяется в ненасыщенных полиэфирных смолах. Массовая доля кобальта 1,2–1,5 %; плотность, г/см3 – 0,92–0,95; вязкость кинематическая – 0,96–1,3.

Винилэфирные композиты имеют высокие физико-механические показатели [11–14].

Полимерные композиционные материалы содержат два или более компонентов, и результирующий спектр является приблизительной суммой спектров составляющих гомополимеров. За некоторым исключением, невозможно с помощью одной ИК-спектроскопии обнаружить разницу между сополимерами и смесью гомополимеров.

Количественный анализ методом ИК-спектроскопии выполняется прямым или косвенным сравнением оптической плотности неизвестного вещества при данной длине волны (часто в максимуме интенсивной полосе поглощения) с оптической плотностью того же вещества известной стандартной концентрации. Для расчетов наиболее полезным примером является оптическая плотность в максимуме, так как она легко измеряется и связана с концентрацией [28].

Были получены ИК-спектры неотвержденной винилэфирной смолы марки РП-14С, октоата кобальта (ОК-1), пероксида циклогексанона (ПЦОН-2), 10 % раствора диметиланилина в стироле (рис. 1–4).

Из ИК-спектров органических соединений можно выделить три основные области:

1. 1500–500 см–1 – область валентных колебаний простых связей X–Y: C–C, C–N, C–O и деформационных колебаний простых связей X–H: С–H, O–H, N–H.

2. 2500–1500 см–1 – область валентных колебаний кратных связей X=Y, X≡Y: C=C, C=O, C=N, C≡C, C≡N.

3. 4000–2500 см–1 – область валентных колебаний простых связей X–H: O–H, N–H, C–H, S–H.

Первая область также называется «областью отпечатков пальцев», т.к. положение и интенсивность полос поглощения в этом диапазоне сугубо индивидуальны для каждого конкретного органического соединения. Только по полному совпадению частот и интенсивностей линий в этой области ИК-спектра можно говорить об идентичности сравниваемых объектов. При интерпретации ИК-спектров наиболее информативными являются области 2500–1500 и 4000–2500 см–1. Анализ первой из них позволяет определить в структуре соединения непредельные фрагменты: C=C, C≡C, C=O, C=N, C≡N, ароматические и гетероароматические ядра. Полосы поглощения в области 4000–2500 см–1 позволяют однозначно идентифицировать такие функциональные группы, как O–H, N–H, S–H, а также различные типы связей углерод–водород Csp3–H, Csp2–H, Csp–H, (O=)C–H (альдегид). Поэтому рассмотрение ИК-спектров начинали именно с этих двух областей. При обнаружении в них характеристичных полос валентных колебаний определенных типов связей рекомендуется дополнительно рассматривать полосы соответствующих деформационных колебаний в области 1500–500 см-1, например, в случае связей O–H, N–H, С–H.

В области наиболее высоких частот находятся полосы, отвечающие колебаниям групп, содержащих легкий атом водорода, т.е. групп С–Н, N–Н, О–Н. Увеличение массы атомов при сохранении порядка связи смещают полосы поглощения в длинноволновую область (в сторону меньших частот). Увеличение кратности связи (при сохранении массы) вызывает повышение частот. Колебания, определяемые изменением углов, встречаются в области значительно меньших частот, чем колебания, связанные с растяжением соответствующих связей.

Из спектра неотвержденной винилэфирной смолы, приведенного на рис. 1, можно выделить следующие характеристические области.

Полоса поглощения 1462,22 см–1 отвечает антисимметричному деформационному колебанию метильной группы (СН3) в молекуле. Веерные и крутильные колебания метильной группы отражены частотой 1300,18 см–1. Полоса поглощения 2966,88 см–1 говорит о наличии симметричных валентных колебаний метильной группы в структуре молекулы.

Присутствие кратной связи в молекуле органического соединения приводит к появлению полос поглощения, характеризующих эту связь, и изменяет положение полос поглощения групп, непосредственно связанных с нею. Валентные колебания связи С=С характеризуются полосой поглощения в области 1680–1640 см–1. Это колебание не является строго валентным, поскольку наряду с растяжением связи С=С происходит изменение валентных углов Н–С=С (до 50 %). В ИК-спектре полоса валентного колебания С=С слаба, особенно в тех случаях, когда этиленовая связь находится в середине молекулы. Этим и можно объяснить достаточно слабую полосу поглощения 1639,69 см–1, она свойственна для соединения RCH=CH2. Поглощение области 1041,69 и 829,49 см–1 с хорошей степенью достоверности характеризует концевую винильную группу (R–CH=CH2).

pic_11.wmf

Рис. 1. ИК-спектр неотвержденной винилэфирной смолы РП-14С

Полосы поглощения в области 1600–1500 см–1 в спектрах ароматических соединений могут проявиться в виде трех полос: при 1600, 1580, 1500, 1450 см–1 интенсивность этих полос меняется в очень широких пределах. Как правило, полоса в области 1500 см–1 интенсивнее полосы при 1600 см–1. Это хорошо видно в спектре винилэфирной смолы, где полоса поглощения 1508,52 см–1 интенсивнее, чем 1608,83 см–1, что говорит о наличии в соединении ароматического кольца.

Колебания карбонильной группы представлены полосой поглощения 1716,85 см–1. Полоса поглощения 1250,02 см–1 говорит о деформационных колебаниях связи С–О в соединении группы С–О–С, характерной для простых эфиров (так называемая «эфирная полоса»).

На следующем этапе исследований были получены ИК-спектры всех компонентов отверждающей системы (рис. 2–4).

На рис. 2 представлен ИК-спектр октоата кобальта.

Характерные полосы углеводородов, связанные с характеристическими частотами С–Н (метальные, метиленовые и метановые группы), находятся в трех областях: 3000–2800 см–1, 1400–1300 см–1 и около 700 см–1. Валентные колебания связи С-Н проявляются в виде сложной полосы поглощения, в которой пики при 2962 и 2872 см–1 принадлежат колебаниям метильной группы – в рассматриваемом соединении это частота 2870,43 см–1. Как правило, интенсивность поглощения метиленовых групп значительно возрастает с увеличением их числа, в то время как интенсивность полос метальных групп изменяется мало. Для метиленовых групп СН2 характерны четыре типа деформационных колебаний: ножничные (bending), веерные (wagging), крутильные (twisting) и маятниковые – (rocking). Маятниковые колебания метиленовой группы СН2 в октоате кобальта характеризуются наличием частоты 775,48 см–1.

pic_12.wmf

Рис. 2. ИК-спектр октоата кобальта ОК-1

pic_13.wmf

Рис. 3. ИК-спектр пероксида циклогексанона ПЦОН-2

Интенсивность поглощения метиленовых групп значительно возрастает с увеличением их числа, в то время как интенсивность полос метальных групп изменяется мало (небольшое изменение интенсивности происходит за счет перекрывания полос групп СН2 и СН3). Интенсивность полос поглощения групп СН2 и СН3 находится в линейной зависимости от их числа, что может быть использовано для определения количества метальных и метиленовых групп в индивидуальных углеводородах или их смесях. Частоты 3082,62 и 2955,31 см–1, наблюдаемые в спектре характерны для группы =СН2 и асимметричных валентных колебаний группы СН3 соответственно. Колебания ароматического кольца представлены в спектре частотами 1604,97 и 1493,08 см–1, что говорит о наличии в ускорителе ОК-1 стирольных групп. Полосы поглощения в области 775,48 и 698,32 см–1 свидетельствуют о деформативных колебаниях связи С–Н в группах СН3, причем интенсивность данных полос поглощения говорит о достаточно большом числе рассматриваемых групп в молекуле углеводорода. Пик спектра с частотой 435,97 см–1 характеризует наличие кобальта в соединении.

ИК-спектр пероксида циклогексанона приведен на рис. 3.

Введение гидроксильной группы в молекулу органического соединения приводит к изменению спектра и к появлению новых полос поглощения, связанных с колебаниями связей О–Н и С–О. Наиболее характерные полосы поглощения появляются в областях 3600–3000 см–1 (валентные колебания О–Н группы) и 1400–1000 см–1 (колебания, связанные с присутствием группы С–О–Н). В области 3630,47–3213,80 см–1 проявляются валентные колебания О–Н, которые являются характеристическими, поскольку в них принимает участие легкий атом водорода. Участие гидроксильной группы в образовании межмолекулярных водородных связей проявляется в смещении полосы поглощения в сторону меньших частот и значительном увеличении ее интенсивности, что и наблюдается на рис. 3.

Область 1400–1000 см–1 является областью скелетных колебаний молекулы. Наличие полярной связи С–О вызывает появление интенсивной полосы поглощения в интервале 1200–1000 см–1 (в нашем случае это частоты 1126,57 и 1064,84 см–1), вызванной участием этой группы в скелетных колебаниях. В нашем случае данная связь присутствует в соединении С–ОН циклических третичных спиртов. Кроме того, в области 1400–1250 см–1 (1288,61 см–1 в спектре) появляются интенсивные полосы поглощения, связанные с плоскими деформационными колебаниями группы ОН. Наличие в соединении связи С=О отражено частотой 1732,29 см–1.

ИК-спектр 10 %-ного раствора диметиланилина в стироле приведен на рис. 4.

Полосы поглощения в области 1650–1500 см–1 (в нашем случае 1601,11 см–1) определяются деформационными колебаниями аминогруппы. Полоса деформационных колебаний NH-группы вторичных аминов, расположенная в области 1600–1500 см–1, обычно слабая и определяется трудно. В ароматических аминах она маскируется скелетными колебаниями кольца. Аминогруппа влияет на валентные и деформационные колебания углеводородного радикала. Деформационные колебания метиленовой группы, соединенной с электроноакцепторным азотом =+N–, находятся в области 1440–1400 см–1, т.е. существенно снижены. Полоса поглощения 1493,08 см–1 скорее всего, указывает на наличие группировки form_1.wmf. Полоса поглощения с частотой 2924,44 см–1 характеризует асимметричные валентные колебания группы СН3.

pic_14.wmf

Рис. 4. ИК-спектр 10 %-ного раствора диметиланилина в стироле

Выводы

1. Из большого многообразия полимерных связующих предпочтительными являются производимые в последние годы в России винилэфирные смолы, представляющие собой раствор винилового эфира в мономере.

2. Для отверждения винилэфирных смол рекомендуется инициирующая система, состоящая из диметиланилина, пероксида циклогексанона и октоата кобальта.

3. В данной работе методом ИК-спектроскопии изучена структура винилэфирной смолы и отверждающих компонентов.

4. Количественный анализ методом ИК-спектроскопии выполняется сравнением оптической плотности веществ в максимуме.

5. Из ИК-спектров органических соединений выделены три основные области:

  • 1500–500 см–1 – область валентных колебаний простых связей X–Y: C–C, C–N, C–O и деформационных колебаний простых связей X–H: С–H, O–H, N–H – положение и интенсивность полос поглощения в этом диапазоне сугубо индивидуальны для каждого конкретного органического соединения.
  • 2500–1500 см–1 – область валентных колебаний кратных связей X=Y, X≡Y: C=C, C=O, C=N, C≡C, C≡N – позволяет определить в структуре соединения непредельные фрагменты: C=C, C≡C, C=O, C=N, C≡N, ароматические и гетероароматические ядра.
  • 4000–2500 см–1 – область валентных колебаний простых связей X–H: O–H, N–H, C–H, S–H – позволяют однозначно идентифицировать такие функциональные группы, как O–H, N–H, S–H, а также различные типы связей углерод – водород Csp3–H, Csp2–H, Csp–H, (O=)C–H (альдегид).

Библиографическая ссылка

Ерофеев В.Т., Деряева Е.В., Казначеев С.В., Танасейчук Б.С. ИЗУЧЕНИЕ ВИНИЛЭФИРНОЙ СМОЛЫ И ОТВЕРЖДАЮЩЕЙ СИСТЕМЫ МЕТОДОМ ИК-СПЕКТРОСКОПИИ // Фундаментальные исследования. – 2016. – № 3-2. – С. 255-262;
URL: http://fundamental-research.ru/ru/article/view?id=40041 (дата обращения: 18.01.2018).

Предлагаем вашему вниманию журналы, издающиеся в издательстве «Академия Естествознания»
(Высокий импакт-фактор РИНЦ, тематика журналов охватывает все научные направления)

«Фундаментальные исследования» список ВАК ИФ РИНЦ = 1.252