Научный журнал
Фундаментальные исследования
ISSN 1812-7339
"Перечень" ВАК
ИФ РИНЦ = 1,222

ТРАНСФОРМАЦИЯ ТРАДИЦИОННЫХ ФОРМ ЗАНЯТОСТИ КОРЕННЫХ МАЛОЧИСЛЕННЫХ НАРОДОВ СЕВЕРА

Харамзин Т.Г. 1 Изюмов И.В. 2
1 Обско-Угорский институт прикладных исследований и разработок
2 ФГБОУ ВПО «Тюменский государственный нефтегазовый университет»
В статье авторы исследуют произошедшие изменения в традиционных формах занятости коренного населения. Возможность ориентации на привлекательные виды профессиональной деятельности у аборигенного населения Севера будет зависеть от успешности развития тех или иных отраслей, количества и качества рабочих мест и профессиональной подготовки лиц, желающих занять эти места. При этом особую заботу необходимо проявить об отраслях традиционного хозяйственного комплекса. Ориентация на занятость традиционными формами природопользования у аборигенов сохраняет устойчивый характер, несмотря на происходящие социальные изменения и существующие проблемы. Мнения респондентов по наиболее значимым для них видам традиционной деятельности должны послужить основанием для создания материально-технической базы различных предприятий в исследуемых районах округа. Для этого необходимо определить ориентацию аборигенного населения на традиционный труд в зависимости от района их проживания. Как свидетельствуют исследования, решение социально-экономических проблем коренных малочисленных народов Севера должно базироваться на сохранении и развитии исторически сложившегося производственного и бытового уклада жизни на новой технической основе, обеспечении устойчивого функционирования традиционных форм хозяйствования.
коренные народы севера
традиционное хозяйство
рыночная экономика
частная собственность
хозяйствующий субъект
1. Артюхов А.В., Хайруллина Н.Г. Социально-демографическая ситуация в оценках коренных народов Севера // Известия высших учебных заведений. Социология. Экономика. Политика. – 2011. – № 4. – С. 80–84.
2. Артюхов А.В., Хайруллина Н.Г. Тенденции этнокультурной ситуации в северном регионе // Знание. Понимание. Умение. 2012. – № 3. – С. 106–109.
3. Изюмов И.В. Место гражданско-правовых договоров направленных на геологическое изучение недр в системе гражданско-правовых отношений // Известия высших учебных заведений. Социология. Экономика. Политика. – 2014. – № 4. – С. 47–51.
4. Хайруллина Н.Г. Взаимоотношения коренного населения Тюменского Севера с участниками нефтегазового освоения // Нефть и газ. – 1998. – № 1. – С. 116–119.
5. Хайруллина Н.Г. Государственное регулирование рынка труда: мнения экспертов // Вестник Орловского государственного университета. Серия: Новые гуманитарные исследования. – 2014. – № 2 (37). – С. 49–51.
6. Хайруллина Н.Г. // Проблемы формирования единого экономического пространства и социального развития в странах СНГ: материалы Международной научно-практической конференции. – Тюмень, 2010. – С. 196–204.
7. Хайруллина Н.Г., Алгадьева Т.М. Традиционное мировоззрение в этнокультуре ханты и манси // Социологические исследования. – 2007. – № 7. – С. 31–34.
8. Хайруллина Н.Г., Балюк Н.А. Реконструкция традиционного природопользования обских угров. – Тюмень: ТюмГНГУ, 2007.
9. Хайруллина Н.Г. Социальные аспекты устойчивого развития Тюменской области // Известия высших учебных заведений. Социология. Экономика. Политика. – 2014. – № 3 (42). – С. 74–80.
10. Хайруллина Н.Г. Этническая идентификация коренных малочисленных народов Тюменского Севера (результаты социологического исследования) // Нефть и газ. – 2000. – № 3. – С. 117–121.
11. Харамзин Т.Г. Экономика традиционного природопользования коренных малочисленных народов Севера (по материалам социологических исследований). – М.: Икар, 2001.
12. Харамзин Т.Г., Хайруллина Н.Г. Обские угры (социологические исследования материальной и духовной культуры): монография. – Тюмень: ТюмГНГУ, 2003.
13. Харамзин Т.Г. Экологическое здоровье обских угров: монография. – Ханты-Мансийск, 2010.

Особенности социально-экономического развития коренных малочисленных народов Севера определяют специфику их трудовой занятости. Известно, что у коренных народов Севера исторически сложилась ориентация на следующие отрасли традиционного хозяйства: оленеводство, рыболовство и охотничий промысел. От их развития зависит жизнедеятельность 40 % сельского коренного населения Ханты-Мансийского автономного округа. Для трудоспособного населения из числа коренных малочисленных народов округа характерна невысокая занятость в народном хозяйстве [12].

Коренное население, ведущее традиционный образ жизни, работает, занимаясь оленеводством, охотой и рыболовством для удовлетворения, как правило, собственных нужд. Последние годы созданы новые организационные формы их деятельности – национальные и родовые общины, ассоциации, снабженческо-сбытовые фактории и т.д. Проблему создания рабочих мест для коренного населения сложнее решить в крупных поселках и городах. Попытки создания здесь новых рабочих мест и специальных предприятий для коренных малочисленных народов Севера не дают положительных результатов, поскольку существует конкуренция более подготовленного в профессиональном плане иноэтнического населения округа и коренных северян со своими психологическими особенностями. Преимущественные сферы занятости коренных малочисленных народов Севера в материальной сфере: сельское хозяйство, торговля, сфера услуг и общественное питание; нефтегазовая отрасль; геологоразведка; в социальной сфере: образование, культура и здравоохранение [3, 13].

Основные сдвиги, произошедшие в структуре занятости коренных народов, связаны с увеличением доли работающих в сфере нематериального производства из-за повышения их образовательного уровня. Увеличение числа занятых в непроизводственной сфере позволило вовлечь женщин в трудовую деятельность.

Национальных предприятий, занимающихся традиционными промыслами, в целом по Ханты-Мансийскому автономному округу становится больше. При планировании создания новых рабочих мест для коренных малочисленных народов Севера необходимо учитывать общее число безработных; их желание участвовать в трудовом процессе; численность фактически занятого, но неоформленного на работу населения; занятых в личном подсобном хозяйстве; неработающих женщин по уходу за детьми; сложившуюся и перспективную половозрастную структуру населения и другие факторы [11, 12].

В настоящее время решение вопросов занятости коренного населения округа и создание новых рабочих мест остается важнейшим направлением социально-экономического развития коренных малочисленных народов Севера. На эти цели ежегодно из бюджета округа выделяются значительные финансовые ресурсы. Использованы значительные средства на возвратные кредиты национальным предприятиям, факториям, родовым общинам; на приобретение оленей, лодочных моторов, охотснаряжения, сетематериалов, нефтепродуктов; на приобретение средств связи, электрооборудования владельцам родовых угодий; на транспортные расходы по доставке продукции традиционных отраслей; строительство производственных объектов.

Население различных населенных пунктов в неодинаковой степени обеспечено объектами производственной и социальной инфраструктуры, условиями для трудоустройства, возможностями снабжения сырьем, инвентарем и пр. В связи с этим для отдельных населенных пунктов разрабатываются дополнительные мероприятия. Для населенных пунктов с численностью до 200 человек основным направлением развития материальной сферы является создание условий для заготовки и добычи продукции традиционных промыслов: строительство заготовительных пунктов, складов, обеспечение холодильными установками для хранения скоропортящейся продукции, транспортными средствами, необходимым снаряжением и инвентарем. Наиболее предпочтительная форма организации – снабженческо-сбытовая фактория [8]. В населенных пунктах с численностью от 200 до 1000 человек, имеющих высокий удельный вес коренного населения, необходимо обеспечить создание мини-предприятий по переработке и выпуску конечной продукции традиционных отраслей северного хозяйства и других (лесозаготовка, лесопереработка, строительство и др.).

Таким образом, главным направлением социально-экономического развития населенных пунктов с высоким уровнем коренного населения в местах их компактного проживания является создание рабочих мест и обеспечение работой в традиционных отраслях хозяйства, а в крупных населенных пунктах и городах главное внимание необходимо уделить оказанию адресной помощи коренным малочисленным народам Севера и содействию их занятости в нетрадиционных отраслях [1, 2].

В момент анкетного опроса доля занятых традиционным трудом составила среди сельского населения 10,4 %, а среди городского ни одного респондента. Таким образом, доля лиц, занятых традиционным трудом, сократилась за последние 20–30 лет в сельской местности в 5–6 раз, в городской – в 20 раз. Доля родителей городских респондентов, занятых в традиционных промыслах, в общем массиве представителей коренных народов Севера невелика. По сравнению с долей занятых в промысловом хозяйстве родителей сельских респондентов, она была в поколении родителей в 2,5 раза меньше [11].

Особенно заметны различия между городским и сельским населением применительно к занятым в рыболовстве. Если в поколении родителей доля занятых рыболовством была в 2 раза выше, чем среди городских жителей (соответственно 15,2–20,5 и 4,6–7,5 %), то в момент опроса это различие сократилось в 4,5 раза (4,5 у селян и 0,0 % у горожан). Существенно уменьшилась доля городского и сельского населения среди занятых в охотничьем промысле. В поколении родителей доля охотников в общей структуре занятости коренных народов Севера была в 3 раза выше (соответственно 26,1–32,7 и 14,6–5,0 %), в момент опроса это различие сократилось в 2,2 раза [7, 9].

В большой степени меняется доля традиционных занятий в общей структуре трудовой деятельности коренных малочисленных народов Севера, но привлекательность самих традиционных видов деятельности не угасает и на протяжении последних лет находится примерно на одном и том же уровне. Чуть меньше трети сельских респондентов (28,9 %) и примерно каждый пятый горожанин (18,9 %) хотели бы заниматься традиционным трудом: оленеводством, рыболовством, охотничьим промыслом, сбором и переработкой дикоросов, но это ориентация селян и горожан на традиционные промыслы. В действительности только 10,3 % селян заняты традиционным трудом (среди горожан нет ни одного человека) [6].

Возможность ориентации на привлекательные виды профессиональной деятельности у аборигенного населения Севера будет зависеть от успешности развития тех или иных отраслей, количества и качества рабочих мест и профессиональной подготовки лиц, желающих занять эти места. При этом особую заботу необходимо проявить об отраслях традиционного хозяйственного комплекса. Ориентация на занятость традиционными формами природопользования у аборигенов сохраняет устойчивый характер, несмотря на происходящие социальные изменения и существующие проблемы.

И городские, и сельские респонденты по степени привлекательности первое место отдали рыболовству (соответственно 24,0 и 28,5 %). Далее с небольшим разрывом в процентном соотношении лидирует охотничий промысел (18,3 и 20,1 %). На третьем месте по привлекательности – сбор и переработка ягод, орехов и других дикоросов (16,1 и 22,8 %). Следует отметить, что у респондентов, проживающих в городской местности, с небольшим отрывом следует сувенирное производство – 13,1 %, среди сельских жителей этот показатель в 2,5 раза меньше. Остальные формы занятости у горожан и селян не пользуются особой популярностью и занимают примерно одинаковые позиции, разница колеблется в пределах одного процента.

Анализ парной зависимости традиционных форм занятости и этнической принадлежности показал, что среди ханты и манси, проживающих в сельской местности округа, преобладает настрой на рыболовство (соответственно 25,6 и 25,4 %), охотничий промысел (15,5 и 11,5 %), а также сбор и переработку ягод, грибов, орехов и других дикоросов (24,4 и 30,6 %) [5].

У ненцев округа преобладают иные ориентации: рыболовство (20,0 %), охотничий промысел (20,0 %), оленеводство (16,0 %), а также сбор и переработка дикоросов (16,0 %). Значительный интерес вызвал настрой коми округа, так как респонденты данной национальности в нашем исследовании принимают участие впервые: среди коми в первую очередь преобладает настрой на сбор и переработку дикоросов (41,7 %) и далее в порядке убывания: оленеводство (16,7 %), рыболовство (8,3 %) и охотничий промысел (8,3 %).

Кроме того, интересные данные получены при анализе ответов на вопрос о наиболее значимых видах традиционной деятельности в зависимости от пола респондентов. Отметим то обстоятельство, что на значимость мужской триады отраслей (охота, рыболовство, оленеводство) указали не только мужчины, но и женщины. Между тем значение некоторых женских занятий отметили и мужчины. У мужчин-селян наблюдается ориентация на рыболовство (39,9 %) и охотничий промысел (26,9 %), а у женщин-селянок – сбор и переработку дикоросов (34,9 %), рыболовство (15,6 %), пошив традиционной одежды, обуви, головных уборов из кожи и меха (7,6 %).

Мнения респондентов по наиболее значимым для них видам традиционной деятельности должны послужить основанием для создания материально-технической базы различных предприятий в исследуемых районах округа. Для этого необходимо определить ориентацию аборигенного населения к традиционному труду в зависимости от района их проживания. Как свидетельствуют исследования, решение социально-экономических проблем коренных малочисленных народов Севера должно базироваться на сохранении и развитии исторически сложившегося производственного и бытового уклада жизни на новой технической основе, обеспечении устойчивого функционирования традиционных форм хозяйствования [4, 11]. Так считает и само коренное население округа. Наши исследования показывают, что более 70 % респондентов считают занятость в традиционных отраслях основой своей жизнедеятельности.

Рассмотрим динамику предпочтений респондентов в отношении организационных форм традиционного хозяйства аборигенного населения в зависимости от района их проживания в Ханты-Мансийском автономном округе. В Березовском районе следует создавать: компактные цеха (32,3 %); семейные бригады (15,4 %); мастерские (15,4 %); снабженческо-сбытовые фактории (15,4 %). В Кондинском районе: семейные бригады (26,8 %); совместные предприятия (17,3 %); мастерские (14,4 %); компактные цеха (11,9 %); снабженческо-сбытовые фактории (11,9 %). В Октябрьском районе: семейные бригады (29,7 %); совместные предприятия (14,3 %); мастерские (13,9 %); снабженческо-сбытовые фактории (12,0 %); частные предприятия (9,4 %).

В ходе обработки анкет селян были получены следующие оценки:

В звероводстве и охотничьем промысле удобнее создавать: семейные бригады на родовых угодьях – 33,3 %; мастерские – 19,4 %; снабженческо-сбытовые фактории – 19,6 %;

рыболовстве: семейные бригады на родовых угодьях – 57,1 %; мастерские – 21,4 %; снабженческо-сбытовые фактории – 19,6 %;

оленеводстве: семейные бригады на родовых угодьях – 50,0 %; кооперативы – 16,7 %; компактные цеха – 16,7 %; снабженческо-сбытовые фактории – 16,7 %;

художественных промыслах: семейные бригады – 25,0 %; кооперативы – 25,0 %; мастерские – 25,0 %; ассоциации – 25,0 %.

Как видим, различия в мнениях при выборе наиболее предпочтительных организационных форм зависят в большей степени от вида традиционной деятельности, которым хотело бы заниматься коренное население Ханты-Мансийского автономного округа.

Таким образом, ориентации коренных малочисленных народов Ханты-Мансийского автономного округа на традиционные формы хозяйствования соответствует широкий набор предпочтений в выборе организационных форм северного хозяйства. Преобладание ориентации на традиционные хозяйственные занятия у аборигенного населения в целом и у той части, которая уже так или иначе включена или собирается включиться в новые организационные формы хозяйственно-экономических отношений, предполагает возможность эффективного сочетания традиционных видов хозяйственной деятельности с новыми, которые готово освоить коренное население. При этом предпочтения все чаще отдаются в пользу традиционных отраслей природопользования.


Библиографическая ссылка

Харамзин Т.Г., Изюмов И.В. ТРАНСФОРМАЦИЯ ТРАДИЦИОННЫХ ФОРМ ЗАНЯТОСТИ КОРЕННЫХ МАЛОЧИСЛЕННЫХ НАРОДОВ СЕВЕРА // Фундаментальные исследования. – 2015. – № 12-5. – С. 1067-1070;
URL: http://fundamental-research.ru/ru/article/view?id=39680 (дата обращения: 23.08.2019).

Предлагаем вашему вниманию журналы, издающиеся в издательстве «Академия Естествознания»
(Высокий импакт-фактор РИНЦ, тематика журналов охватывает все научные направления)

«Фундаментальные исследования» список ВАК ИФ РИНЦ = 1.252