Научный журнал
Фундаментальные исследования
ISSN 1812-7339
"Перечень" ВАК
ИФ РИНЦ = 1,222

ФАКТОРЫ РИСКА ЗДОРОВЬЕСБЕРЕЖЕНИЯ РОССИЙСКИХ ПЕНСИОНЕРОВ

Арстангалиева З.Ж. 1 Чернышкова Е.В. 1 Андриянов С.В. 1 Масляков В.В. 1
1 ГБОУ ВПО «Саратовский государственный медицинский университет им. В.И. Разумовского Минздрава России»
На основании данных отечественных эмпирических исследований, представлен анализ основных факторов риска здоровьесбережения людей пожилого возраста в нашей стране. К ним относятся следующие: смещение ответственности за заботу о своем здоровье с индивидуального уровня на государственный; недоверие к медицине; распространение практик самолечения; низкая медицинская активность и культура здоровья; отсутствие массового приоритета здорового образа жизни. Кроме того, дискриминационные практики в профессионально-трудовой деятельности, вытесняющие пожилых работников с рынка труда и ориентирующие их на программу «доживания», способствуют снижению мотивации к поддержанию здоровья. Наличие вредных привычек, несбалансированное питание и особенности пищевого поведения, низкая физическая активность в совокупности с пассивными формами досуга, представляют собой значительные риски сохранения и укрепления здоровья представителей старшей возрастной группы.
пожилые люди
пенсионеры
здоровьесбережение
факторы риска
1. Андриянова Е.А. Социальные параметры профессионального пространства медицины: автореф. дис. … докт. социол. наук. – Волгоград, 2006. – 39 с.
2. Владимиров Д.Г. Старшее поколение как фактор экономического развития // Социологические исследования. – 2004. – № 4. – С. 57–59.
3. Глобальная стратегия по питанию, физической активности и здоровью, 2004. [Электронный ресурс] // Официальный сайт ВОЗ. Режим доступа: http://www.who.int/dietphysicalactivity/factsheet_adults/ru/index.html (дата обращения: 15.10.2014).
4. Доброхлеб В.Г. Ресурсный потенциал пожилого населения России // Социологические исследования. – 2008. – № 8. – С. 55–61.
5. Едим, как хотим и что придется: россияне о здоровом питании и занятиях спортом. Пресс-выпуск ВЦИОМ № 1220 от 12 мая 2009 [Электронный ресурс] // Всероссийский центр изучения общественного мнения (ВЦИОМ). Режим доступа: http://wciom.ru/novosti/press-vypuski/press-vypusk/single/11837.html (дата обращения: 15.10.2014).
6. Журавлева И.В. Здоровье подростков: социологический анализ. – М.: Институт социологии РАН, 2002. – 240 с.
7. Занимаемся физкультурой: где, как, как часто? Пресс-выпуск № 1016 [Электронный ресурс] // Всероссийский центр изучения общественного мнения (ВЦИОМ). Режим доступа: http://wciom.ru/index.php?id=268&uid=10478 (дата обращения: 15.10.2014).
8. Карпенко О.М., Жамилов И.М. Питание пациентов старших возрастных групп как значимый фактор качества жизни // Здоровье населения и среда обитания. – 2012. – № 2. – С. 12–14.
9. Качан Е.Ю. и др. Роль умеренной физической активности в пожилом возрасте: медико-социальные аспекты занятий финской ходьбой с палками / Е.Ю. Качан, Р.Н. Терехина, И.А. Винер-Усманова, С.В. Трофимова // Ученые записки университета имени П.Ф. Лесгафта. – 2013. – № 11 (95). – С. 68–71.
10. Ковалева Н.Г. Пожилые люди: социальное самочувствие // Социологические исследования. – 2001. – № 7. – С. 73–79.
11. Козлова Т.З. Пенсионеры о себе. – М.: Изд-во Ин-та социологии РАН, 2001.
12. Краснова О.В. Порождение заблуждений: пожилые люди и старость // Отечественные записки. – 2005. – № 3. – С. 168–177.
13. Наше здоровье – в горах и в деревне [Электронный ресурс]. Всероссийский центр изучения общественного мнения // Режим доступа: http://wciom.ru/index.php?id=266&uid=2940 (дата обращения: 15.10.2014).
14. Максимова С.Г. Социально-психологические аспекты дезадаптации лиц пожилого возраста и старческого возраста // Клиническая геронтология. – 2000. – № 5/6. – С. 58–63.
15. Молчанова О.М. Влияние старения населения на потребительское поведение (по матер. Междунар. науч.-практ. конф. «Демографическое развитие и его социально-экономические последствия») [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://www.demoscope.ru/weekly/2002/063/analit04.php (дата обращения: 25.10.2014).
16. Петрова Ж.В. Гендерные особенности пролонгирования профессионально-трудовой деятельности пенсионеров по возрасту: автореф. дис. ... канд. социол. наук. – Саратов, 2011. – 20 с.
17. Питание людей пожилого и старческого возраста [Электронный ресурс] // Режим доступа: http://old.smed.ru/guides/cure/CU26/CU28/242#article (дата обращения: 22.12.2014).
18. Развитие европейского рынка пищевых добавок – глобальные перспективы : тез. выступлений участников 12-й Междунар. выставки «Пищевые ингредиенты, добавки и пряности». [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://www.ingred.ru/zip/thesis/07_12_special.pdf (дата обращения 26.09.2014).
19. Савельева Ж.В. «Здоровье» и «болезни» россиян как социальные конструкции // Власть. – 2009. – № 8. – С. 115–118.
20. Cаралиева З.М., Балабанов С.С. Пожилой человек в центральной России // Социологические исследования. – 1999. – № 12. – С. 99–112.
21. Смирнова Т.В. Пожилые люди: стереотипный образ и социальная дистанция // Социологические исследования. – 2008. – № 8. – С. 49–55.
22. Смусева О.Н., Соловкина Ю.В. Побочные лекарственные реакции при самолечении // Саратовский научно-медицинский журнал. – 2012. – Т. 8, № 1. – С. 35–37.
23. Суховская О.А. и др. Выявление ранних стадий заболеваний органов дыхания, ассоциированных с табакокурением // О.А. Суховская, А.Г. Козырев, Е.А. Киселёва, М.Ю. Каменева, Т.В. Булгакова // Тюменский медицинский журнал. – 2008. – № 2. – С. 3–6.
24. Чернышкова Е.В. Медико-социальные риски пролонгирования активного образа жизни пожилых людей // Фундаментальные исследования. – 2012. – № 3. – Ч. 2. – С. 358–361.
25. Чернышкова Е.В., Андриянова Е.А. Активный образ жизни в пожилом возрасте: медико-социальные стратегии, риски, практики. – Саратов: ИЦ «Наука», 2012. – 259 с.

Современная социально-демографическая ситуация в нашей стране характеризуется не только численным увеличением людей пожилого и старческого возраста, но и значительным количеством лиц, продолжающих трудовую деятельность после наступления пенсионного возраста. Как показывает ряд исследований, «молодые» пожилые – люди 55–65 лет, наиболее мотивированы к продолжению трудовой деятельности в сравнении с более старшими возрастными подгруппами и обладают значительным ресурсным потенциалом [2, 4, 16, 21]. Вопросы здоровьесбережения пожилых людей являются на сегодняшний день достаточно разработанными в медицинской науке, при этом спецификой этих исследований является их сфокусированность на лечении и профилактике заболеваний пациентов данной возрастной группы. В социогуманитарных науках работы по проблеме здоровьесбережения пожилых людей представлены недостаточно. Так как в настоящее время существует определенное несоответствие между потребностями пожилого человека в здоровье и усилиями, направленными на его сохранение и укрепление, актуальным представляется изучение различных факторов, влияющих на здоровьесбережение представителей пожилого возраста. Особое внимание, на наш взгляд, должно уделяться анализу рисков здоровьесбережения работающих пенсионеров в контексте реализации их профессионально-трудового, интеллектуального и личностного потенциала.

Постепенное и неуклонное увеличение доли людей пожилого и старческого возраста в общей структуре населения нашей страны требует пересмотра социальной политики в отношении представителей старшей возрастной группы. Несправедливо было бы не отметить наличие определенных попыток решения данных вопросов на государственном уровне. Декларируемая социальная политика уделяет значительное внимание пожилым людям – одной из наиболее уязвимых групп населения, так как поддержание здоровья и активности представителей старшего поколения является важным показателем эффективности государственных стратегий в области здравоохранения и социального обеспечения. Перспективы создания благоприятной демографической ситуации, повышения качества жизни и здоровья пожилого населения представлены в Концепции демографического развития Российской Федерации на период до 2015 года. Кроме того, определены приоритеты в укреплении здоровья и увеличении продолжительности жизни населения, рассмотрены меры по предупреждению различных возрастзависимых и возрастнезависимых заболеваний.

Однако опросы, проведенные Всероссийским Центром Изучения Общественного Мнения (ВЦИОМ), позволяют констатировать низкую восприимчивость россиян к призывам государства заботиться о своем здоровье. Так, равное количество респондентов утверждает, что «в наших болезнях виновато государство, которое перестало заботиться о здоровье граждан» и что «в болезнях виновно общее ухудшение жизни людей в стране» – по 31 % опрошенных. Почти четверть участников опроса считают основной причиной снижения уровня здоровья населения «низкую квалификацию и невнимательность медицинских работников» – 24 % [13].

Понятие «здоровьесбережение» тесным образом связано с понятием «здоровый образ жизни». Современные отечественные исследования позволяют говорить об отсутствии в нашей стране массового приоритета здорового образа жизни в различных возрастных группах, что, безусловно, определяет наличие рисков здоровьесбережения. По мнению ряда авторов, ценность здоровья имеет инструментальный характер, а многочисленные эмпирические данные свидетельствуют о низкой культуре здоровья по сравнению с другими странами. Так, среди пожилого населения в индивидуальных стратегиях поддержания собственного здоровья доминирует практика позднего обращения за медицинской помощью, обращение к недостоверным источникам информации за медицинскими сведениями, самолечение [1, 6, 19].

Проблема самолечения пожилого населения чрезвычайно глубокая и многогранная. По данным исследований, в нашей стране практики самолечения являются вторым по частоте способом спасения от болезней. Существование таких практик обусловлено целым комплексом причин, основными из которых являются следующие: недоверие к современной медицине (в том числе к профессионализму врачей); невозможность полноценного использования ресурсов платной медицины из-за отсутствия финансовых средств; уверенность в собственном (друзей, соседей, родственников) опыте поддержания здоровья; использование предыдущих предписаний врачей. Огромную роль в распространении практик самолечения играют средства массовой информации. Рост спроса на медицинские услуги ведет к росту их предложения, увеличению количества рекламы «атрибутов» здорового образа жизни, происходит расширение рынка сбыта разнообразных препаратов и приборов, имеющих «поддерживающие» свойства. Агрессивная реклама современных средств и приборов, способных «быстро и качественно» устранить проблемы со здоровьем (в отличие от традиционных медицинских сервисов), способствует формированию целой группы людей, которые в стремлении оказать медицинскую помощь себе или близким провоцируют отрицательные последствия самодиагностики и самолечения. Важно отметить, что пожилые люди чаще других возрастных групп выступают «мишенью» такого рода рекламных кампаний в СМИ [15, 22].

Здесь следует отметить еще один фактор риска здоровьесбережения представителей старшей возрастной группы, зачастую обусловленный медикализацией позднего возраста, – лекарственную зависимость. Лекарственная зависимость способна индуцировать бесконтрольное использование лекарственных средств, биологически активных добавок. Мотивы для самостоятельного назначения и употребления различных медикаментов среди пожилых людей различны и варьируются от «необходимо заблаговременно поддержать здоровье», «принять меры профилактики до обострения имеющихся заболеваний» до тезисов «некогда болеть» и «болеть дорого». Доказано, что бесконтрольный прием различного рода препаратов, игнорирование или незнание информации о противопоказаниях и побочных эффектах влечет за собой формирование рисков здоровья людей пожилого возраста, включающих в себя не только обострение хронических, но и развитие других серьезных заболеваний [18, 24].

Мотивация к продолжению профессионально-трудовой деятельности является мощнейшим механизмом для реализации индивидуальных практик здоровьесбережения пожилых людей. Продолжение профессиональной деятельности в пожилом возрасте способствует репродукции социального статуса пожилого человека в семье и обществе, улучшению материального положения, ощущению независимости и самоуважения, помогает справиться с негативными проявлениями кризиса позднего возраста, является позитивной составляющей социального самочувствия пожилого человека. Однако в современном обществе дифференциация социальных статусов и возрастная стратификация общества осуществляется в соответствии с такими ценностями, как продуктивность и результативность. Эти ценности, в конечном счете, и лежат в основе негативно-пренебрежительного отношения к пожилым людям как к субъектам, которые не соответствуют требованиям «трудовой этики» [12]. На наш взгляд, показательными являются данные проведенного в Нижнем Новгороде исследования мотивационной составляющей продолжения трудовой деятельности пожилыми людьми после наступления пенсионного возраста. По результатам опроса, только 9 % пенсионеров с радостью восприняли прекращение работы, тогда как 70 % респондентов указали, что прекращение профессиональной деятельности – это вынужденный поступок [20]. Исследования, посвященные мотивационным установкам на занятость в экономической сфере представителей старшего поколения, подтверждают желание значительного количества пожилых продолжить трудовую деятельность [10, 25].

Но существующая в нашем обществе стигматизация представителей пожилого возраста способствует закреплению дискриминационных практик в отношении пожилых работников в профессионально-деловой сфере. Негативные социальные стереотипы старости увеличивают социальную дистанцию пожилых людей с представителями других возрастных групп. При этом наименьшая социальная дистанция наблюдается в семейно-бытовой, а наибольшая – в профессионально-деловой сферах деятельности. Социальная дистанция способствует разобществлению, десоциализации и дезинтеграции пожилых людей, вытеснению их с рынка труда, ориентируя на программу «доживания», увеличивая вероятность рисков здоровьесбережения этой возрастной группы [21, 14].

Общепризнанным фактором риска здоровьесбережения в любом возрасте, в том числе и в пожилом, является наличие вредных привычек. Подчеркнем, что за последние несколько лет приняты своевременные регламентирующие документы в области здорового образа жизни: «Концепция государственной политики по снижению масштабов злоупотребления алкогольной продукцией и профилактике алкоголизма среди населения», «Концепция осуществления государственной политики противодействия потреблению табака», «Основы государственной политики в области здорового питания». Помимо прочего, в профилактику здорового образа жизни и отказа от пагубных привычек активно включились СМИ. Вред от табакокурения, употребления наркотических средств, злоупотребления алкоголем хорошо изучен и доказан. Табакокурение, к примеру, повышает риск развития хронических заболеваний в старших возрастах. Активное и пассивное курение является фактором повышенного риска развития злокачественных новообразований, прежде всего рака легких, а также хронического бронхита, сердечно-сосудистых заболеваний, язвенной болезни желудка. В данном ключе показательны данные исследований, доказывающие, что отказ от табакокурения, даже в пожилом возрасте, снижает риск смерти на 10 % в ближайшие 15 лет [23]. Чрезмерное употребление алкоголя также повышает риск развития сердечно-сосудистых и раковых заболеваний, болезней органов дыхания и пищеварения. Кроме того, злоупотребление алкоголем является одним из факторов смертности от внешних причин, таких, как случайные отравления алкоголем, травмы и ДТП, убийства и самоубийства.

Анализируя риски здоровьесбережения пожилых людей, нельзя не уделить внимание особенностям питания этой возрастной группы. Статистические данные свидетельствуют о наличии несоответствия в питании пожилых людей. Прежде всего, это касается связи между энергетической ценностью рациона и энерготратами, избыточного уровня потребления жиров и недостаточного потребления витаминов, минеральных веществ и биологически активных компонентов пищи в силу экономических причин и традиций питания [8]. В настоящее время в рационе многих пожилых людей преобладает пища, содержащая жиры животного происхождения. Происходит увеличение потребления хлебных продуктов и картофеля, который является менее ценным продуктом. Мясо потребляется в значительно большем количестве, чем рыба. Однако вследствие снижения физической активности и замедления метаболизма, пожилым людям требуется изменение пищевого рациона и пищевого поведения. Так как, к примеру, к 65-летнему возрасту, потребность в калориях сокращается на 20 %. Несбалансированное питание является риском здоровьесбережения пожилого населения, приводя к избыточному весу, повышая риск ишемической болезни сердца, гипертонии, инсульта, диабета II типа, остеоартрита и некоторых видов новообразований [17].

Физическая активность исключительно важна с точки зрения сохранения здоровья пожилых людей и снижения риска развития хронических заболеваний. Определение уровня и видов физических нагрузок в пожилом возрасте представляется сугубо индивидуальным вопросом, зачастую требующим участия врачей. Специалисты ВОЗ, опираясь на данные различных исследований, определили самый низкий уровень физической активности средней интенсивности для взрослых – людям 18 лет и старше показаны ежедневные занятия физическими упражнениями в течение пяти дней и не менее 30 минут. Таков минимум, рекомендованный врачами. Доказано, что в позднем возрасте регулярные физические упражнения способствуют профилактике ИБС, преодолению депрессии и могут снижать риск развития старческой деменции. Но, по данным опроса ВЦИОМ, среди респондентов возрастной группы 60 лет и старше только 20 % изредка делают физзарядку; всего 4 % опрошенных регулярно занимаются физическими упражнениями. При этом выявлена зависимость уровня физической активности от возраста и финансового положения: чем старше респонденты и чем ниже их материальный статус, тем предпочтительнее для них физические упражнения в домашних условиях: 77 % опрошенных занимаются физкультурой дома [3, 7]. Физическая активность для пожилых людей может быть представлена различными видами: оздоровительные упражнения или занятия в период досуга, подвижные виды активности, домашние дела, игры, состязания, спортивные или плановые занятия в рамках ежедневной деятельности, семьи и общества. Но урбанистская культура, пассивные формы досуга и развитие средств коммуникации приводят к распространению гиподинамии, которая провоцирует серьезные отклонения в здоровье, прежде всего, в работе мышечной и сердечно-сосудистой систем. Несмотря на то что в ходе проведения многочисленных исследований было выявлено, что регулярная физическая активность позволяет повысить качество жизни и положительно влияет на здоровье на протяжении всей жизни, именно пожилые люди представляют собой наиболее физически неактивную группу населения [9].

Проведенный анализ позволяет сделать некоторые обобщения. Во-первых, попытки государства решить проблему здоровьесбережения людей пожилого возраста наталкиваются на ряд барьеров. Основными из них являются следующие: смещение ответственности пожилого населения за заботу о своем здоровье с индивидуального уровня на государственный; недоверие к медицине; распространение практик самолечения; низкая медицинская активность и культура здоровья; отсутствие массового приоритета здорового образа жизни. Во-вторых, дискриминационные практики в профессионально-трудовой деятельности, вытесняющие пожилых работников с рынка труда и ориентирующие их на программу «доживания», способствуют снижению мотивации к поддержанию здоровья, формируя еще один риск здоровьесбережения российских пенсионеров. В-третьих, наличие вредных привычек; несбалансированное питание и особенности пищевого поведения; низкая физическая активность в совокупности с пассивными формами досуга представителей старшей возрастной группы тоже представляют собой значительные риски для сохранения и укрепления здоровья.

Рецензенты:

Громов М.С., д.м.н., профессор, ректор НОУ ВПО «Саратовский медицинский институт «РЕАВИЗ», г. Саратов;

Новичкова И.Ю., д.соц.н., директор института социального образования (филиал) ФГБОУ ВПО «Российский государственный социальный университет в г. Саратове, г. Саратов.


Библиографическая ссылка

Арстангалиева З.Ж., Чернышкова Е.В., Андриянов С.В., Масляков В.В. ФАКТОРЫ РИСКА ЗДОРОВЬЕСБЕРЕЖЕНИЯ РОССИЙСКИХ ПЕНСИОНЕРОВ // Фундаментальные исследования. – 2015. – № 1-5. – С. 896-900;
URL: http://fundamental-research.ru/ru/article/view?id=37481 (дата обращения: 22.03.2019).

Предлагаем вашему вниманию журналы, издающиеся в издательстве «Академия Естествознания»
(Высокий импакт-фактор РИНЦ, тематика журналов охватывает все научные направления)

«Фундаментальные исследования» список ВАК ИФ РИНЦ = 1.252