Научный журнал
Фундаментальные исследования
ISSN 1812-7339
"Перечень" ВАК
ИФ РИНЦ = 1,074

ФРАЗЕОЛОГИЧЕСКИЕ ЕДИНИЦЫ С КОМПОНЕНТАМИ БАШ // ГОЛОВА, ВЫРАЖАЮЩИЕ ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНЫЕ СПОСОБНОСТИ ЧЕЛОВЕКА В КУМЫКСКОМ И РУССКОМ ЯЗЫКАХ

Даутова Ф.И. 1
1 ФГБОУ ВПО «Дагестанский государственный технический университет»
В статье проведен семантический анализ фразеологизмов с компонентом голова, выражающих интеллектуальные способности человека в разноструктурных кумыкском и русском языках. Концептуальная сфера «интеллектуальная деятельность человека» включает смысловую оппозицию «умный» и «глупый». Данные смыслы реализуются метафорическими сочетаниями ФЕ, в которых один из семантических компонентов передаёт представление о природе интеллектуальных способностей человека. По-разному представлены в сопоставляемых языках метафорические модели, репрезентирующие семантическую категорию «интеллектуальные способности человека» на уровне фразеологизмов с компонентами баш//голова. Образность таких фразеологизмов связана с аллегорическими представлениями о голове как физическом вместилище мыслей, идей. В большинстве ФЕ обнаруживается связь компонента голова с лексемой голова в одном из своих значений. В оценке интеллектуальной деятельности человека в обоих языках зачастую используется разговорный стиль.
фразеологизм
кумыкский язык
русский язык
семантика
метафора
интеллект
1. Абдуллаева А.З. Основы фразеологии кумыкского языка в сравнительном освещении. – Махачкала, 2001. – 220 с.
2. Айсякаева А.А. Структура и семантика глагольных фразеологических единиц кумыкского языка: автореф. дис. …канд. филол. наук. – Махачкала, 2009. – 24 с.
3. Букулова М.Г. Соматическая фразеология (на материале турецкого языка): автореф. дис. … канд. филол. наук. – М., 2006. – 21 с.
4. Гаджиахмедов Н.Э. Кумыкско-русский фразеологический словарь. – Махачкала: Лотос, 2014. – 256 с.
5. Даибова К.Х. Фразеология кумыкского языка: автореф. дис. … канд. филол. наук. – Махачкала, 1971. – 20 с.
6. Мугидова М.И. Соматические фразеологические единицы кумыкского и русского языков: автореф. дис. … канд. филол. наук. – Махачкала, 2005. – 21 с.
7. Славянская мифология. Энциклопедический словарь. – М.: Индрик, 2002.
8. Фразеологический словарь русского языка / под ред. А.И. Молоткова. – М.: Советская энциклопедия, 1968. – 543 с.

Актуальность исследования обусловлена отсутствием специальных исследований, посвященных изучению семантических особенностей фразеологических единиц с соматизмом баш//голова в кумыкском и русском языках. В работах К.Х. Даибовой [5], А.З. Абдуллаевой [1], А.А. Айсякаевой [2], М.И. Мугидовой [6], посвященных фразеологизмам кумыкского языка, не раскрыты семантические особенности фразеологизмов, выражающих интеллектуальные способности человека.

Научная новизна заключается в том, что в нем впервые выявлены общие и национально-специфические особенности репрезентации значения «интеллектуальные способности человека» ФЕ с соматизмом баш//голова в разноструктурных кумыкском и русском языках.

Основной целью статьи является выявление типологических особенностей в семантическом потенциале ФЕ с именным ядерным компонентом баш//голова, выражающих значение «интеллектуальные способности человека» в кумыкском и русском языках.

Материалом исследования послужили ФЕ с компонентами баш и голова, представленные в «Кумыкско-русском фразеологическом словаре» Н.Э. Гаджиахмедова [4] и «Фразеологическом словаре русского языка» А.И. Молоткова [8].

Основными методами исследования являются описательный и сопоставительный методы, позволяющие обобщить и выявить общее и специфическое в семантике исследуемых фразеологических единиц.

Результаты исследования и их обсуждение

Полисеманты баш и голова в кумыкском и русском языках обладают наибольшей фразеообразовательной возможностью. Объясняется это значимостью для человека основного значения данных лексем в кумыкском и русском языках «верхняя часть тела человека, верхняя или передняя часть тела животного, содержащая в себе мозг». Голова ‒ часть тела, которая ассоциируется с верхом, главенством, интеллектуальными способностями человека, рассматривается как средоточие жизненной силы, вместилище души и ума [7, с. 106].

Фразеологизмы с компонентом баш//голова в кумыкском и русском языках раскрывают тему наличия или отсутствия умственных способностей человека. Образность таких фразеологизмов связана с аллегорическими представлениями о голове как физическом вместилище мыслей, идей.

Как в кумыкском, так и в русском языке лексемы баш и голова в составе адъективных ФЕ выражают «переносное метонимическое значение «ум, разум; сознание». Среди этих словосочетаний встречаются эквивалентные фразеологизмы типа гьакъыллы баш // умная голова, авлия баш // глупая голова, ачыкъ баш // светлая голова. Кумыкский фразеологизм ачыкъ баш, на наш взгляд, является калькированием из русского языка. Он не встречается в произведениях классиков кумыкской литературы.

В русском языке диапазон сочетаемости лексемы голова с прилагательными, в которых оцениваются умственные способности человека, значительно шире, чем в кумыкском. Например, таким русским ФЕ, как худая голова, золотая голова, бесталанная голова, удалая голова, дырявая голова, дубовая голова в кумыкском языке эквивалентов нет. Однако и в кумыкском языке имеются ФЕ, которые не имеют эквивалентов в русском языке, например, фразеологизмы элек баш (букв. сито голова) «дырявая голова», жыкъы баш (букв. гармошка голова) «легкомысленная голова» и др.

Во фразеологических картинах мира многих языков данная часть человеческого тела представляется как вместилище, в котором находится мозг [Букулова 2006: 14]. Локусом интеллектуальных и ментальных состояний человека в кумыкской и русской языковых картинах мира является гьакъыл // ум. Наполненность головы мозгами, знаниями указывает на наличие ума у человека, а ее пустота говорит об отсутствии ума, например, бош баш // пустая голова.

Концептуализация головы как места локализации мыслей отмечена в обоих языках: башым авруй // голова болит, башым айлана // голова кружится. Со значением места локализации связано значение фразеологизма башгъа сыймайгъан (букв. не помещающийся в голове) «необъяснимый, то, что трудно осмыслить»; воспринимается, расценивается как то, с чем нельзя примириться». В русском языке для передачи данного значения используется фразеологизм уму непостижимо.

Согласно наивным представлениям кумыков и русских в голове локализуются ум, мудрость. Наличие или отсутствие ума, способностей и таланта в обоих языках связывают с наличием или отсутствием головы у человека. В сопоставляемых языках это такие антонимичные ФЕ, как башы бар (букв. голова есть) «умный человек» – башы ёкъ (букв. головы нет) «глупый человек» и с головой – без головы. Подобную антонимическую пару в русском языке образуют фразеологизмы с царем в голове и без царя в голове, которые не имеют эквивалентов в кумыкском языке.

Значение «сообразительный, умный, рассудительный человек» в сопоставляемых языках выражается следующими фразеологизмами:

а) в кумыкском языке: башы ишлей (букв. голова работает) // голова (башка, котелок) варит; башы бар (букв.: голова есть) // голова на плечах; ачыкъ баш //светлая голова, башы сагьат йимик ишлей (букв.: голова работает как часы);

б) в русском языке: большая голова, иметь голову на плечах, голова на месте (на плечах), голова (башка, котелок) варит, дружить с головой, золотая голова (макушка), светлая голова.

В обеих фразеологических картинах мира представление об умственном процессе осмысляется через образ работы головой: голова работает, голова идёт кругом, голова пухнет, пошевеливать в голове, не дружить с головой, морочить голову.

В фразеологизмах башы ишлей (букв. голова работает) // голова (башка, котелок) варит «сообразительный» лексема баш использована в значении «орган, вырабатывающий ум».

Вместилище ума мыслится, «отождествляется с механизмом, функционирующим исправно либо нет, в зависимости от оценки умственных способностей субъекта» [Букулова: 94]: башы сагьат йимик ишлей «голова работает как часы», ишлет башынгны «шевели мозгами», башы чыкъмакъ «понимать, разбираться».

ФЕ с отрицательной характеристикой интеллектуальных способностей человека в обоих языках оказалось больше, чем ФЕ с положительной характеристикой. Большинство ФЕ с отрицательной характеристикой человеческого интеллекта принадлежит к просторечному стилю и носит неодобрительный характер. В русском языке ФЕ со значением «несообразительный, бестолковый, тупой, глупый» оказалось значительно больше, чем в кумыкском языке: голова садовая, пустая голова, дубовая голова (башка), не хватает в голове, голова мякиной набита, голова соломой набита, дырявая голова, бесталанная голова (головушка), ежовая голова, чугунная голова, непокрытая голова, без головы, без царя в голове.

Фразеологизмы башына тюшмек (букв.: упасть на голову) а) понять, уразуметь; б) выпасть на долю и башына алмакъ // брать на свою голову также связаны с интеллектуальными способностями человека.

Ряд ФЕ выражает значения, относящиеся к периферии концептуальной сферы «умственные способности человека», которые характеризуют иные качества и действия человека, но опосредованно они связаны с умственными способностями человека. Они говорят об ущербности человеческого интеллекта. Например, многозначный фразеологизм одна голова, два языка

1) презр. о двуличном человеке;

2) пренебр. о глупом, болтливом человеке.

Лингвокультурема «глупость» осмысляется на основе следующей ассоциативной базы:

а) отсутствие или потеря головы: башын тас этмек // потерять голову, башы ёкъ (букв. головы нет) // головой нет (диал.);

б) ненаполненность, пустота головы (башы бош (букв.: его голова пустая) // пустая голова «глупый, пустоголовый»;

в) дисфункция головы (башы ишлемей (букв.: его голова не работает) // голова (башка, котелок) не варит «глупый».

В кумыкской фразеологической картине мира большая голова ассоциируется с головой буйвола – гамиш баш «буйволовая голова». Этот фразеологизм имеет отрицательную коннотацию и не имеет эквивалента в русском языке.

Кумыкский фразеологизм элек баш (букв. сито голова) и русская ФЕ дырявая голова представляют голову сосудом, из которого вытекает содержимое. В обоих фразеологизмах говорится о рассеянном, беспамятном человеке.

В случае башындан чыкъмакъ // улетучиваться из головы соматизм имеет признак «сосуда», «вместилища мысли», которая в данном случае уподобляется мгновенно испаряющемуся химическому веществу.

По семантическому признаку в компонентном составе сем ФЕ, репрезентирующих концептуальную сферу «умственные способности человека», можно выделить несколько семантических категорий: «наделён умом»: башы бар // с головой, голова на плечах, ачыкъ баш // светлая голова, с царём в голове; «лишён ума» (башы ёкъ // без головы // башын тас этмек // потерять голову); «неумный» (не этегенин билмей // не ведает, что творит, богом обижен, мозги тяжёлые, бираз етишмей // маленько не хватает, как богом обиженный, не в уме, не при уме).

Категория «наделён умом» наполнена следующими смыслами, которые обнаруживаются в результате компонентного анализа семантики слов в составе ФЕ: «голова → орган, где локализована активность мозга», «мозг → орган мыслительной деятельности человека». Данные смыслы реализуются с помощью метафорических моделей, которые представлены сочетанием самостоятельных слов, значения которых приобретают в составе ФЕ зависимый характер.

В отличие от кумыкского языка в русском языке представлены следующие метафорические модели категории «наделён умом»: «голова → часть тела» (голова на плечах, тяжело голове без плеч) и «голова → вместилище» (с царём в голове, мозги в голове). Эти смыслы передают наличие умственных способностей. Фразеологизмы труха в голове, каша в голове характеризуют антонимическую часть концептуальной сферы «умственные способности человека» – глупость, необразованность.

Метафорическая модель «голова → вместилище» является частью образного компонента концепта голова, характеризуемого представлениями о том, что голова выступает преимущественно как вместилище ума, мозга, мыслей, памяти. Этот признак нашёл выражение в ряде фразеологизмов: например, башында сакъламакъ // держать в голове, бош баш // пустая голова, набивать голову, выбрасывать из головы, укладываться в голове, забить голову, голова забита.

В значении слова голова содержится семантический компонент «голова – предмет». Данная сема в сочетании с содержанием глаголов гийирмек // вбить, забить реализует смыслы «запоминание», «внушение, вера»: башына гийирмек // вбить в голову.

Как предмет, у которого известен материал изготовления, голова выступает во фразеологизмах типа сума баш // соломенная голова, къабакъ баш (букв. тыквенная голова), голова мякинная, голова дубовая, голова еловая с отрицательной коннотацией.

Предметные образы для концепта голова воплощаются в сравнительных оборотах, когда сопоставляются их функции: например, голова, как котелок, в котором варят (голова варит). Этот образ в кумыкской фразеологической картине мира не представлен.

Признаки физического состояния, характерные для живой материи, репрезентируются следующими фразеологическими единицами: башы шишмек // голова распухла, башы ярылмакъ (букв. голова раскалывается) соотв. голова трещит, голова разваливается «о сильной головной боли».

Голова отождествляется с жизнью, что выражено в таких идиоматических выражениях: башын къурбан этмек // голову сложить, башын юлкъуп алмакъ // сорвать голову, башымны гесме къояман // давать голову на отсечение, свернуть себе голову, снять голову, выдавать головой, положить голову. Данная семантическая группа в русском языке представлена большим количеством фразеологизмов.

Для категории «лишён ума» определяющим признаком является «потеря умственных способностей», который реализуется в ФЕ башын тас этмек // потерять голову.

Образ дурака шкатегории «неумный» реализуется метафорическими моделями вегетативного содержания: «голова → сад», «голова → дерево», «голова → солома», «голова → капуста», «голова → опилки»: голова садовая, голова деревянная, голова соломенная и др. Метафорическая модель «голова → дерево» реализуется в ФЕ дубовая голова, голова еловая, голова осиная. Данная модель в русском языке содержит семантический компонент «дерево» – дуб, ель, осина. Из перечисленных метафорических моделей в кумыкской языковой картине мира представлена только одна модель «голова → солома» (сума баш).

Метафорическая модель «голова → овощ» реализуется в кумыкском фразеологизме къабакъ баш (букв. тыквенная голова) с отрицательной коннотацией «дурная голова».

Через образ головы выражается и идея о непродуктивной мыслительной деятельности: башыма гирмей (букв.: в голову не заходит) // в голову не идет «не понимать; не воспринимать; не укладываться в голове, не усваивается». Фразеологизм башыма гирмей создает и образ удивления, недоумения, изумления, которому в русском языке соответствует ФЕ не укладывается в голове «невозможно поверить, понять, удивительно, непонятно». Эти фразеологизмы передают ещё другой образ – негодование, возмущение.

Как справедливо отмечает М.Г. Букулова, «голова человека, или его мозги, могут быть уподоблены какому-либо животному, несущему в тюркской языковой картине мира» [3, с. 17] отрицательную коннотацию. Мы обнаружили в сопоставляемых языках «птичью» метафору с отрицательной коннотацией: тавукъ баш разг. (букв. куриная голова) // воронья голова «легкомысленный, несерьёзный (о человеке), безмозглый, с куриными мозгами».

В кумыкском языке в характеристике глупого человека используется зоонимическая метафора, несущая в кумыкской языковой картине мира отрицательную коннотацию. Так, о крайне глупом человеке кумыки говорят эшек баш (букв. ослиная голова).

Лексемы баш // голова также связываются с мыслями и собственно образом мыслей, умонастроением человека башын чырмамакъ // крутить голову, кружить голову.

Баш как базовый орган в кумыкском языке «также является локусом воображения, воскрешающего как образы прошлого, так и образы будущего» [3, с. 16]: башындан гетмек (букв.: проходить через голову) «проноситься в голове».

В кумыкском языке «понятие «голова» ассоциативно связывается с понятием «головной мозг» – «орган, одной из основных функций которого является функция мышления» [2, с. 11]. Так, фразеологизм магьасы ишлемей (букв. мозги не работают) имеет отрицательную коннотацию. В русском языке такую ассоциативную связь мы обнаружили в диалектном фразеологизме в голове ни ползолотника мозгу. Отсутствие умственной деятельности сопровождается недееспособностью человека.

В кумыкской фразеологической картине мира голова мыслится также как центр духовной деятельности человека: баш мурады «основная цель»: Болагъан яхшылыгъын гишиге кёмек этмек яшавунда Къазакъны баш мурады (И. Керимов). «Основная цель жизни Казака – оказать посильную помощь человеку».

Во ФЕ, характеризующих отсутствие интеллектуальной активности, реализуются метафоры, в которых источник наименования связан с «предметностью»: башында шариклери етишмей // винтиков не хватает (не достает) в голове.

В русском языке, в отличие от кумыкского, много диалектных фразеологизмов с соматизмом «голова»: кремлёвская голова, не голова, а дом советов (сельсовет), соломенная голова, в голове много масла (сала) и др. Некоторые из них относятся к жаргонизмам. Встречаются случаи, когда литературный и диалектный варианты ФЕ соотносятся друг с другом как антонимы, например, лит. большая голова и диал. маленько головы.

Заключение

В русском языке семантема «ум – глупость» представлена большим количеством ФЕ, чем в кумыкском. Концептуальная сфера «интеллектуальная деятельность человека» включает смысловую оппозицию «наделён умом» и «лишён ума». Данные смыслы реализуются метафорическими сочетаниями ФЕ, в которых один из семантических компонентов передаёт представление о природе интеллектуальных способностей человека. Типологические различия обнаружены в метафорических моделях, репрезентирующих семантическую категорию «интеллектуальные способности человека» ФЕ с компонентами баш//голова. Образность таких фразеологизмов связана с аллегорическими представлениями о голове как физическом вместилище мыслей, идей. В большинстве ФЕ обнаруживается связь компонента голова с лексемой голова в одном из своих значений. В оценке интеллектуальной деятельности человека в обоих языках зачастую используется разговорный стиль.

Рецензенты:

Гаджиахмедов Н.Э., д.ф.н., профессор, заведующий кафедрой теоретической и прикладной лингвистики, ФГБОУ ВПО «Дагестанский государственный университет», г. Махачкала;

Махмудова С.М., д.ф.н., профессор, заведующая кафедрой дагестанских языков, ФГБОУ ВПО «Дагестанский государственный университет», г. Махачкала.

Работа поступила в редакцию 06.03.2014.


Библиографическая ссылка

Даутова Ф.И. ФРАЗЕОЛОГИЧЕСКИЕ ЕДИНИЦЫ С КОМПОНЕНТАМИ БАШ // ГОЛОВА, ВЫРАЖАЮЩИЕ ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНЫЕ СПОСОБНОСТИ ЧЕЛОВЕКА В КУМЫКСКОМ И РУССКОМ ЯЗЫКАХ // Фундаментальные исследования. – 2014. – № 3-4. – С. 886-890;
URL: http://fundamental-research.ru/ru/article/view?id=33775 (дата обращения: 14.12.2019).

Предлагаем вашему вниманию журналы, издающиеся в издательстве «Академия Естествознания»
(Высокий импакт-фактор РИНЦ, тематика журналов охватывает все научные направления)

«Фундаментальные исследования» список ВАК ИФ РИНЦ = 1.074