Научный журнал
Фундаментальные исследования
ISSN 1812-7339
"Перечень" ВАК
ИФ РИНЦ = 1,252

РЕСОЦИАЛИЗАЦИЯ ОСУЖДЕННЫХ В ОБРАЗОВАТЕЛЬНОМ ПРОСТРАНСТВЕ ВЫСШЕЙ ШКОЛЫ

Леонова Е.Ю. 1
1 ФГБОУ ВПО «Тюменский государственный нефтегазовый университет (ТюмГНГУ)»
В статье рассматриваются подходы к дефинициям «ресоциализация»; «ресоциализация осужденных» в теоретико-методологическом аспекте; описывается опыт апробации экспериментальной модели получения высшего профессионального образования лицами, находящимися в исправительных учреждениях, как фактор их ресоциализации. Статья посвящена освещению вопросов, связанных с использованием социально-образовательных технологий в процессе ресоциализации лиц, находящихся в учреждениях уголовно-исполнительной системы. На основе непосредственного практического опыта работы по реализации программы высшего профессионального образования на базе учреждений исполнения наказания в статье представлено авторское видение системы высшего профессионального образования осуждённых. На основе социологического анализа выявлены особенности влияния образования на объективные и субъективные факторы процесса ресоциализации личности осужденного. Автор обосновывает тезис, что образование осужденных должно быть направлено не только на формирование определенных навыков, умений и знаний в рамках профессионального уровня, но и на позитивное изменение ценностно-нормативных установок, мотивирующих личность стать полноценным гражданином государства и членом общества.
ресоциализация; ресоциализация осужденных; пенитенциарное учреждение; высшее профессиональное образование
образовательное пространство
1. Концепция развития уголовно-исполнительной системы Российской Федерации до 2020 года: утверждена распоряжением Правительства Российской Федерации от 14 октября 2010 г. № 1772-р [Электронный ресурс] // Официальный сайт УФСИН. – Режим доступа: http: //фсин.рф/document. (Дата обращения: 16.04.2013).
2. Леонова Е.Ю. Специфика реализации высшего профессионального образования в системе исполнения наказания / Е.Ю. Леонова, Л.Л. Мехришвили. – Тюмень: ТюмГНГУ, 2013. – 160 с.
3. Перинская Н.А. Ресоциализация // Знание. Понимание. Умение. Энциклопедия гуманитарных наук. – 2005. – № 4. – С. 161–162.
4. Скок Н.И. Ресоциализация осуждённых средствами образовательного пространства: монография / Н.И. Скок, Л.Л. Мехришвили, Е.Ю. Екимова. – Тюмень: ТюмГНГУ, 2011. – 236 с.
5. Состояние преступности в РФ [Электронный ресурс] // Официальный сайт МВД. – Режим доступа: http://mvd.ru/presscenter/statistics. (дата обращения: 01.09.2013).
6. Шульга М.М. Социализация в образовательном пространстве высшей школы современной России: дисс. … д.-ра социол. наук: 22.00.06. – Ставрополь, 2006. – 347 с.

Актуальность анализа проблемы ресоциализации осужденных обусловлено тем, что сегодня каждое второе расследуемое преступление в стране совершается ранее судимым лицом, а численность осужденных за тяжкие и особо тяжкие преступления достигла 80 % от общего количества правонарушений [5], что приводит к увеличению удельного веса социально деградировавших граждан. Высокий показатель рецидивной преступности ставит под сомнение эффективность сложившейся системы исполнения уголовных наказаний и результативность ресоциализационной деятельности общественных институтов, призванных способствовать интеграции бывших осужденных в социум [1].

Дефиниция «ресоциализация» получила теоретическое оформление в фундаментальных теоретических положениях Н. Смелзера, А. Кеннеди и Д. Кербера, И. Гоффмана, Э. Гидденса, П. Бергера и Т. Лукмана. В исследованиях зарубежных авторов ресоциализация охватывает многие виды деятельности от занятий с учащимися по обучению их неосвоенному знанию и навыкам профессиональной переподготовки работников до нахождения в экстремальных условиях. Однако воззрения большинства исследователей сходятся во мнении, что ресоциализации предшествует разрушение ранее принятых ценностей и моделей поведения [3, С. 161].

Достаточно комплексное изучение явления ресоциализации в дискурсе заявленной проблематики в отечественной литературе начинается с 60-х гг. ХХ века. В российской социологической школе понятие ресоциализации и трансформацию его содержания выявляют А.И. Кравченко, Н.А. Перинская, А.М. Шевченко.

Базируясь на существующих социологических концептах, автор рассматривает ресоциализацию на всех уровнях социальной реальности: макро, мезо- и микроуровнях. На макроуровне ресоциализация обусловлена нарушениями и изменениями в функционировании социальной системы в целом, возникновением новых социально-экономических, политических и социокультурных условий. Ресоциализация может как подкрепляться, так и ослабляться внешними факторами жизнедеятельности. На мезоуровне изучаемое понятие сопряжено с функционированием социальных институтов. На микроуровне ресоциализация тесно связана с отсутствием и наличием ресурсов, механизмов, технологий, необходимых для изменения поведения личности.

Учитывая сложность и многоаспектность изучаемого явления, автор акцентирует внимание на том, что термин «ресоциализация осужденных» представляет собой некий синтез. С одной стороны, ресоциализация – процесс, это целенаправленная протекающая деятельность, предполагающая какое-либо воздействие на осужденного. С другой, результат, при котором осужденный – совершенно новый индивид, изменивший ценностные воззрения и включенный в общество. Ресоциализация осужденных системна по своему характеру, то есть представляет упорядоченную целостность взаимосвязанных элементов. Системное понимание ресоциализации осужденных важно как в аспекте ее теоретической разработки, так и в аспекте ее практической реализации [2, С. 44].

Ресоциализация осужденного протекает под воздействием определенных субъектов. К ним относят: систему исполнения наказания, семью, работу, средства массовой информации, культуру, религию, институты социальной защиты и гражданского общества. Особого внимания заслуживает аспект образования осужденных в дискурсе изучения позитивного влияния высшего профессионального образования на личность осужденного. Это детерминировано тем, что, несмотря на все многообразие мер исправления осужденных, они малоэффективны и не отвечают требованиям современного российского общества. Вместе с тем большинство современных исследователей акцентируют внимание на образовательных технологиях ресоциализации несовершеннолетних осужденных, игнорируя образовательный контент взрослых заключенных.

В настоящее время образовательное пространство вводится в категориальный аппарат социологии, исследуются различные его аспекты (В.Г. Зборовский, В.В. Хохлова, Т.И. Черняева, Н.В. Шеляхина, М.М. Шульга и другие). Вместе с тем следует отметить отсутствие терминологической четкости, что приводит к смешению близких, но не синонимичных понятий. М.М. Шульга выделяет ряд наиболее типичных случаев: отождествления образовательного пространства и образовательной парадигмы; обозначение понятием «образовательное пространство» образовательной системы страны; приравнивание понятий образовательное пространство и образовательная среда: понимание образовательного пространства как совокупности образовательных процессов [6, С. 96].

Анализ научно-теоретических подходов к сущностному содержанию понятий «пространство» и «образовательное пространство» позволил автору выделить существенные особенности «образовательного пространства пенитенциарного учреждения»:

1) оно деформировано принудительной изоляцией личности, что приводит к социальной эксклюзии осужденного;

2) оно детерминирует отсутствие самоорганизации и/или саморегуляции поведения, что обусловлено жесткой регламентацией поведения;

3) оно во многом складывается под влиянием ценностей конкретного социума, в данном случае, тюремной субкультуры [4, С. 137].

Условия исправительного учреждения влияют на трансформацию образовательного пространства. Высшее образование, реализуемое в исправительном учреждении, создает условия для: мотивации осужденных на законопослушное поведение; сокращения расходов на социальную адаптацию и реабилитацию осужденных; привлечения ресурсов самой личности к реализации процесса ресоциализации. Данный комплекс позволяет устранить дублирование некоторых функций разных структурных пенитенциарных подразделений. Вместе с тем это способствует объединению усилий различных субъектов исправительно-воспитательного процесса для консолидированного решения проблем, стоящих перед обществом в решении задач исправления и ресоциализации личности.

Результаты исследования

В 2006–2007 учебном году Тюменский государственный нефтегазовый университет провел первый экспериментальный набор и начал осуществлять обучение осужденных, находящихся в Исправительной колонии № 2 города УФСИН по Тюменской области, по специальности «Социальная работа».

Проведение социального эксперимента предполагалось таким образом, чтобы получить не отдельные количественные данные, а систему взаимосвязанных показателей, каждый из которых представлял бы информацию о трансформации личности осужденного в начале обучения, в процессе получения высшего образования и по его завершении. Социальный эксперимент проводился в несколько этапов.

Первый этап (2006–2009 гг.) – была выдвинута гипотеза и разработана модель ресоциализации осужденных, базирующаяся на традиционных и инновационных образовательных технологиях, методах преодоления негативных социальных последствий, условий пенитенциарной организации жизнедеятельности.

Инновационно-экспериментальная модель ресоциализации осужденного в пенитенциарном учреждении разработана на основе авторской идеи, базирующейся на традиционных и инновационных образовательных технологиях, методах преодоления негативных социальных последствий условий пенитенциарной жизнедеятельности.

Она включает: цель и задачи реализации, функции, принципы, механизмы, этапы и критерии успешности.

В основу модели положена гипотеза, согласно которой система высшего образования способна оказывать позитивное влияние на процесс ресоциализации и социальной трансформации личности осужденного в условия пенитенциарного учреждения. Сущность разработанной и апробированной модели состоит одновременно в комплексе специальной организации и спонтанном воздействии на личность осужденного посредством образовательного процесса, учитывающего специфику условий жизнедеятельности и возможностей функционирования в исправительном учреждении, что и обусловило использование не дистанционных, а именно традиционных образовательных технологий.

Второй этап (2006–2009 гг.) – интервью. Интервьюирование осуществлялось в начале процесса обучения осужденных. Данный метод предполагал составление социального портрета респондентов и включал такие характеристики, как уровень образования, род занятий в исправительном учреждении, жизненные приоритеты, интересы, эмоциональные состояния осужденных.

Респонденты-участники эксперимента в исправительном учреждении – преимущественно лица молодого возраста (77 % опрошенных не достигли 30 лет). Это люди, которые потенциально могут составить будущий социально-профессиональный потенциал региона. Образовательный уровень респондентов достаточно низкий: 58 % респондентов имеют среднее общее образование, из них 20 % получили среднее общее образование в местах лишения свободы. Осужденные с незаконченным высшим профессиональным образованием, отчисленные из образовательных учреждений в результате заключения, составляют 14 %, и только 27 % участников эксперимента имеют рабочую профессию, т.е. среднее профессиональное образование. Сфера деятельности респондентов ограничена рамками пенитенциарных условий и включает: занятость в промышленности 3 % осужденных, в деревообработке – 26 % респондентов. По 3 % осужденных трудоустроены в сфере услуг и сельском хозяйстве и 62 % – больше половины осужденных – не имеет работы в исправительных учреждениях.

Выявлены также и некоторые типичные особенности поведения осужденных до получения высшего образования. В процессе интервью представилось возможным выделить следующие их характеристики: неадекватность реагирования и восприятия происходящего; диссонанс позитивных и негативных ценностных приоритетов; негативизм и недоверие к окружающим; отсутствие веры в будущее и видения долгосрочной перспективы; высокая потребность в самореализации и положительных эмоциональных связях; неразвитая эмпатия и низкая деятельностная активность.

Третий этап (2010–2011 гг.) – фокус-группы. Фокус-групповое исследование проводилось в процессе получения осужденными высшего образования (среди студентов 3–4 курсов). Позитивные изменения в процессе обучения в себе отметили большинство респондентов. Они указывают на изменения как в жизненных ценностях, так и своего положения в исправительном учреждении. Интервьюеры отмечают, что высшее образование дает ряд преимуществ осужденному в исправительном учреждении для возможности саморазвития. Большинство опрошенных заявили, что собираются продолжить свое образование после освобождения из мест лишения свободы, что еще раз подтверждает результативность их позитивной личностной трансформации.

Четвертый этап (2012–2013 гг.) – эксперт-опрос. Обобщение и анализ данных эксперт-опроса позволил, в том числе выявить критерии ресоциализации личности в результате апробации экспериментальной авторской модели (таблица).

Особенность эксперимента состояла в том, что в процессе его реализации использовалась не дистанционная, а традиционная форма обучения осужденных. Важной задачей в организации учебного процесса и профессиональной подготовки являлся отбор и применение таких технологий и методов обучения, которые бы способствовали быстрому и рациональному освоению знаний студентами-осужденными. Применение современных образовательных технологий позволил максимально раскрыть индивидуально-личностный потенциал студентов-осужденных. Было выявлено, что образовательное пространство влияет на формирование и развитие позитивных аспектов ресоциализации как на уровне личности (обновление системы знаний, подготовка к будущей жизни в обществе, принятие социальных норм; восстановление или расширение социальных связей; конкуренция на рынке труда), так и на уровне социума (целостность общества; снижение рецидива преступлений; борьба с криминализацией общества; реализация гуманистических принципов).

Критерии трансформации личности осужденного

Критерий ресоциализации личности

Описание критерия

Образовательный

отражающий фонд действенных знаний, умений и навыков, тенденции к самообразованию и повышению интеллектуального уровня

Социальный

содержащий в себе динамику показателей нарушения условий содержания, режима и профилактику уголовного рецидива для студента-осужденного

Социальной активности

отражающий изменение социального статуса осужденного, сотрудничество, участие в образовательных и воспитательных мероприятиях, способности построения взаимодействия с другими участниками образовательного процесса, изменение социального окружения в позитивном контексте

Инициативности

подразумевающий научно-исследовательские креативные и культурные инициативы

Индивидуальной и социальной субъектности

содержащий готовность к активности в сфере занятости, сфере семейных отношений, активному продуцированию жизненной стратегии самореализации

Коммуникативности

предполагающий изменение речи, стиля языка осужденного-студента, формирования способности выражать свои мысли

Пятый этап (2012–2013 гг.) – интервью. Интервьюирование проводилось среди выпускников ТюмГНГУ (бывших осужденных, после завершения их процесса обучения). Данные интервью свидетельствуют, что все респонденты, оказавшись на свободе, социально интегрировались в общество, наблюдалась успешная их ресоциализация: практические все выпускники создали семью, некоторые сделали успешную карьеру, имеют перспективные планы на будущее. Никто из осужденных до настоящего момента не совершил повторного преступления.

Таким образом, полученные результаты апробированной экспериментальной модели ресоциализации осужденных в условиях образовательного пространства высшей школы на базе пенитенциарного учреждения полностью подтвердили авторскую гипотезу, согласно которой студенты, обучающиеся в условиях социальной эксклюзии, социально-психологического прессинга и ограничений, в процессе образовательной деятельности сформировали навыки самовоспитания, самоорганизации как на личностном, так и поведенческом уровнях. Результативность данного эксперимента нашла отражение в условно-досрочном освобождении обучающихся и более успешной (по оценкам самих осужденных) их ресоциализации в обществе.

Рецензенты:

Белоножко М.Л., д.соц.н., профессор, зав. кафедрой маркетинга и муниципального управления Тюменского государственного нефтегазового университета, г. Тюмень;

Ткачева Н.А., д.соц.н., профессор кафедры маркетинга и муниципального управления Тюменского государственного нефтегазового университета, г. Тюмень.

Работа поступила в редакцию 29.11.2013.


Библиографическая ссылка

Леонова Е.Ю. РЕСОЦИАЛИЗАЦИЯ ОСУЖДЕННЫХ В ОБРАЗОВАТЕЛЬНОМ ПРОСТРАНСТВЕ ВЫСШЕЙ ШКОЛЫ // Фундаментальные исследования. – 2013. – № 10-14. – С. 3248-3251;
URL: http://fundamental-research.ru/ru/article/view?id=32999 (дата обращения: 23.09.2017).

Предлагаем вашему вниманию журналы, издающиеся в издательстве «Академия Естествознания»
(Высокий импакт-фактор РИНЦ, тематика журналов охватывает все научные направления)

«Фундаментальные исследования» список ВАК ИФ РИНЦ = 1.094