Научный журнал
Фундаментальные исследования
ISSN 1812-7339
"Перечень" ВАК
ИФ РИНЦ = 1,252

САМООРГАНИЗАЦИЯ КАК БЕСКОНЕЧНОСТЬ РАЗВИТИЯ ЛИЧНОСТИ. ИНТЕГРАЦИОННЫЙ АСПЕКТ

Козловская Т.Н. 1 Епанчинцева Г.А. 1
1 ФГБОУ ВПО «Оренбургский государственный университет»
Авторами статьи предлагается рассматривать самоорганизацию как один из ведущих факторов развития личности, в рамках интеграции знаний. Роль, особенности, ведущие условия самоорганизации личности анализируются с позиций классической, неклассической, постклассической психологии. Синергетический подход авторами оформляется как основной в объяснении феномена самоорганизации личности как ее бесконечного развития. Авторы статьи попытались представить анализ феномена самоорганизации личности с точки зрения интеграционных тенденций естественного и гуманитарного знаний, описать и передать некоторые объяснения его особенностей, роли в образовательной практике, спрогнозировать ведущие условия данного феномена в пределах синергетической парадигмы. По мнению авторов статьи, образование, опирающееся на объяснительные признаки синергетического подхода, действует как стимулирующее, пробуждающее; оно – открытие себя, сотрудничество с самим собой и другими людьми в рамках различных обучающих проектов, способствующих самообразованию и саморазвитию.
личность
самоорганизация личности
развитие личности
интеграция
классический подход
неклассический подход
постклассический подход
синергетический подход
1. Буданов В.Г. Методология синергетики в постнеклассической науке и в образовании / В.Г. Буданов. – М.: Книжный дом «ЛИБРОКОМ», 2009. – 240 с.
2. Власов А.А. Развитие науки: классика, неклассика, постнеклассика / А.А. Власов. Режим доступа: http://masters.donntu.edu.ua/2012/fknt/vlasov/library/art10.htm.
3. Дзугаев К.Г. Парадигма самоорганизации: философский, историко-социальный и политологический аспекты / К.Г. Дзугаев. – Цхинвал: Южная Алания, 2007. – 160 с.
4. Епанчинцева Г.А. Интеграционные тенденции в развитии методов психологического исследования / Г. А. Епанчинцева, Т. Н. Козловская // Сибир. психол. журн. – 2011. – № 39. – С. 28–35.
5. Залевский Г.В. Фиксированные формы поведения индивидуальных и групповых систем / Г.В. Залевский. – М.; Томск, 2004. – 458 с.
6. Кант И. Антропология с прагматической точки зрения / И. Кант. Соч.: в 6 т. – М.: Мысль, 1966. – Т. 6. – С. 335–588.
7. Клочко В.Е. Психология инновационного поведения / В.Е. Клочко, Э.В. Галажинский. – Томск: Изд-во Томского ун-та, 2009. – 240 с.
8. Князева Е.Н. Синергетический вызов культуре // Синергетическая парадигма. – М.: Прогресс-Традиция, 2000. – С. 243–261.
9. Концепция самоорганизации в исторической ретроспективе. Коллективная монография. – М., 1994. (Лупандин И.В. История воззрений на самоорганизацию от античности до конца XVI в.). [Электронный ресурс]. Живая библиотека Lavelib. Режим доступа: http://www.livelib.ru/book/1000467006.
10. Кривых С.В. Постнеклассический период развития науки и проблема самоорганизации / С.В. Кривых, В.С. Степин. [Электронный ресурс]. Научная онлайн библиотека Порталус. Режим доступа: http://portalus.ru.
11. Николис Г. Познание сложного / Г. Николис, И. Пригожин. – М., 1991; [Электронный ресурс] padabum Скачать книги бесплатно. Режим доступа: http://padabum.com/d.php?id = 6358.
12. Поппер К. Реализм и цель науки / К. Поппер // Современная философия науки: знание, рациональность, ценности в трудах мыслителей Запада. – М.: Издательская корпорация Логос, 1996. – С. 92–106.
13. Пригожин И. Время, хаос, квант / И. Пригожин, И. Стенгерс. К решению парадокса времени. – М.: Едиториал УРСС, 2003. – 240 с.
14. Рагин П.В. Неклассика и постнеклассика. [Электронный ресурс]. Этэрнус постнеклассика.ру. Режим доступа: http://postneclassika.ru/neklassika-i-postneclassika.html.
15. Сергиенко Е.А. Модель психического в онтогенезе человека / Е.А. Сергиенко, Е.И. Лебедева, О.А. Прусакова. – М.: Изд.: ИП РАН, 2009. – 416 с.
16. Степин В.С. Саморазвивающиеся системы и постнеклассическая рациональность / [Электронный ресурс]. «Электронная библиотека по философии». Режим доступа http://filosof.historic.ru/books/item/f00/s00/z0000249/ index.shtml).
17. Степин В.С. Философия науки. Общие проблемы. – М.: Гардарики, 2006. – 384 с.

Возникает глобальная проблема сохранения человеческой личности как биосоциальной структуры в условиях растущих и всесторонних процессов отчуждения. Эту задачу иногда обозначают как современный антропологический кризис. Человек, усложняя свой мир, все чаще вызывает к жизни такие силы, которые он уже не контролирует и которые становятся чуждыми его природе. Чем больше он преобразует мир, тем в большей мере он порождает непредвиденные социальные факторы, которые начинают формировать структуры, радикально меняющие человеческую жизнь и, очевидно, ухудшающие ее. Впервые в истории человечества, как отмечает Г.В. Залевский, возникает реальная опасность разрушения той биогенетической основы, которая является предпосылкой индивидуального бытия человека и формирования его как личности, основы, с которой в процессе социализации соединяются разнообразные программы социального поведения и ценностные ориентации, хранящиеся и вырабатываемые в культуре [5].

На протяжении всей истории развития человечества научная мысль развивала свои представления о движущих силах и законах мироздания, о вероятности его познания, его практического освоения, о влиянии на человека внешних и внутренних сил, способствующих самосовершенствованию личности, о соизмерении человека и природы, о бытии человеческой жизни. Желание человека описать и объяснить картину мира прослеживается с древних времен. Первые эмпирические исследования создали первоначально примитивный образ картины мира, постепенно человек оформил свои впечатления, наблюдения, опыты в первые научные знания. Эпохальные социокультурные изменения, научные открытия в мире способствовали изменениям индивидуально-психологических особенностей человека как личности. Происходило и новое понимание природы человека.

На наш взгляд, понимание основных системообразующих принципов развития личности невозможно без обращения к синергетическому подходу, как новому постнеклассическому направлению интеграционных исследований, предметом исследования которого являются процессы становления новых свойств и качеств, явлений самоорганизации и нелинейных эффектов в сложноорганизованных, открытых, неравновесных системах. Синергетика обосновывает положение о том, что сложноорганизованным системам нельзя навязывать пути их развития, необходимо только способствовать их собственным тенденциям развития.

Именно образование, опирающееся на объяснительные признаки синергетического подхода, действует как стимулирующее, пробуждающее к открытию себя, сотрудничеству с самим собой и другими людьми в рамках различных обучающих проектов, способствующих самообразованию и саморазвитию. Мы рассматриваем новую синергетическую парадигму как образование новой самоорганизации человека. Идеи самоорганизации становятся основой нового стиля мышления. Следует заметить, что явления самоорганизации в процессах личностного становления и развития определяются как наиболее перспективное направление в синергетике. Нами предложена новая модель диагностики в образовании, представляющая собой открытую систему, способную приводить к реализации внутренних потенций субъектов образования. Важными становятся не только усвоенные знания, но и сами способы усвоения и переработки учебной информации, развитие познавательных сил, творческого потенциала личности; параметры мыслительной деятельности не устанавливаются; вопросы имеют обобщающий характер и способствуют пробуждению самостоятельности мышления. Теория самоорганизации, формируя новое мировидение и философию, попадает в самый эпицентр общечеловеческих проблем мироосмысления.

Обращаясь к понятию самоорганизации, следует отметить, что современные представления об этом понятии носят междисциплинарный характер. Комбинации различных идей и подходов концепции самоорганизации формируют ядро так называемых наук о жизни, которое известно также как теория сложности [1, 9, 11].

В истории развития науки оформление мировидения, миропонимания или «картины мира» наиболее критически представлено через следующие периоды: классический – механическая картина мира; неклассический – квантово-релятивистская картина мира; постнеклассический – синергетическая картина мира. Далее мы попытались кратко представить анализ вышеуказанным периодам.

Прежде чем рассмотреть особенности классического периода развития, необходимо обратиться к истокам зарождения научного знания – к доклассическому периоду развития науки, который длился более чем двадцать столетий. Уже в рассуждениях античных мыслителей имелись первые представления о системности в природе и обществе, об упорядоченности и целостности бытия. Особая роль отводится таким первоэлементам, как огонь, вода, земля, воздух, которые рассматривались ими как «кирпичики» единого Целого. Философы древности полагали, что эволюция идет в единственно возможном направлении – в сторону усложнения всего сущего, созидания нового.

Важным этапом расцвета и распространения науки связаны с именами Галилея, Декарта, Лейбница, Ньютона и других ученых и мыслителей. В этот период можно обнаружить обращение к вопросам системности в рамках философии таких ученых как Г. Гегель, Г. Лейбниц, Ф. Шеллинг. Формировалось общее представление об универсуме как сложной целостной системе, создавался и уточнялся понятийный аппарат для его описания. Категориальная сетка описания малых систем была санкционирована философией механицизма в качестве философских оснований науки этой эпохи. Как простую механическую систему рассматривали не только физические, а и биологические и социальные объекты. Парадигма классической науки основное внимание уделяла устойчивости, порядку, однородности, равновесию – параметрам, характеризующим замкнутые системы и линейные соотношения [10]. Освоение саморазвивающихся систем предполагает новое расширение смыслов категории «причинность». Она связывается с представлениями о превращении возможности в действительность. Целевая причинность, понятая как характеристика саморегуляции и воспроизводства системы, дополняется идеей направленности развития [16].

Мыслителями нового и новейшего времени отмечалась первостепенная роль социальной среды в самоорганизации человека с одной стороны как позитивная (Т. Гоббс, Ш.Л. Монтескье, И. Кант, А. Маслоу, Э. Келли, К. Роджерс и др.), с другой – как негативная (М. Хайдеггер, Ж.П. Сартр, К. Ясперс, Ортега – и – Гасет, Г. Марсель и др.). Представители экзистенциального направления отмечали социум как чуждую и враждебную силу по отношению к человеку, подавляющую в нем все конструктивное. Шведский естествоиспытатель К. Линней построил классификацию живого мира, которую мы используем до настоящего времени. Ч. Дарвин создал эволюционную теорию, концептуальные идеи которой, изменчивость, наследственность и естественный отбор. В этот период ученые разных отраслей знания обращались в основном к исследованию отдельных сторон, особенностей, свойств системы. Такой подход, с одной стороны, давал возможность сосредоточить внимание на исследовании конкретных вопросов. С другой – он не мог быть продуктивным, поскольку не давал возможности раскрыть глубокие закономерности, присущие широкому классу взаимосвязанных явлений. Можно утверждать, что для классики свойственна глубинная уверенность в естественной упорядоченности мироустройства, наличия в нем разумного порядка и гармонии, универсальных методов познания, всеобщих принципов развития истории, доступных рациональному постижению.

Следующим этапом развития науки, нового мировосприятия, квантово-релятивистской картины мира считается неклассический этап в развитии науки. В этот период происходит целая серия революционных перемен в различных областях знания. Как признак перехода в новую неклассическую методологию мышления появляются «многомерные человеческие миры», обеспечивающие возможность многомерного бытия человека, анализируются «жизненные миры» разной сложности, выделяются особым образом организованные «жизненные пространства» [7]. На неклассическом этапе развития человечества целостная и завершенная научная картина мира отсутствует. Есть только неполная картина. Ее принципы: переход от синтеза (целостных представлений) к анализу, т.е. изучению Мира заново, постепенному собиранию нового знания, поиск путей к построению новой картины Мира, взамен разрушившейся старой; относительность (все относительно – время, красота, истина, добро, зло и т.д.); отсутствие разделения возможного и невозможного (т.к. нет целостных и завершенных представлений, а следовательно, нет основания определить, что возможно, а что нет?); плюрализм мнений, а не единое видение мира (т.к. истина относительна, и «все может быть»). Неклассическая наука не смогла ответить на множество вопросов, связанных с пределами познаваемости мира, единства разных типов взаимодействий, пределом делимости материи и многих других. Человек в неклассическую эпоху оказывается растерян, запутан, пассивен (не знает, куда идти и что делать?), т.к. «все относительно». Плюрализм усугубляет состояние растерянности людей, состояние утраты ценностей и общих ориентиров. Каждый человек вынужден полагаться на самого себя и искать свой собственный экзистенциальный путь [14].

По сравнению с классической наукой эпоха неклассической науки расширила пределы познания, перевела его на новый, более сложный уровень, но, как и классическая наука, она оказалась ограниченной и бессильной в создании подлинно единой научной картины Мира. Необходимо отметить, что для большинства авторов из всех предшествующих периодов характерен общий недостаток: линейный подход, в котором развитие рассматривается как поступательный процесс, движение от низшего к высшему, завершающее социальной зрелостью индивида.

Современная постнеклассическая наука, начиная с 60-х годов ХХ века, доминирующими объектами исследования ставит сложные саморазвивающиеся системы. Постнеклассическая парадигма ориентирует исследователя на анализ феноменов становления, развития и самоорганизации явлений познаваемой реальности. Она предполагает рассмотрение объектов в их исторической перспективе, учитывая синергетические, кооперативные эффекты их сосуществования и взаимодействия. Важнейшей задачей исследователя становится теоретическая реконструкция изучаемого явления в максимально широком контексте его связей и опосредований с целью воссоздать в языке науки его целостный и системный образ. Даже в первом приближении описать основные параметры предметного поля современной постнеклассической науки не представляется возможным, поскольку она простирает свои познавательные усилия практически на все сферы реальности, включая природу, социокультурные системы и сферу духовно-психических феноменов [2].

Для современной науки свойственна междисциплинарная ориентация и проблемно ориентированный научный поиск, объектами которого чаще становятся уникальные природные и социальные комплексы, в структуру которых входит и сам человек, например, экосистемы (включая биосферу в целом), медико-биологические и биотехнологические объекты, системы искусственного интеллекта и т.д.

К основным принципам постнеклассической эпохи можно отнести: принцип перехода от анализа к синтезу (обобщения, появлению целостных представлений и целостной картины Мира). Этот принцип проявляется в междисциплинарности синергетики; принцип абсолютности, от плюрализма к единству; принцип определенности, устраняющий хаос и неопределенность представлений, и задающий рамки возможного, в связи с появлением новой, целостной картины Мира [14].

Важное значение для становления постнеклассической парадигмы оказало развитие таких научных направлений как эволюционный универсализм, биология и физиология активности, синергетика, системный подход (П.Л. Моисеев, Л. фон Серталапфи, И.Р. Пригожин, Ф. Бродель, И. Валлерстайн, Г. Хакен, В.И. Арнольд, Р. Том, А.А. Самарский, С.П. Курдюмов, М.В. Волькенштейн, Д.С. Чернявский, Ю.А. Данилов, Б.Б. Кадомцев, С.В. Петухов, Ю.М. Романовский и др.). Объединяющей идеей здесь выступает преодоление раздробленности современного научного знания, выход к целостному видению мира. Утверждается приоритет глубинных человеческих интересов и ценностей. В качестве объектов междисциплинарных исследований рассматриваются системы, характеризующиеся открытостью и саморазвитием. Учитываются такие свойства реальности как нелинейность, спонтанность, динамичность, неравновесность. На передний план выдвигаются интеграционные формы исследовательской деятельности; происходит усиление процессов взаимодействия принципов и представлений картин реальности, формирующихся в различных науках. Наука становится ориентированной на понимание и диалог. Происходит вытеснение позитивистского образа, отказ от соответствующей методологии, что находит отражение и в гуманитарных дисциплинах. Новые тенденции в философии науки постнеклассического периода позволили пересмотреть отношение к природе и социальному миру, к оформлению новейших идеалов человеческой деятельности и пониманию перспектив развития человека, его ценностных пределов, инновационных смыслов. Возникла необходимость в новых воззрениях, подходах и методах исследования столь сложных явлений при учете интеграционных тенденций в естественных и гуманитарных науках. Следует заметить, что большой вклад в корректировку принципов научного познания внесли К. Поппер, И. Лакатос [12]. К. Поппер отметил, что принцип верификации надлежит дополнить понятием фальсифицируемости, которое является необходимым условием признания новой теории. И. Лакатос, в свою очередь, считал, что ни один эксперимент не является решающим и достаточным для опровержения теории.

Итак, новая техногенная цивилизация предполагает не просто новое осмысление мира, но и иные подходы его изучения, которые объясняются возникновением другой системы ценностей [7]. Возникают новые смыслы в пространственно-временных описаниях больших, саморегулирующихся систем. В ряде ситуаций требуется наряду с представлениями о «внешнем» времени вводить понятие «внутреннего времени» (биологические часы и биологическое время, социальное время). Применительно к саморазвивающимся системам выявляются новые аспекты категорий пространства и времени. Наращивание системой новых уровней организации сопровождается изменением ее внутреннего пространства-времени. В процессе дифференциации системы и формирования в ней новых уровней возникают своеобразные «пространственно-временные окна», фиксирующие границы устойчивости каждого из уровней и горизонты прогнозирования их изменений [16].

Размышления о возможном устройстве жизни человека, отождествление антропологического с логическим, социальным и психологическим смыслами породили новые теоретические концепции понимания и исследования человека. При понимании человека как продукта общественных отношений, слепка общества, в котором он живет, совокупности общественных отношений действительная природа человека растворяется в многообразии социальных явлений (экономических, политических, производственных и др.). Сегодня формируется некий новый нетрадиционный взгляд объяснения развития личности, который сродни синергетическому видению мира [5, 7, 8].

Рецензенты:

Зубова Л.В., д.псх.н., доцент, заведующий кафедрой общей психологии и психологии личности Оренбургского государственного университета, г. Оренбург;

Назаров Н.В., д.п.н., профессор кафедры общей психологии и психологии личности Оренбургского государственного университета, г. Оренбург

Работа поступила в редакцию 29.11.2013.


Библиографическая ссылка

Козловская Т.Н., Епанчинцева Г.А. САМООРГАНИЗАЦИЯ КАК БЕСКОНЕЧНОСТЬ РАЗВИТИЯ ЛИЧНОСТИ. ИНТЕГРАЦИОННЫЙ АСПЕКТ // Фундаментальные исследования. – 2013. – № 10-14. – С. 3201-3205;
URL: http://fundamental-research.ru/ru/article/view?id=32989 (дата обращения: 23.09.2017).

Предлагаем вашему вниманию журналы, издающиеся в издательстве «Академия Естествознания»
(Высокий импакт-фактор РИНЦ, тематика журналов охватывает все научные направления)

«Фундаментальные исследования» список ВАК ИФ РИНЦ = 1.094