Научный журнал
Фундаментальные исследования
ISSN 1812-7339
"Перечень" ВАК
ИФ РИНЦ = 1,118

СИМВОЛИЧЕСКОЕ ВРЕМЯ ИНДИВИДУАЛЬНОСТИ И ЕГО АКСИОЛОГИЧЕСКИЙ СТАТУС

Дерябина В.А. 1 Дерябин Ю.И. 1
1 ФГБОУ ВПО «Тюменский государственный архитектурно-строительный университет»
Обосновано положение о том, что ценностным в структуре символического времени индивидуальности выступает лишь то, что способствует ее прогрессивному саморазвитию. Природа символического времени индивидуальности может быть раскрыта только с выявлением многомерного бытия ценностных связей и отношений, его социокультурной онтологии. Разработка поставленной проблемы предполагает целостность видения символического времени. Этому способствует анализ специфики символического времени как такового, т.е. в более широком контексте, чем сфера индивидуальности. Только после этого осуществляется переход от исследования общего к изучению особенного, каковым выступает символическое время индивидуальности. Авторы обращают внимание на эти методологические вопросы исследования символического времени индивидуальности, чтобы подчеркнуть специфику философского знания, предполагающего необходимость единства таких аспектов символического времени, как биологическое, психологическое, социальное и другие частные виды времени. Доказано, что символическое время выражает бытийно-смысловую целостность развития индивидуальности, выступая одновременно одной из форм ее ценностей.
социокультурная онтология
символическое время
бытийно-смысловая целостность индивидуальности
символическое время как ценность индивидуальности
1. Бахтин М.М. К философии поступка // Бахтин М.М. Работы 20-х годов. – Киев: Next. 1994. – С. 35.
2. Делез Ж. Различие и повторение. – СПб.: Петрополис, 1998. – 384 с.
3. Каган М.С. Философская теория ценностей. – СПб.: Петрополис, 1997. – 205 с.
4. Тиллих П. Теология культуры. – М.: 1995. – С. 159.
5. Тиллих П.Систематическая теология. – Т. 1-2. – М., СПб., 2000. – С. 65.
6. Хайдеггер М. Бытие и время. – Харьков: Фолио. 2003. – С. 469.

Проблема нахождения индивидуальностью ценностно-смысловых координат своего бытия делает актуальным раскрытие преемственности духовного потенциала образов времени, существующих в культуре того или иного общества. В условиях современного социума образы времени все более заявляют о себе как формы развития технологической стороны деятельности, как способ повышения эффективности производимых деятельностью изменений. В таком ракурсе образы времени создаются на основе предметной и технологической составляющих деятельности субъекта. При этом неповторимость и уникальность индивидуальности рассматривается только в той мере, в какой позволяет ей как социальному субъекту включаться в реализацию нормативных и субстанционально-неизменных качеств общества. Отсюда все, что относится к духовному миру личности в качестве многогранных форм переживания универсальной гармонии мира и человека, выносится «за скобки» образа времени. Следствием данного явления выступает осознание человеком разорванности и конечности онтического уровня бытия. Этот процесс в современной культуре обнаруживает себя наиболее ярко в замене символов знаками и формами понятийного мышления. Понятийные конструкции мышления и знаки «останавливают время», в результате чего противоречивый смысл и значимость человеческого существования упрощается, теряя связь с жизнью вообще. Согласно Ж. Делеза, содержание сознания современного человека образуют копии, не имеющие оригинала (симулякры) [2]. Поэтому, вводя понятие «символическое время индивидуальности», будем исходить из того, что этот вид времени является, во-первых, автономной ценностью существования человека самого по себе, во-вторых, формой переживания им целостности своего бытия. Отсюда вытекает цель нашей работы – рассмотреть время как символическое и включить его в этом качестве в систему таких ценностей современной культуры, в которых обнаруживало бы себя единство онтологического существования человека и онтического устройства его жизни. Целостность бытия символического времени онтологически не устранима. В качестве основания этого вида времени нами избрана модель незавершенности духовного бытия человека как выражения его многранности. «Быть человеком, – писал П. Тиллих, – значит задавать вопрос о собственном бытии» [5]. Ответ на вопрос о бытии можно, по его мнению, получить лишь в соотношении с вопросом о небытии.

Решая поставленную задачу, будем исходить из методологической посылки о том, что любым формам символического времени в качестве основания должна быть предпослана та или иная концепция человека. В основу такой концепции нами положена идея об интегративности существования человека. Это дает возможность обосновать положение о многомерной природе символического времени вообще. Более того, признание многоаспектности духовного бытия времени ведет к исследованию реального, незавершенного, по своей сути, самоопределения индивидуальности. Тесная связь с этим процессом символического времени проявляется в форме отрицания человеком ограниченности собственного существования. Поиск онтологических оснований бытия времени жизни связан с переживанием индивидуальностью устойчивости процесса своего самоопределения в условиях неопределенности и высокой динамики происходящих изменений. В связи с этим представляется актуальной постановка проблемы разработки онтологических оснований духовного бытия времени. Данная проблема может быть раскрыта, на наш взгляд, через понятие символа. И связано это с тем, что символ времени по своей природе является целостным феноменом: это то, к чему стремится человек, его ценностный идеал. Но любая ценность должна осваиваться человеком, иначе она теряет свое назначение и смысл. Однако человек даже в своем стремлении раскрыть наиболее полно себя в движении к ценности-идеалу, никогда этого не достигает, так как процесс жизни богаче и объемнее. Отсюда и незавершенность духовного бытия времени. Неполнота наличного бытия компенсируется с помощью разного вида духовных (религиозных, эстетических, нравственных и т.п.) ценностей. Именно такая постановка вопроса позволяет расширить горизонт духовного самоопределения индивидуальности через символическое время. Последнее обнаруживает себя в процессе освоения духовных ценностей как причастность человека к полноте жизни. Поэтому символ не только ценностный идеал, но и реальность, имеющая выход в различные формы деятельности и познания человеком окружающего мира и самого себя. В научной литературе показано, что в отличие от знака символ имеет самодостаточное бытие, содержит закодированные смыслы конкретной культуры, обнаруживая себя как принцип целостности в рамках уникального и различного [3]. Именно в этом измерении может быть использовано понятие «участное сознание», введенное в науку М.М. Бахтиным. Для нашего исследования важна мысль ученого о том, что реальная жизнь человека связана с участным сознанием, с индивидуально ответственным поступком. Сама ответственность поступка является формой единственности и неповторимости индивидуальности. Участное сознание, согласно Бахтину, дополняет бытие до целостного образа, создавая особую реальность, которая «…не есть мир бытия только, данности, ни один предмет, ни одно отношение не дано здесь как просто данное, просто сплошь наличное, но всегда дана связанная с ним заданность: должно, желательно» [1]. Поэтому, как нам представляется, соединение проблемы символа и проблемы духовного бытия времени дает возможность приоткрыть механизм проектирования всегда незавершенного процесса самоопределения индивидуальности, выделив в структуре последнего такое важное качество личности, как ответственность.

Онтологическое содержание символа времени может быть соотнесено с духовным самоопределением индивидуальности, с непрекращающимся процессом ее саморазвития и самовыражения. Без многозначности символа данный процесс невозможен, так как становится применимым лишь к ограниченному количеству жизненных ситуаций настоящего времени. Будущее и прошлое становится недоступным для него. Символическое время придает определенность уникальности индивидуальности, полагаясь не на ценности-предметы, ценности-образцы, ценности-эталоны, а на ценности-идеалы. Последние как структурные компоненты символа духовного бытия времени многовариантны по своей направленности в будущее, определяя тем самым степень свободы выбора настоящего и оценки прошлого. И здесь, на наш взгляд, возникает проблема оценки реальности прошлого и будущего, которая является актуальной для современного философского знания. В содержание прошлого могут вноситься компоненты, которые в нем отсутствовали. Человек никогда не знает до конца о том, какие духовные ценности будут актуальными для него в будущем, определяя тем самым смысл иной оценки своего прошлого. Говоря о реальности прошлого, следует исходить из того, что именно на данной стадии темпорального бытия в сознании личности формируются ценности-идеалы, переоценка которых происходит в процессе освоения личностью новых форм деятельности и познания. Процесс непрекращающегося преобразования мира сопровождается разрушением той или иной условности символа как его субстанционального признака. Происходит появление предметных ценностей, ценностей-образцов. Символы не могут иметь форму законченных значений подобных ценностей. Символ всегда многозначен, он участвует в создании скрытой от человека реальности в рамках принятой условности [4]. В символах человек постигает новое для себя измерение реальности, которое не может быть результатом понятийного мышления. Поэтому столь важно видеть функциональное различие ценностей. Человек может пользоваться ценностями для достижения тех или иных конкретных, в том числе и, согласно М.С. Кагану, утилитарных целей [3], а может и находиться в их пространстве. В качестве последних выступают ценности-идеалы. Именно этот вид ценностей может иметь символическую форму. Символ времени как феномен незавершенности духовности индивидуальности имеет онтологическую природу. Поэтому процесс отрицания ценностей прошлого идет одновременно с утверждением положительного смысла ценностей-идеалов будущего.Определенный конкретный образ того или иного времени означает, согласно Хайдеггеру, целостность взаимно проникающих друг в друга модусов будущего, настоящего и прошлого времени. Хайдеггер рассматривает человека в качестве целостного феномена, не сводимого к сумме свойств и качеств. В основе неразрывности человеческого бытия Хайдеггером выбрано особое направление движения времени: не из прошлого в будущее, а наоборот, будущее определяет смысл настоящего и прошлого, «время временится из будущего» [6]. В этом обнаруживает себя онтологическая природа символического времени как открытость индивидуальности целостному бытию, как ее ценность. Обретая смысл и конкретное значение символа как целостного образования, человек не просто осваивает ценности таких форм времени, как биологическое, психологическое, социальное и т.п. Происходит символический выход через отрицание конкретных значений образов этих времен в иное измерение своего духовного бытия. Приобщаясь к ценностно-смысловым координатам этой реальности, переживая ее содержание, индивидуальность реализует отношению к самому себе как к целому. Именно идея целостности человека определяет символ времени как процесс непрерывного его становления. В содержании символического времени происходит «сцепление» разрывов и несовпадений векторов отдельных видов времени. Поиск оптимальных человеческих качеств как основы саморазвития индивидуальности осуществляется на собственной основе в соответствии со своими ценностями-идеалами. Этот процесс является открытым и многозначным, и человек ответственен за то, какие ценности стали его идеалом. Сложность этого выбора заключается в том, что символ, имеющий в качестве структурного компонента идеалы-ценности, всегда обладает изначальной избыточностью и незавершенностью своего духовного бытия. Более того, не все ценности-идеалы имеют символическое содержание. Иными словами, речь идет об ограничении объема понятия «ценности-идеалы».

В символическое время мы включаем только те ценности-идеалы, которые способствуют формированию ответственности личности за самосовершенствование и духовный рост. Если ценности-идеалы выполняют лишь функцию эталона и образца, то они теряют способность символического преобразования бытия индивидуальности. Символическое содержание ценностей-идеалов находит выражение в интегральности и целостном значении уникального бытия индивидуальности. Поэтому культура должна осуществлять отбор таких ценностей-идеалов, которые порождают творчество человека в нахождении им интегрального смысла своего неповторимого бытия. Но поставить на этом точку при выявлении сущностных свойств символического времени индивидуальности методологически ошибочно. Можно сделать предположение, что символическое время – это мера явленности и незавершенности целостности бытия человека в конкретных образах времени. Вместе с тем реализация такого подхода к символу времени связана с большими трудностями. Дело в том, что образы конкретных видов времени не являются просто функционирующими феноменами, позволяющими личности адаптироваться к кардинальным социальным изменениям. Эти образы постоянно развиваются, приобретая определенную степень сложности и многообразия своих компонентов и связей между ними. Это порождает качественные разновидности бытия времени в новых социальных условиях, а также определенную эволюцию их внутреннего содержания. Практически каждый вид времени приобретает компоненты, которые ранее отсутствовали, но в настоящее время стремятся занять пальму первенства. Развитие символа времени не является движением к какому-то заранее заданному состоянию равновесия идеалов-ценностей. Незавершенность духовного бытия символа есть постоянное нарушение равновесия. Это определенный этап в саморазвитии личности, когда нахождение целостности (равновесного состояния) своих идеалов-ценностей требует от индивида творческих усилий. Следствием данного процесса выступает появление новых форм духовной реальности, обнаруживающих себя как онтологический уровень человеческого существования. Символическое время нельзя объяснить лишь из представления о том, какая деятельность является ведущей в сознании человека. Если мы не согласимся с данным тезисом, то мы вынуждены будем рассматривать символическое время в качестве жесткой системы причинно-следственных связей жизненно важных событий для индивидуальности. Духовное бытие времени в таком случае потеряет свою целостность и окажется разорванным. Поэтому аксиологический статус символического времени не может ограничиваться лишь требованиями деятельности: он имеет свою социокультурную онтологию. Символ времени выступает в качестве самостоятельной ценности, выражая онтологическую сущность бытия человека и реализуясь в таких его формах и модификациях, которые отличаются друг от друга доминированием биологического, психологического, социального и других видов времени. При анализе символического времени как целостного образования перечисленных видов времени необходим выход на более высокий уровень исследования, в основе которого лежит понимание взаимодействия различных времен, их взаимопроникновения и взаимоограничения. Действительно, весьма важно при изучении символа времени исследовать не просто какой-либо вид времени, а показать, как он взаимодействует с другими временами, имеющими свои границы. Возьмем, к примеру, биологическое время. Оно обнаруживает себя во всех проявлениях личности как постоянное воспроизводство единства жизни и природных циклов ее осуществления. Однако не следует переоценивать зависимость биологического времени от природных циклов. С одной стороны, человек без учета циклов биологического времени для поддержания своего бытия гибнет. С другой стороны, зависимость личности от рамок биологического времени не носит однозначного характера. Человек способен в течение своей жизни освоить и другие виды времени, позволяющие ему раздвинуть рамки конечности онтического уровня бытия своего времени. Этим объясняется то, что символическое время не только высвечивает изменчивый и многогранный процесс жизни, но и выступает формой проявления ценностного идеала личности как ее устойчивого смыслового ядра. В этом проявляется бытийственная характеристика этого вида времени, когда согласование человека с самим собой зависит от того, насколько вписаны его поступки в наличную систему нормативных требований социума. Так, например, символическое время отличается от биологического не отрицанием его природных циклов, а их подчиненности законам существования общества и самой индивидуальности. В психологическом времени находит отражение то, как и в какой последовательности воспринимает личность события своего жизненного пути. В силу этой особенности психологическое время ограничено, с одной стороны, рамками биологического возраста, а с другой, выступает в качестве важного компонента символического времени. Однако непрерывный, постоянно пульсирующий процесс саморазвития индивида выступает в качестве конституирующего фактора духовного бытия времени, которое выходит за рамки психологического времени. Символическое время как система особых ценностных отношений индивидуальности играет особую роль в возникновении новых возможных форм реальности. Однако в обосновании и раскрытии этого аспекта важную роль играет изучение онтологической границы символа времени. В силу своей онтологической природы время выступает как универсальная форма сохранения и передачи духовности. Символы входят как в устойчивые, так и изменяющиеся образы времени (биологического, психологического, социокультурного и др.). Символы выделяют их из нейтрального фона и через определенные знаки представляют личности. Однако символы имеют более глубокое смысловое содержание, нежели знаки. Так возникает поле ценностно-смысловых структур символического времени как модель постоянно пульсирующей и функционирующей реальности культуры. При этом символы как составляющая жизнедеятельности людей обнаруживают свою предпосылочность и избыточность в кодах, порождающих бесконечное многообразие смыслов.

Анализ предпосылочности символического времени очень сложен и может привести к двум крайностям: к превращению времени в автономный, независимый от индивидуальности процесс или к его предельной персонификации. Без предпосылочности символическое время потеряет свою многозначность и станет применимым лишь к одной единственной жизненной ситуации. Предпосылочность символического времени многоаспектна. Важным при этом является социокультурный контекст. Человек как индивидуальность формируется в конкретно-исторической культуре, усваивая ее избыточность и многомерность через определенные коды. Этим объясняется то обстоятельство, что для разных эпох, а также разных людей и обществ одно и то же время оценивается по-разному. Предпосылочность символического времени обнаруживает себя там, где есть возможность выхода в многообразное культурное измерение, где имеют место проявление уникальных формы жизнедеятельности индивидуальности. Однако предпосылочность, не имеющая границ и определенности, ведет к таким же результатам, как и ее отсутствие.

Подводя итоги, выделим идею о том, что центральное место в символическом времени принадлежит ценностям-идеалам, играющим особую роль в возникновении новых духовных форм реальности. Такой подход дает возможность обосновать идею постоянной незавершенности духовного бытия времени.Через символическое время индивидуальности человек обретает ценностно-смысловые координаты бытия. Этот вид времени как самостоятельная ценность культуры призван обеспечить выбор тех составляющих социально-культурного опыта, которые формируют уникальность духовного мира индивидуальности. Это первое. Второе связано с созданием условий для реализации тех ценностей-идеалов, без которых невозможно формирование символических форм современной культуры.

Рецензенты:

Табуркин В.И., д.филос.н., профессор, заведующий каф.философии, Тюменский государственный аграрный университет Северного Зауралья, г. Тюмень;

Апрелева В.А., д.филос.н., профессор, Тюменский государственный архитектурно-строительный университет, г. Тюмень.

Работа поступила в редакцию 14.08.2013


Библиографическая ссылка

Дерябина В.А., Дерябин Ю.И. СИМВОЛИЧЕСКОЕ ВРЕМЯ ИНДИВИДУАЛЬНОСТИ И ЕГО АКСИОЛОГИЧЕСКИЙ СТАТУС // Фундаментальные исследования. – 2013. – № 10-3. – С. 684-688;
URL: http://fundamental-research.ru/ru/article/view?id=32344 (дата обращения: 19.12.2018).

Предлагаем вашему вниманию журналы, издающиеся в издательстве «Академия Естествознания»
(Высокий импакт-фактор РИНЦ, тематика журналов охватывает все научные направления)

«Фундаментальные исследования» список ВАК ИФ РИНЦ = 1.252