Научный журнал
Фундаментальные исследования
ISSN 1812-7339
"Перечень" ВАК
ИФ РИНЦ = 1,222

О ПРИРОДЕ ПРИЛИВОВ У ЖЕНЩИН В РАННЕЙ ПОСТМЕНОПАУЗЕ И ИХ СВЯЗИ СО СТРУКТУРНО-ФУНКЦИОНАЛЬНЫМ СОСТОЯНИЕМ МИОКАРДА

Таинкин А.А. 1 Скворцов Ю.И. 1
1 ГБОУ ВПО «Саратовский государственный медицинский университет им. В.И. Разумовского» Минздрава РФ
Цель исследования – изучение взаимосвязей выраженности «приливов» у лиц женского пола в ранней постменопаузе с их психоэмоциональными особенностями. Обследовано 58 пациенток 45–64 лет в постменопаузе длительностью до 2 лет и от 3 до 8 лет. Наряду с общеклиническим обследованием проводилось изучение психологических особенностей с помощью набора тестов. Установлено, что для женщин в постменопаузе длительностью от 3 до 8 лет характерна меньшая частота использования адаптивных копинг-стратегий в эмоциональной сфере, большая распространенность повышенного уровня утомления по сравнению с пациентками в постменопаузе меньшей продолжительности. Выявлена взаимосвязь выраженности «приливов» с особенностями эмоционального статуса (тревожность, использование неадаптивных копинг-стратегий, переутомление) и параметрами структурно-функционального состояния миокарда (p < 0,05).
приливы
постменопауза
психоэмоциональные особенности
миокард
1. Вассерман Л.И., Щелкова О.Ю. Медицинская психодиагностика. – СПб.: Академия, 2004.
2. Гублер Е. В. Вычислительные методы анализа и распознавания патологических последствий. – Л.: Медицина, 1978.
3. Каримов Р. Н., Шварц Ю. Г. Статистика для врачей, биологов, и не только. Часть 2. Как изучать связи. – Саратов: Изд-во Саратовского мед. ун-та, 2007.
4. Сидоренко Е. В. Методы математической обработки в психологии. – М.: ООО «Речь», 2003.
5. Ханин Ю. Л. Краткое руководство к применению шкалы реактивной и личностной тревожности Ч. Д. Спилбергера. – Л.: ЛНИИ ФК, 1976.
6. Gambacciani M., Pepe A. Vasomotor symptoms and cardiovascular risk // Climacteric. 2009. – Vol. 1. – P. 32–35.
7. Vasomotor menopausal symptoms are associated with increased risk of coronary heart disease / G.-C.M. Gast [et al.] // Menopause. – 2011. – Vol. 18 (2). – P. 146–151.

Известно, что наличие вазомоторных симптомов у женщин в перименопаузе повышает риск неблагоприятных событий со стороны сердечно-сосудистой системы [6, 7]. Кроме того, внезапные ощущения жара, или «приливы», являясь одним из наиболее ярких проявлений климактерического синдрома, ухудшают качество жизни женщин.

Целью исследования явилось изучение психоэмоциональных особенностей и их взаимосвязей с выраженностью «приливов» у лиц женского пола в ранней постменопаузе.

Материал и методы исследования

Обследовано 58 пациенток кардиологического стационара в возрасте от 45 до 64 лет, проходивших лечение по поводу артериальной гипертензии и ишемической болезни сердца. Больные были разделены на 2 группы. В первую вошли 15 пациенток в возрасте 52,5 ± 2,9 лет в постменопаузе продолжительностью до 2 лет, во вторую – 43 больных в постменопаузе длительностью от 3 до 8 лет (средний возраст 56,6 ± 3,6 лет). По выраженности кардиальной патологии группы были сопоставимы. Артериальной гипертензией 1–3 стадий страдали все пациентки в постменопаузе продолжительностью до 2 лет и 41 больная в постменопаузе от 3 до 8 лет. ИБС диагностирована у 14 пациенток первой группы и у 41 больной в постменопаузе от 3 до 8 лет.

Пациенткам проводилось общеклиническое обследование, включавшее клинический осмотр, биохимический анализ крови (липидограмма, гликемический профиль, креатинин, мочевина); ЭКГ, допплерэхокардиография, УЗИ почек. Изучение психологических особенностей осуществлялось с помощью шкалы реактивной и личностной тревожности Спилбергера [5], шкалы переутомления Экклза. Степень адаптивности используемых копинг-стратегий в когнитивной, эмоциональной и поведенческой сферах функционирования личности определялась с помощью теста Хайма [1]. Выраженность «приливов» за последний месяц оценивалась женщинами по 7-бальной шкале. Статистическая обработка данных проводилась с использованием пакета прикладных программ Statistica 6.0. Достоверность различий определялась с помощью критерия Манна–Уитни [3, 4]. Параметрические данные представлены в виде «среднее ± стандартное отклонение», непараметрические – в виде «медиана |нижний квартиль; верхний квартиль|». Для сопоставления двух выборок по частоте встречаемости интересующего нас признака использовался расчет φ критерия Фишера по методике Е.В. Гублера [2]. Взаимосвязи между показателями оценивались с помощью непараметрического коэффициента корреляции Спирмена [3].

Результаты исследования и их обсуждение

Достоверных различий в частоте использования адаптивных копинг-стратегий в когнитивной сфере у женщин в постменопаузе различной продолжительности найдено не было (табл. 1). Выявлялась тенденция к более частому использованию этих стратегий женщинами в постменопаузе длительностью до 2 лет по сравнению с пациентками в постменопаузе продолжительностью от 3 до 8 лет (p = 0,078).

Таблица 1

Частоты использования пациентками копинг-стратегий в когнитивной сфере различной степени адаптивности (по Хайму) в зависимости от продолжительности постменопаузы

Состояние менструального цикла

Копинг-стратегии

Адаптивные

Относительно адаптивные

Неадаптивные

Постменопауза 1–2 года, n = 12

7 (58,3 %)

4 (33,3 %)

1 (8,3 %)

Постменопауза от 3 до 8 лет, n = 37

13 (35 %)

15 (41 %)

9 (24 %)

Пациентки в постменопаузе продолжительностью от 3 до 8 лет использовали адаптивные копинг-стратегии в эмоциональной сфере достоверно реже по сравнению с больными в постменопаузе длительностью 1–2 года (φ = 3,08; p < 0,001) (табл. 2).

Таблица 2

Частоты использования пациентками копинг-стратегий в эмоциональной сфере различной степени адаптивности (по Хайму) в зависимости от продолжительности постменопаузы

Состояние менструального цикла

Копинг-стратегии

Адаптивные

Относительно адаптивные

Неадаптивные

Постменопауза 1–2 года, n = 12

12 (100 %)

0

0

Постменопауза от 3 до 8 лет, n = 37

28 (76 %)

3 (8 %)

6 (16 %)

Различия в частотах использования адаптивных копинг-стратегий в поведенческой сфере в постменопаузе различной продолжительностью недостоверны (табл. 3).

Таблица 3

Частоты использования пациентками копинг-стратегий в поведенческой сфере различной степени адаптивности (по Хайму) в зависимости от продолжительности постменопаузы

Состояние менструального цикла

Копинг-стратегии

Адаптивные

Относительно адаптивные

Неадаптивные

Постменопауза 1–2 года, n = 12

7 (58,3 %)

3 (25 %)

2 (16,7 %)

Постменопауза от 3 до 8 лет, n = 37

18 (49 %)

6 (16 %)

13 (35 %)

По уровням реактивной и личностной тревожности группы пациенток в постменопаузе различной продолжительности достоверно не отличались друг от друга. Выявлена тенденция к более высокому уровню реактивной тревоги у женщин в постменопаузе продолжительностью от 3 до 8 лет по сравнению с пациентками в постменопаузе до 2 лет (Z = 1,73, p = 0,083). Высокая реактивная и личностная тревожность встречались одинаково часто в обеих группах (табл. 4).

Таблица 4

Уровни реактивной и личностной тревожности и частоты встречаемости пациенток с разными уровнями тревожности в зависимости продолжительности постменпаузы

Состояние менструального цикла

Реактивная тревога

Личностная тревожность

Балл

Низкая

Средняя

Высокая

Балл

Низкая

Средняя

Высокая

Постменопауза 1–2 года, n = 14

37,5

|35; 40.3|

14,3 %

64,3 %

21,4 %

46,5

|39,8; 49,8|

0 %

42,9 %

57,1 %

Постменопауза от 3 до 8 лет, n = 42

41 |36; 46|

14 %

55 %

31 %

45

|37,3; 51|

7 %

45 %

48 %

Различия в уровнях утомления между группами недостоверны. Однако частота встречаемости повышенного уровня утомления (более 7 баллов) в группе женщин в постменопаузе продолжительностью от 3 до 8 лет была выше по сравнению с пациентками в постменопаузе меньшей продолжительности (φ = 2,88; p < 0,001) (табл. 5).

Таблица 5

Уровни утомления у обследованных больных в зависимости от фазы репродуктивного старения

Состояние менструального цикла

Уровень утомления

Балл

Переутомление не свойственно

Нормальный

Несколько повышенный

Явно повышенный

Очень высокий

Постменопауза 1–2 года, n = 13

4,5 |3; 6|

2 (15,4 %)

10 (76,9 %)

0

1 (7,7 %)

0

Постменопауза от 3 до 8 лет, n = 42

6,5 |4,1; 8|

7 (16,7 %)

16 (38,1 %)

10 (23,8 %)

9 (21,4 %)

0

Распространенность «приливов» в группах пациенток с разной продолжительностью постменопаузы достоверно не различалась и составляла 57,1 % у женщин постменопаузе до 2 лет и 45 % у пациенток в постменопаузе от 3 до 8 лет.

Фракция выброса левого желудочка, конечные систолические и диастолические размеры и объемы левого желудочка в группах обследованных больных достоверно также не различались.

При оценке взаимосвязей выраженности «приливов» в группе женщин в постменопаузе до 2 лет с психоэмоциональными особенностями и состоянием миокарда выявлены прямые связи с реактивной (r = 0,58, p = 0,036) и личностной тревожностью (r = 0,69, p = 0,009), с уровнем утомления по шкале Экклза (r = 0,76, p = 0,0024), обратная связь с фракцией выброса левого желудочка (r = –0,72, p = 0,03), а также тенденция к обратной связи с конечным диастолическим размером левого желудочка (r = –0,46, p = 0,083).

В группе пациенток в постменопаузе продолжительностью от 3 до 8 лет выраженность приливов была прямо связана с уровнем личностной тревожности (r = 0,49, p = 0,048) и со степенью неадаптивности копинг-стратегий в сфере эмоций (r = 0,37, p = 0,03), обратно – с конечным систолическим размером левого желудочка (КСР) (r = –0,4, p = 0,049), с конечным систолическим (КСО) (r = –0,49, p = 0,017) и конечным диастолическим объемами левого желудочка (КДО) (r = –0,43, p = 0,042).

Таким образом, группа женщин в постменопаузе продолжительностью от 3 до 8 лет отличается от группы пациенток в постменопаузе меньшей продолжительности более низкой частотой использования адаптивных копинг-стратегий в эмоциональной сфере, тенденцией к меньшей частоте использования адаптивных копинг-стратегий в когнитивной сфере, большей частотой повышенного уровня утомления. Обращает на себя внимание значительная распространенность высокой личностной тревожности среди обследованных женщин.

В группе женщин в постменопаузе продолжительностью до 2 лет выявлены средние по тесноте связи выраженности «приливов» с показателями по шкалам реактивной и личностной тревожностью и сильная связь с уровнем утомления по шкале Экклза. У пациенток в постменопаузе продолжительностью от 3 до 8 лет тяжесть вазомоторных симптомов климакса тоже связана с психоэмоциональными особенностями, хотя эти связи слабее, что, вероятно, обусловлено тем, что у значительного числа женщин в этой группе «приливы» уже прекратились.

Обратная взаимосвязь выраженности «приливов» с КСО, КСР и КДР левого желудочка может быть объяснена тем, что прогрессирование висцеральной патологии, проявляющееся увеличением размеров левого желудочка, способствует психологической адаптации личности к неблагоприятным условиям за счет переноса фокуса внимания на висцеральную сферу. Это приводит к снижению уровня тревожности, а, следовательно, и выраженности «приливов», так как тяжесть вазомоторных симптомов связана с уровнем тревожности прямо.

Сильная обратная взаимосвязь выраженности «приливов» с фракцией выброса левого желудочка в группе женщин в постменопаузе длительностью до 2 лет может указывать на то, что наличие вазомоторных симптомов у этих пациенток, возможно, является предиктором более раннего развития сердечной недостаточности.

Выводы

1. Высокая личностная тревожность широко распространена у женщин в ранней постменопаузе независимо от ее продолжительности.

2. Для пациенток в постменопаузе длительностью от 3 до 8 лет характерна меньшая частота использования адаптивных копинг-стратегий в эмоциональной сфере, большая распространенность повышенного уровня утомления по сравнению с пациентками в постменопаузе меньшей продолжительности.

3. Среди женщин в ранней постменопаузе выраженность «приливов» связана с их психоэмоциональными особенностями чаще в первые годы после прекращения менструаций. В связи с этим коррекция особенностей эмоционального реагирования в этой группе, вероятно, будет способствовать уменьшению тяжести вазомоторных симптомов.

4. Наличие «приливов» у женщин в постменопаузе, возможно, является предиктором более раннего развития сердечной недостаточности.

Рецензенты:

Шварц Ю.Г., д.м.н., профессор, заведующий кафедрой факультетской терапии лечебного факультета, ГБОУ ВПО «Саратовский государственный медицинский университет им. В.И. Разумовского» Минздрава РФ, г. Саратов;

Рогожина И.Е., д.м.н., доцент, заведующая кафедрой акушерства и гинекологии ФПК и ППС, ГБОУ ВПО «Саратовский государственный медицинский университет им. В.И. Разумовского» Минздрава РФ, г. Саратов.

Работа поступила в редакцию 18.06.2013.


Библиографическая ссылка

Таинкин А.А., Скворцов Ю.И. О ПРИРОДЕ ПРИЛИВОВ У ЖЕНЩИН В РАННЕЙ ПОСТМЕНОПАУЗЕ И ИХ СВЯЗИ СО СТРУКТУРНО-ФУНКЦИОНАЛЬНЫМ СОСТОЯНИЕМ МИОКАРДА // Фундаментальные исследования. – 2013. – № 7-2. – С. 412-415;
URL: http://fundamental-research.ru/ru/article/view?id=31850 (дата обращения: 26.06.2019).

Предлагаем вашему вниманию журналы, издающиеся в издательстве «Академия Естествознания»
(Высокий импакт-фактор РИНЦ, тематика журналов охватывает все научные направления)

«Фундаментальные исследования» список ВАК ИФ РИНЦ = 1.252