Научный журнал
Фундаментальные исследования
ISSN 1812-7339
"Перечень" ВАК
ИФ РИНЦ = 1,118

СИСТЕМА ИММУНИТЕТА И УРОВЕНЬ ТРЕВОЖНОСТИ ПРИ АДАПТАЦИИ ЧЕЛОВЕКА К НОВЫМ УСЛОВИЯМ ЖИЗНЕДЕЯТЕЛЬНОСТИ

Ветлугина Т.П. 1 Никитина В.Б. 1 Невидимова Т.И. 1 Лобачева О.А. 1 Батухтина Е.И. 1 Стоянова И.Я. 1 Семке В.Я. 1
1 ФГБУ «НИИПЗ» СО РАМН
Проведено иммунологическое и психологическое обследование 232 молодых людей (средний возраст - 21,71±1,7 лет) в проблемной ситуации с различным уровнем психической адаптации к контрастным изменени-ям условий жизнедеятельности: оптимальная адаптация (1 группа - «здоровье»); непатологическая дезадапта-ция (2 группа с психоадаптационными состояниями – ПАС); патологическая дезадаптация (3 группа с психоде-задаптационными состояниями – ПДАС). В группах ПАС и ПДАС по сравнению с 1 группой выявлены транзи-торные отклонения ряда параметров клеточного и гуморального иммунитета с нарастанием в группе ПДАС, не достигающие уровня иммунодефицита. Выявлена большая выраженность реактивной (ситуативной) тревожно-сти в 1 группе обследованных, позволяющая преодолеть проблемную ситуацию и сохранить психическое здо-ровье. Установлена прямая зависимость между усилением дезадаптивной симптоматики, величиной показателя личностной тревожности (ЛТ), образованием достоверных корреляционных взаимосвязей параметров ЛТ и им-мунитета. Полученные данные позволяют рассматривать иммунную реактивность, ситуативную и личностную тревожность в качестве компонентов иммунопсихологической системы реагирования человека на психотрав-мирующее воздействие.
психическая адаптация/дезадаптация
реактивная и личностная тревожность
система иммунитета
1. Афтанас Л.И. Эмоциональное пространство у человека: психофизиологический анализ. - Новосибирск: Изд-во СО РАМН. - 2000. - 126 с.
2. Вторичная иммунная недостаточность как фактор развития затяжного течения невротических, связанных со стрессом расстройств / В.Б. Никитина, Т.П. Ветлугина, М.М. Аксенов, Е.М. Епанчинцева // Сибирский вестник психиатрии и наркологии. - 2008. № 1 (84). - С. 43-47.
3. Гурвич И.Н. Тест нервно-психической адаптации // Вестник гипнологии и психотерапии. - 1992. - № 3. - С. 46-53.
4. Иванова С.А., Семке В.Я., Ветлугина Т.П. Гормоны стресса и иммунитет в клинике невротических расстройств // Современные проблемы психоэндокринологии: материалы Всероссийской научно-практической конференции. - М., 2004. - С. 53-55.
5. Клиническая психонейроиммунология / В.Я. Семке, Т.П. Ветлугина, Т.И. Невидимова, С.А. Иванова, Н.А. Бохан. - Томск: ООО «Изд-во «РАСКО», 2003. - 300 с.
6. Колпаков Я.В., Гаврилова Т.В., Ялтонский В.М. Личностные особенности сотрудников вневедомственной охраны МВД РФ с диагностируемыми симптомами ПТСР [Электронный ресурс] // Медицинская психология в России: электрон. науч. журн. - 2012. - № 3 (14). - URL: http://medpsy.ru.
7. Корнева Е.А., Казакова Т.Б. Современные подходы к анализу влияния стресса на процессы метаболизма в клетках нервной и иммунной систем // Медицинская иммунология. - 1999. - Т.1, № 1-2. - С. 17-22.
8. Нейроиммунные взаимодействия при психоэмоциональном напряжении (экспериментальное исследование) / Г.В. Идова, Е.Л Альперина, М.А. Чейдо, С.М. Кузнецова, Е.Н. Жукова, Д.В. Юрьев // Бюл. СО РАМН. - 2010. - Т. 30, №. 4. - C. 31-37.
9. Нейроиммуноэндокринные взаимодействия в норме и патологии / Г.Н. Крыжановский, И.Г. Акмаев, С.В. Магаева, С.Г. Морозов. - Москва: Медицинская книга. - 2010. - 288 с.
10. Оценка иммунной системы при массовых обследованиях: Методические рекомендации / Р.В. Петров, Р.М. Хаитов, Б.В. Пинегин, И.В. Орадовская // Иммунология. - 1992. - № 6. - С. 51-62.
11. Практикум по общей, экспериментальной и прикладной психологии / Под. ред. А.А. Крылова, С.А. Маничева. - СПб.: Питер, 2003. - 560 с.
12. Семке В.Я. Превентивная психиатрия. - Томск: Изд-во Том. ун-та, 1999. - 403 с.
13. Ader R., Cohen N., Felten D. Psychoneuroimmunology: interactions between the nervous system and the immune system // Lancet. - 1995. - Vol. 345, №8942. - P.99-103.
14. Repeated Assessments of Endocrine- and Immune-Related Changes in Posttraumatic Stress Disorder / A. Vidovic, K. Gotovac, M. Vilibic, A. Sabioncello, T. Jovanovic, S. Rabatic, V. Folnegovic-Smalc, D. Dekaris // Neuroimmunomodulation. - 2011. - Vol. 18, №4. - P. 199-211.
15. Segal A.B., Bruno S., Forte W.C. Immune function in acute stress // Allergol. Immunopathol. (Madr). - 2006. - Vol. 34, №4. - Р. 136-40.

Важнейшую роль в сохранении здоровья человека выполняют иммунная и нервная системы, взаимосвязь и взаиморегуляция которых обеспечивает адаптацию организма к изменениям внешней и внутренней среды [9, 13]. Особенно отчетливо эта взаимосвязь проявляется при действии стресса [7, 8, 15]. Нарушение нейроиммунного взаимодействия под влиянием стрессирующих факторов сопряжено как с ослаблением механизмов иммунной защиты и формированием вторичной иммунной недостаточности, так и с неспецифическими экстранозологическими реакциями психической дезадаптации и возможным последующим переходом их в психические расстройства при длительной аллостатической нагрузке [4, 5, 14]. Устойчивость индивида к действию стресса также во многом определяется своеобразием его личности, стереотипами личностного реагирования на стресс [1, 6].

В современных социально-эконо­ми­чес­ких условиях, усиливающихся миграционных процессов, возрастающей напряженности в межличностных отношениях остаются актуальными исследования различных факторов на гомеостатическом, психофизиологическом уровнях функционирования организма при переходных состояниях психической адаптации человека к стрессовым ситуациям. Результаты таких исследований могут послужить теоретическим обоснованием для подходов к разработке прогностических моделей формирования невротических, связанных со стрессом расстройств, а также превентивных программ сохранения психического здоровья в различных социально-организованных группах.

Цель нашего исследования - изучить особенности системы иммунитета и характеристик реактивной и личностной тревожности при психоэмоциональном напряжении на донозологическом уровне психической дезадаптации в континууме: оптимальная адаптация - психоадаптационные - психодезадаптационные состояния.

Материалы и методы исследования

Проведено иммунопсихологическое обследование 232 практически здоровых молодых людей - студентов вуза (средний возраст - 21,71 ± 1,7 лет), оказавшихся в проблемной ситуации в первый временной период адаптации (2-3 месяца) к новым условиям жизнедеятельности (смена местожительства и учебы; проживание в общежитии с дисциплиной военных учебных заведений, новые межличностные взаимоотношения и пр.). Все обследованные по результатам методики «Нервно-психической адаптации» (НПА) [3] были распределены на три группы. К 1 группе «здоровье» (или оптимальная адаптация) были отнесены лица, получившие показатель теста «НПА» от 0 до 12 баллов (129 испытуемых, 55,6% от всей выборки). Данная группа характеризовалась отсутствием симптоматики, свидетельствующей о патологических дезадаптивных проявлениях, обусловленных изменением функционирования защитной психологической системы. Во вторую группу (2 группа - непатологическая дезадаптация) вошли 64 человека (27,6%), набравшие от 13 до 19 баллов. Третью группу (3 группа - патологическая дезадаптация) составили 39 человек (16,8%), чьи показатели теста «НПА» были 20 и более баллов. Группу с непатологической психической дезадаптацией можно классифицировать как психоадаптационные состояния (ПАС), а группу с патологической дезадаптацией - психодезадаптационные состояния (ПДАС) [12]. ПАС оценивались как относительно стабильные образования, при которых действия индивида в диапазоне меняющейся социальной, экологической среды не выявляли патологического склада личности, и при напряжении адаптационных механизмов не было признаков их истощения. ПДАС характеризовались снижением адаптивных возможностей индивида, наличием признаков истощения и незначительным ресурсом для восстановления психического здоровья.

Тревожность испытуемых определяли с использованием «Шкалы самооценки» Спилбергера-Ханина [11]. Шкала содержит две подшкалы, позволяющие определять реактивную (ситуативную) (РT) и личностную тревожность (ЛT). Чем выше итоговый показатель по каждой из подшкал, который варьирует от 20 до 80 баллов, тем выше уровень тревожности (реактивной или личностной). Использовали следующие ориентировочные оценки тревожности: до 30 баллов - низкая, 31-44 - умеренная; 45 и более баллов - высокая

Для оценки иммунного статуса применяли комплекс иммунологических методик [10], включающий общий анализ крови, определение различных фенотипов иммунокомпетентных клеток (кластеров дифференцировки CD) с использованием моноклональных антител (ООО «Сорбент», Москва, Россия), концентрации сывороточных иммуноглобулинов M, G, A; уровня циркулирующих иммунных комплексов (ЦИК).

Статистическую обработку данных проводили с использованием пакета STATISTICA версия 7.0. Применяли критерии Манна-Уитни для сравнения независимых выборок; корреляционный анализ проводили с использованием коэффициента ранговой корреляции Спирмена, статистически значимыми считали коэффициенты со значением по модулю 0,3 и выше. При проведении исследования были соблюдены принципы информированного согласия Хельсинской Декларации Всемирной Медицинской Ассоциации.

Результаты исследования и их обсуждение

Этап лабораторной иммунодиагностики позволил выявить некоторые различия между исследуемыми группами. В иммунном статусе (табл. 1) лиц 2 группы (ПАС) по сравнению с 1 группой «здоровье» (оптимальная адаптация) установлено достоверное снижение относительного числа моноцитов, зрелых Т-лимфоцитов СD3+-фенотипа и лимфоцитов с маркерами поздней активации HLADR.

Относительное количество Т-лим­фо­цитов СD2+-фенотипа и натуральных клеток-киллеров - СD16+-фенотипа в 1 и 2 группах были сопоставимы. Гуморальное звено иммунитета в группе лиц с ПАС характеризуется достоверным снижением количества В-лимфо-цитов СD72+-фенотипа и концентрации сывороточного IgG.

В группе с ПДАС были выявлены следующие изменения показателей иммунитета по сравнению с 1 группой (табл. 2): повышение лимфоцитов, нейтрофилов, снижение количества Т-лимфоцитов СD2+-фенотипа, NK-клеток СD16+-фенотипа. Отмечается также снижение количества периферических лимфоцитов с маркерами поздней активации HLADR, В-лимфоцитов CD72+-фенотипа, уровня циркулирующих иммунных комплексов, концентрации иммуноглобулина G и А, выполняющих защитную функцию по отношению к инфекции, что является показателем снижения резистентности организма на уровне гуморального иммунного ответа у лиц с психической дезадаптацией.

Таблица 1

Показатели иммунитета в группе «здоровье» и лиц, находящихся в состоянии психической адаптации

Показатели иммунитета

Meдиана (LQ-UQ)

p

1 группа («здоровье») (N = 129)

2 группа (ПАС) (N = 64)

Лейкоциты, 109

5,97 (5,10-6,27)

5,73(5,00-5,77)

0,096

Лимфоциты,%

32,00 (28,00-37,00)

33,55 (31,00-40,00)

0,235

Нейтрофилы с/я,%

56,00 (50,00-60,00)

54,02 (46,00-57,00)

0,081

Моноциты,%

6,00 (4,00-7,00)

6,86 (4,00-7,00)

0,001

Эозинофилы,%

3,00 (1,00-5,00)

3,14 (1,00-3,00)

0,549

CD2+,%

70,00 (68,00-74,00)

69,74 (67,00-71,00)

0,059

CD3+,%

68,00 (65,00-72,00)

65,08 (65,00-73,00)

0,001

HLADR+,%

18,00 (17,00-18,00)

17,50 (14,00-18,00)

0,001

CD16+,%

10,00 (8,00-12,00)

9,98 (6,00-10,00)

0,270

CD72+,%

10,00 (8,00-11,00)

9,02 (6,00-9,00)

0,009

Ig M, г/л

1,82 (1,42-1,86)

1,74 (1,28-1,92)

0,477

Ig G, г/л

19,58 (16,88-21,40)

18,67 (16,88-19,80)

0,014

Ig A, г/л

2,49 (1,98-2,86)

2,37 (1,62-2,48)

0,158

ЦИК, усл.ед.

87,00 (74,00-99,00)

81,29 (56,00-75,00)

0,064

Таблица 2

Показатели иммунитета у «здоровых» лиц и лиц, находящихся в состоянии психической дезадаптации

Показатели иммунитета

Meдиана (LQ-UQ)

p

1 группа («здоровье») (N = 129)

3 группа (ПДАС) (N = 39)

Лейкоциты, 109

5,97 (5,10-6,27)

5,65 (4,56-6,30)

0,194

Лимфоциты,%

32,00 (28,00-37,00)

35,94 (29,00-36,50)

0,015

Нейтрофилы с/я,%

56,00 (50,00-60,00)

52,81 (50,50-58,00)

0,049

Моноциты,%

6,00 (4,00-7,00)

5,87 (6,00-7,00)

0,994

Эозинофилы,%

3,00 (1,00-5,00)

2,52 (1,00-3,14)

0,019

CD2+,%

70,00 (68,00-74,00)

68,88 (69,74-70,00)

0,023

CD3+,%

68,00 (65,00-72,00)

68,22 (64,00-67,00)

0,476

HLADR+,%

18,00 (17,00-18,00)

15,00 (16,50-17,50)

0,001

CD16+,%

10,00 (8,00-12,00)

8,00 (8,00-11,50)

0,001

CD72+,%

10,00 (8,00-11,00)

8,00 (8,00-9,02)

0,001

Ig M, г/л

1,82 (1,42-1,86)

1,67 (1,54-1,85)

0,280

Ig G, г/л

19,58 (16,88-21,40)

18,19 (17,32-19,60)

0,016

Ig A, г/л

2,49 (1,98-2,86)

2,00 (1,91-2,65)

0,001

ЦИК, ус.ед.

87,00 (74,00-99,00)

73,00 (67,00-93,50)

0,001

В целом, в группе лиц, находящихся в состоянии психической адаптации/дезадаптации, отмечается отклонения отдельных компонентов системы иммунитета по сравнению с 1 группой, причем, в группе ПДАС число таких компонентов нарастает. Вместе с тем, эти отклонения не достигают уровня иммунопатологии и иммунодефицита, диапазон колебаний практически каждого из параметров не выходит за границы колебаний соответствующих показателей в группе «здоровье», их можно трактовать как компенсаторные и транзиторные, которые могут восстанавливаться при устранении неблагоприятных факторов. Однако, длительное психоэмоциональное напряжение может способствовать дальнейшему ослаблению защитных иммунных механизмов, формированию вторичной иммунной недостаточности, сопутствующей соматической патологии, что является существенным фактором риска развития психической дезадаптации нозологического уровня, затяжного течения невротических, связанных со стрессом расстройств [2].

Далее приводятся результаты психологического обследования молодых людей, оказавшихся в проблемной ситуации в первый временной период адаптации к новым условиям жизни (табл. 3).

Таблица 3

Психологические показатели в обследуемых группах

Показатели

Обследованные группы (Meдиана (LQ-UQ)

р

1 группа («здоровье»)

2 группа (ПАС)

3 группа (ПДАС)

«Шкала личностной и реактивной тревожности», баллы

Реактивная тревожность (РТ)

39,0

(35,0-43,0)

38,0

(33,5-41,0)

37,0

(35,0-39,0)

р1 = 0,0814

р2 = 0,0794

Личностная тревожность (ЛТ)

44,0

(42,0-47,0)

47,0

(43,5-50,0)

48,0

(45,0-54,0)

р1 = 0,0017

р2 = 0,0001

р3 = 0,0478

Примечание: р1 - уровень достоверности различий между 1 и 2 группами; р2 - уровень достоверности различий между 1и 3 группами; р3 - уровень достоверности различий между 2 и 3 группами.

При сопоставлении суммарных баллов реактивной (ситуативной) тревожности, как эмоциональной реакции на стрессовую ситуацию, отмечается большая выраженность этих показателей в группе «здоровье» (39,0 баллов). Далее по выраженности следует группа с ПАС (38,0 баллов), сумма баллов в которой на уровне тенденции превышает аналогичные в группе ПДАС (37,0 баллов). Можно заключить, что преобладание избыточной реактивной тревожности в группе людей с оптимальной адаптацией позволяет преодолеть проблемную ситуацию и сохранить психическое здоровье. Следует также предположить, что во второй и третьей группах повышение реактивной тревожности оказалось недостаточным для преодоления стрессора и сохранения ресурсов адаптивного поведения.

Результаты оценки личностной тревожности, как индивидуальной устойчивой характеристики, которая отражает предрасположенность субъекта к тревоге и активируется при восприятии стимулов, расцениваемых человеком как опасные, имели противоположную направленность. Высокие баллы личностной тревожности на уровне достоверной значимости отмечается в группе ПДАС по сравнению с ПАС и с группой «здоровье». Эти данные свидетельствуют о вкладе личностной тревожности в нарушения психической адаптации и существовании прямой зависимости между величиной показателя ЛТ и усилением дезадаптивной симптоматики в проблемной ситуации. 10 000

Проведенный корреляционный анализ взаимосвязей между всеми исследуемыми показателями иммунитета и характеристиками личности выявил достоверные взаимосвязи между Т-лимфоцитами CD3+-фенотипа и личностной тревожностью (r = 0,3264, p = 0,00847) в группе ПАС; между IgG и реактивной тревожностью (r = -0,4059, p = 0,01034), IgG и личностной тревожностью (r = -0,3822, p = 0,01634) в группе ПДАС; в группе «здоровье» достоверные взаимосвязи иммунных и психологических параметров не выявлены. Таким образом, усиление дезадаптивной симптоматики при реализации психоэмоционального стресса сопровождается появлением достоверных разноуровневых функциональных ассоциаций между показателями иммунной и личностной реактивности.

В целом проведенные исследования выявили особенности системы иммунитета и характеристик личности молодых людей в состоянии психоэмоционального напряжения при контрастном изменении жизнедеятельности, на разных этапах донозологической психической адаптации/дезадаптации. Выявлены отклонения отдельных параметров систем иммунитета в группах ПАС и ПДАС по сравнению с группой «здоровье», и нарастание этих отклонений при психодезатаптационных состояниях. Полученные различия характеризуют как начальный период приспособления индивида к новым условиям жизнедеятельности, так и состояние «перехода от адаптации к дезадаптации», который сопровождается определенным нарастанием иммунных нарушений. Вместе с тем, эти нарушения не носят характера иммунодефицита и могут быть отнесены к компенсаторным или транзиторным, имеющим обратное развитие при устранении неблагоприятной стрессовой ситуации. Изучение особенностей реакции личности на стресс выявило преобладание избыточной реактивной тревожности в группе людей с оптимальной адаптацией, что позволяет им успешно преодолеть проблемную ситуацию и сохранить ресурсы адаптивного поведения. Напротив, показатель личностной тревожности, которая отражает предрасположенность субъекта к тревоге, нарастает с усилением дезадаптивной симптоматики, и наибольший суммарный балл ЛТ был характерен для лиц группы ПДАС. Кроме того, усиление дезадаптивной симптоматики сопровождается появлением достоверных корреляционных взаимосвязей между характеристиками иммунитета и личности. Полученные данные об участии системы иммунитета, реактивной и личностной тревожности в реализации психоэмоционального стресса позволяют рассматривать их в качестве значимых компонентов иммунопсихологической системы реагирования человека на психотравмирующее воздействие в проблемной ситуации.

Исследование выполнено при финансовой поддержке РГНФ в рамках научно-исследовательского проекта «Разработка патодинамической модели психической дезадаптации на основе иммунобиологических и психологических критериев», проект № 12-06-00752.

Рецензенты:

  • Богомаз С.А., д.псих.н., профессор, зав. кафедрой организационной психологии факультета психологии ФБГОУ ВПО «Национальный исследовательский Томский государственный университет», г. Томск;
  • Кологривова Е.Н., д.м.н., профессор кафедры иммунологии и аллергологии ГБОУ ВПО «Сибирский государственный медицинский университет» Министерства здравоохранения и социального развития Российской Федерации, г. Томск.

Работа поступила в редакцию 25.06.2012


Библиографическая ссылка

Ветлугина Т.П., Никитина В.Б., Невидимова Т.И., Лобачева О.А., Батухтина Е.И., Стоянова И.Я., Семке В.Я. СИСТЕМА ИММУНИТЕТА И УРОВЕНЬ ТРЕВОЖНОСТИ ПРИ АДАПТАЦИИ ЧЕЛОВЕКА К НОВЫМ УСЛОВИЯМ ЖИЗНЕДЕЯТЕЛЬНОСТИ // Фундаментальные исследования. – 2012. – № 9-1. – С. 17-21;
URL: http://fundamental-research.ru/ru/article/view?id=30167 (дата обращения: 25.06.2018).

Предлагаем вашему вниманию журналы, издающиеся в издательстве «Академия Естествознания»
(Высокий импакт-фактор РИНЦ, тематика журналов охватывает все научные направления)

«Фундаментальные исследования» список ВАК ИФ РИНЦ = 1.252