Scientific journal
Fundamental research
ISSN 1812-7339
"Перечень" ВАК
ИФ РИНЦ = 1,441

Костарева Н.Л.

Важнейшей темой сонетов выдающегося немецкого поэта и драматурга XVII века Андреаса Грифиуса (1616 - 1664 гг.) является тема преодоления эфемерности жизни, ее реализация представлена в религиозно-теологических, военных, любовных сонетах и «стихах на случай», объединяя все поэтическое наследие автора.

Среди «стихов на случай» и стихи, посвященные выдающимся ученым - Петеру Крюгеру и Абрагаму Ортелиусу. Новые открытия в области естественных наук воспринимались Грифиусом не только как достижения науки, но и как показатель добродетельности ученых.

Сонет «Über Abraham Ortels Parergon» посвящен Абрагаму Ортелиусу - знаменитому голландскому картографу. Грифиус восхищенно пишет, что никакой силой нельзя связать свободный разум («Ist doch ein freier Sinn durch keine Macht zu binden») и, хотя тело и дом гибнут, ученый не может пасть (погибнуть) («Und kann, obgleich der Leib, sein Wohnhaus, fällt, nicht fallen»").

Несмотря на прославляющий характер, в сонет Грифиус вводит характерную лексику, напоминающую военные стихи:

Den Schauplatz alter Welt, im welchem noch zu finden,

Was harter Flammen Grimm und rauher Feinde Schwert,

Was der geschwinde Blitz und lange Zeit verkehrt,

Schleußt Ortels Hand hier auf...

(Арену старого мира, в которой еще нужно находить, что искажают пожирающий огонь ярости и меч жестоких врагов, быстрая молния и долгое время, открывает здесь рука Ортелиуса).

В сонете «An den vortrefflichen Philosophum und Mathematicum Рetrum Кrugerum. Uber den Tod seines Kindes» (Выдающемуся философу и математику Петеру Крюгеру. На смерть его ребенка) поэт выражает сочувствие и соболезнование учителю и другу в связи со смертью ребенка. А. Грифиус познакомился с П. Крюгером во время обучения в гимназии в Данциге. О Крюгере Грифиус неоднократно напишет в своих стихах, другом Крюгера был поэт Г. Плавиус, творчество которого оказало определенное влияние на начинающего поэта.

Сонет насыщен восклицательными и вопросительными риторическими предложениями. Первый катрен - обращение к Данцигу, полное укора в несправедливости жизни:

O Dantzig! wil der Zorn der Deutschland gantz verzehret

So rasend auff dich zu? wil der, der alle richt

Durch seiner Blitzen Glutt, die Thron´ und Krone bricht,

So schrecklich über dich,, als scharff er uns verheret?

(О Данциг! Обрушится ли неистовый гнев Германии, сводя с ума, на тебя? Обрушит ли тот, кто судит всех, свой пламенный гнев, который свергает троны и короны на тебя, когда он нас строго будет карать?)

Далее поэт мучительно размышляет - кто может воспрепятствовать «великому гневу», что остановит «кровавый поток» и прекратит «вырывать из этого света детей, которые не совершили преступления перед Богом!» - и не находит ответа.

Die Kinder: Gottes Lust, wie übel ists bestellt,

Wenn dise Brustwehr hin, und wenn der Hauffe fällt

Der einig mächtig ist den Höchsten zu beitragen!

(Дети - божья радость, как плохо все определено, когда падет защита и рассеется толпа, только один может вступиться за них перед Господом!)

Поэту важно понять место человека в мире, он разделяет размышления современников о взаимосвязи, взаимосуществовании горестей и радостей человеческой жизни. А. Грифиус пытается объяснить, что значит жить после смерти Христа в мире, где необходимо подчиняться установленному порядку. Речь идет не о том, чтобы осудить суетность, ничтожность человеческого бытия, а чтобы объяснить факт слабости всего земного внутри священного порядка.

Таким образом, А. Грифиус, обращаясь в стихах к различным аспектам, в том числе и в «поэзии на случай», размышляет о своем времени, о трагедии Германии, о судьбах современников, о смысле человеческой жизни. Автор всецело на стороне тех, кто способен войне и несправедливости противопоставить необходимость ежедневной деятельности.

Поэт утверждает мысль о том, что каждый миг земной жизни бесценен, несмотря на сложность и трагичность существования в мире.