Scientific journal
Fundamental research
ISSN 1812-7339
"Перечень" ВАК
ИФ РИНЦ = 1,252

Кагазежев Р.Б.

Вступление России в эпоху империализма способствовало дальнейшему вовлечению Адыгеи в сферу экономического развития страны.

Под воздействием монополистического капитала в ней появляются новые отрасли промышленности, железнодорожные линии, банковские и кредитные учреждения. Мощный фонтан, ударивший 30 августа 1909 года в Майкопском отделе, положил начало активной эксплуатации нефтяных источников. В 1913 г. было добыто нефти до 9 млн. пудов(1), в несколько раз больше, чем в 1909 году. Происходила концентрация нефтяной промышленности. Складывались монополистические объединения и союзы. На базе Майкопских нефтепромыслов образовалось около 20 акционерных обществ, в т.ч.13 иностранных.

Развитие нефтяной промышленности способствовало возникновению фабрично-заводской промышленности не только в Майкопе, но и в сельских местах. В начале XX века действовали лесопильные и черепично-кирпичные заводы в ст. Тульской, войлочная фабрика в ст. Келермесской, мукомольные и маслобойные заводы в ст. Дундуковской, поташный завод в селе Николаевском, кирпичный завод в ауле Ново-Бжегокае, паровые мельницы в ауле Блечепсине и др., ежегодно дававшие десятки тысяч рублей дохода. К этому времени относится и функционирование кирпично-черепичного завода крупного адыгейского промышленника Л. Н. Трахова в Екатеринодаре.

С развитием экономики происходили качественные изменения и в социально - классовых отношениях общества. К началу февральской революции в Майкопе сложилась торгово-промышленная буржуазия (около 3 процентов всего населения города). В ходе промышленного строительства сформировался и местный отряд рабочего класса. С 2 тыс. человек в 1907 г. число его увеличилось до 3.8 тыс. человек в 1914г. (2).

Вместе с тем сохранялось большое количество кустарей, ремесленников и сезонных рабочих. Основным источником пополнения местных рабочих являлось иногороднее население, русские рабочие и крестьяне из Центральной России, а также в незначительной степени казачья и горская беднота. Пополнение рабочих за счет адыгейских трудящихся сдерживалось как традиционной привязанностью горцев к сельскому хозяйству, так и дискриминационной политикой, которой придерживались хозяева предприятий при приеме инородцев на работу.

Торгово-промышленная буржуазия Майкопа жестоко эксплуатировала рабочих. Продолжительность рабочего дня на предприятиях достигала 14 - 18 часов. На предприятиях почти отсутствовала механизация, заработная плата оставалась низкой, тяжелыми были жилищные условия рабочих. Эти трудности, дополненные безудержным повышением цен, во время империалистической войны, приняли кризисный характер (3).

Закономерным результатом социально - экономического развития Адыгеи в начале XX века явилось усиление революционной борьбы трудящихся. Мобилизующая роль революционных социал-демократов среди рабочих и крестьян возросла после II съезда РСДРП (июль 1903 г.), на котором была создана большевистская партия. В листовке «Ко всем рабочим Кубанской области и Черноморской губернии» (середина 1904 г.) большевистская часть Кубанского комитета РСДРП призвала всех рабочих области сплотиться «без различия национальности, веры и языка», для ведения борьбы «против экономического рабства и против самодержавия»(4). Листовка призвала также крестьян откликнуться на этот призыв практическими действиями.

В условиях империалистической войны еще больше обострялась классовая борьба, как в городе, так и в деревне. Активное участие в ней принимали рабочие нефтепромыслов, фабрики гнутой мебели и типографии Майкопа, которые выдвигали экономические требования.

Не прекращались массовые выступления русских и горских крестьян. Сопротивление крестьян Кунчукохабля, Хатажукая, Хакуриновского и других аулов против налоговой политики царского правительства в большинстве случаев выливалось в вооруженную схватку с местными властями. Массовые волнения голодающих людей, происходившие в 1915 - 1916 гг. на Кубани, Тереке и Сухумском округе, не обошли и Адыгею. Наиболее острые формы эта борьба приняла в Николаевском, Бжедуховской и других селах и станицах Майкопского отдела. Голодающие громили магазины и лавки купцов, которые повышали цены на товары чуть ли не ежедневно и наживали баснословные прибыли.

Наряду с Советами в Адыгее были созданы Гражданские исполнительные комитеты - органы Временного правительства. Отдельский Гражданский исполком, созданный буржуазией Майкопа при активном участии эсеров и меньшевиков, также выступил в поддержку Временного правительства.

В кругах кубанского жандармского управления признавалось, что с марта 1917 г. среди горцев области усилилась агитация, в основе которой лежала идея «об ожидаемом ими самоуправлении»(5). Для трудящихся масс, составлявших основную силу национально-освободительного движения, борьба против колониального гнета была связана с классовой борьбой. В доведении революции до победы многие из них видели путь к избавлению от всякого гнета, к образованию у адыгов национальной государственности, к возможности их самостоятельного экономического и культурного развития.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

  1. Мерхалев Д.М. Материалы по экономическому положению Кубанского края. - Екатеринодар, 1919г. - Вып. 1. - №7. - С.40.
  2. Отчет начальника Кубанской области за 1907 г. - Екатеринодар,1908. - Ведом. № 19 (прилож.).
  3. Адыгея. Историко-культурный очерк. - Майкоп: Адыг. отделение Краснодарского кн. изд-ва, 1989. - С. 82.
  4. Очерки истории Краснодарской организации КПСС.- Краснодар, 1976.-С. 34.
  5. Кубанские областные ведомости. - 1917 г. - 14 марта.