Scientific journal
Fundamental research
ISSN 1812-7339
"Перечень" ВАК
ИФ РИНЦ = 1,222

V.I. VERNADSKIY’S ACTIVITY IN THE FIELD OF FORMATION AND DEVELOPMENT OF DOMESTIC AGRICULTURAL EXPERIMENTAL DEED

Vergunov V.A. 1
1 State Scientific Agricultural Library of the National Academy of Agrarian Sciences of Ukraine
В статье представлен исторический экскурс относительно вклада академика В.И. Вернадского в становление и развитие отечественного сельскохозяйственного опытного дела как отрасли знаний и как организации. Оценен вклад ученого в развитие почвоведения, в частности, обращено внимание на его участие в составлении первой в России десятиверстной почвенной карты Полтавской губернии (1890–1892), а также на большую работу В.И. Вернадского по составлению в 1892 г. карты Кременчугского уезда. Освещена роль академика в организации и деятельности Сельскохозяйственного ученого комитета (г. Петербург) и Сельскохозяйственного научного комитета Украины. Дано авторское определение понятия «сельскохозяйственное опытное дело». Изложены размышления автора и сделаны предложения относительно изменений в периодизации этапности творчества В.И. Вернадского, разработанной выдающимся геологом России Б.Л. Личковым. Предложен новый вариант периодизации деятельности академика В.И. Вернадского как организатора отечественного отраслевого научно-образовательного процесса.
A historical review of the contribution of Academician V.I. Vernadskiy in the formation and development of domestic agricultural experimental deed as a discipline and as an organization is presented in the article. The scientists’ contribution of the soil science,in particular, attention was paid to hisparticipation in the draftingof the first Russian ten versts soil map ofthe Poltavaprovince (1890–1892), as well as thegreat workof V.I. Vernadskiytobe compiled in1892 Kremenchugmapsof the county.The roleof Academicianin the organizationand activities ofthe Scientific Committee ofthe Agricultural(Petersburg)and the AgriculturalScientifichCommittee of Ukraine is observed. The author’s definition of ‘agricultural experimental deed’ is given. Reflections of the author set out and made suggestions for changes to the phasing of the periods of the creativity of Vernadskiy, developed by an outstanding geologist of Russia B.L. Lichkov. A new variant of the periods of the activity of Academician V.I. Vernadskiy as the organizer of the domestic research and education process is observed.
agricultural experimental deed
soil science
research
branch of knowledge
organization
periods
1. Asaul A.N. Jekonomicheskaja programma KEPS i ejo znachenie dlja vozrozhdenija jekonomiki Rossii i Ukrainy. SPb.: Red. zhurn. «Ekon. vozrozhdenie Rossii», 2005. 56 р.
2. Vernadskij V.I. Iz istorii idej // Vernadskij V.I. Trudy po vseobwej istorii nauki. 2-e izd. M.: Nauka, 1988. рр. 2.
3. Vernadskij V.I. Titan v pochvah : (k voprosu ob analize pochv) // Pochvovedenie. 1910. no. 3. pp. 225–259.
4. Goncharov N.P. Gosudarstvennaja organizacija agrarnoj nauki v Rossii (k 175-letiju RASHN) // Ist.-biol. issled. 2012. T. 4, no. 3. pp. 18.
5. Kovalenko S.D. Nauchno-organizacionnaja dejatel’nost’ Sel’skohozjajstvennogo nauchnogo komiteta Ukrainy (1918–1927) po koordinacii otraslevyh issledovanij // Istoriko-biologicheskie issledovanija. 2012. T. 4, no. 3. pp. 65–66.
6. Lichkov B.L. Nauchnye idei i tvorchestvo poslednih let zhizni V.I. Vernadskogo // Vospominanija o V.I. Vernadskom. M.: Izd.-vo AN SSSR, 1963. pp. 124–151.
7. Nedokuchaev N.K. Opytnoe delo v polevodstve. Teorija i praktika : kurs lekcij. M.: Gosizdat, 1929. 388 p.
8. Oniwenko O.S. V.І. Vernads’kij і Ukraina / O.S. Oniwenko, V.A. Smolіj, L.A. Dubrovіna // Vernads’kij V.І. Vibranі naukovі pracі akademіka V.І. Vernads’kogo. / NAAN, Komіsіja z nauk. spadw. akad. V.І. Vernads’kogo, NBU іm. V.І. Vernads’kogo, Іn-t іstorії. K., 2011. T. 1: Volodimir Іvanovich Vernads’kij і Ukraїna. Kn. 1: Naukovo-organіzacіjna dіjal’nіst’ (1918–1921). pp. 111–112.
9. Onoprienko V.I. Vydajuwijsja geolog Rossii. K 120-letiju so dnja rozhdenija B.L. Lichkova // Vestn. Ros. akad. nauk. 2009. T. 79, no. 2. pp. 167–172.
10. Onoprienko V.I. K.P. Florenskij – poslednij uchenik V.I. Vernadskogo // Nauka ta naukoznavstvo. 2012. no. 1 (75). pp. 134–150.
11. Florenskij K.P. Vernadskij – naturalist, estestvoispytatel’ // Bjul. Mosk. o-va ispytatelej prirody. Otdel geol. 1963. T. 3. pp. 111–119.
12. Werbak N.P. Vladimir Ivanovich Vernadskij. 2-e izd., dop. i pererab. K.: Nauk. dumka, 1988. 106 p.
13. Jarilov A.A. Pamjati starejshego dokuchaevca – akademika Vladimira Ivanovicha Vernadskogo // Pochvovedenie. 1945. no. 7. pp. 321–324.
14. Vernadsky V. Sur le problem de la decomposition du kaolin par les organisms // Comptes rendus Acad. Sci. – Paris, 1922. Vol. 175. pp. 450–452.

Открытие земледелия, сделанное более чем за 600 поколений до нас, определило будущее всего человечества.

В.И. Вернадский

12 марта 2013 г. в Украине на государственном уровне будет широко отмечаться 150-летие выдающейся личности планетарного масштаба, академика В.И. Вернадского – «Леонардо да Винчи» нашего времени. Неслучайно, творческое наследие великого ученого уже третье столетие заставляет склонять голову перед его гениальностью, поскольку как генератор научных идей и Личность он продолжает оставаться пророком и духовным наставником. Несомненно, талант В.И. Вернадского в полной мере проявился в процессе становления и развития одной из основоположных составляющих культуры, а следовательно, государственности в целом – как результат радения за продовольственную безопасность посредством усовершенствования сельскохозяйственного опытного дела.

Недаром, профессор А.Н. Асаул подчеркивает, что В.И. Вернадского с одинаковой убежденностью можно назвать «философом и естествоиспытателем, геохимиком и почвоведом, минерологом и государственным деятелем, историком и биофизиком…» и добавляет: «…тяжело найти отрасль научных и государственных интересов, которой не коснулся пытливый и талантливый взгляд ученого» [1]. Однако при этом обделена вниманием огромная умственная аналитическая работа В.И. Вернадского, результатом которой стала твердая уверенность ученого в необходимости положить начало и развивать отечественное сельскохозяйственное опытное дело.

Ни один из украинских исследователей многогранного творчества В.И. Вернадского системно не раскрывает вклад академика в становление и развитие отечественного сельскохозяйственного опытного дела как отрасли знаний и как организации. Исключение составляет ряд более ранних (2006; 2009; 2012) публикаций автора настоящей статьи, работы С.Д. Коваленко по исследованию научно-организационной деятельности Сельскохозяйственного ученого комитета Украины (СХУКУ) [5], а также фрагментарное упоминание со ссылкой на эти публикации составителей издания, посвященного 150-летию ученого [8, с. 111–112]. Отдельные публикации, в частности, довольно объемное исследование Н.П. Щербака [12], к сожалению, ограничиваются констатацией факта участия В.И. Вернадского в качестве члена, а не председателя, каковым фактически он являлся, в деятельности Сельскохозяйственного ученого комитета (СХУК) в Петрограде, во времена Временного правительства А. Керенского. При этом даже не упоминается о внимании, которое обращал академик на становление сельскохозяйственного опытного дела на Украине. Более того, в работах некоторых ведущих исследователей истории науки России и Украины, комплексно рассматривающих зарождение, становление и развитие отраслевого опытничества, вообще умалчивается о вкладе В.И. Вернадского в данный эволюционный процесс. Следует отдать должное и полностью поддержать позицию самого В.И. Вернадского относительно необходимости вновь научно перерабатывать историю науки, вновь исторически уходить в прошлое: «…история науки и ее прошлое должна критически составляться каждым научным поколением и не только потому, что меняются запасы наших знаний о прошлом, открываются новые документы или находятся новые приемы восстановления былого. Нет! Необходимо вновь научно перерабатывать историю науки, вновь исторически уходить в прошлое, потому что благодаря развитию современного знания в прошлом получает значение одно и теряет другое. Каждое поколение научных исследователей ищет и находит в истории науки отражение научных течений своего времени. Двигаясь вперед, наука не только создает новое, но и неизбежно переоценивает старое, пережитое» [2, с. 2]. В связи с изложенным выше считаем необходимым продолжить исторические исследования относительно самой молодой составляющей современного естествознания – аграрного опытничества и роли в этом процессе выдающегося ученого и организатора науки академика В.И. Вернадского.

Современное определение понятия «сельскохозяйственное опытное дело» звучит следующим образом (считаем необходимым привести его целиком): «…глубокое и всестороннее изучение в специализированных опытнических институциях агрономических, зоотехнических и других сельскохозяйственных явлений, которые наблюдаются в естественных, а также искусственно созданных условиях, с использованием соответствующих методик и инструментариев, для нахождения наиболее рациональных путей и подходов, способствующих повышению культурного уровня сельского хозяйства, а также – поиска других средств и способов предоставления научно-практической помощи аграрному производству в целях получения наибольшего количества эколого-сбалансированной сельскохозяйственной продукции лучшего качества». К такой трактовке указанного понятия – долгий путь в 131 год, начало которому проложил «Толковый словарь живого великорусского языка». Автор его – Владимир Даль − определял опытничество как «ученье не голословное, а с показанием объясняемого на деле». Еще в первой четверти прошлого столетия чётко обозначено, что отраслевое опытничество состоит из отрасли знаний как «совокупности ведомостей и методов изучения сельскохозяйственных явлений» и организации как «совокупности учреждений и мероприятий, что имеют конечной целью усовершенствование техники сельского хозяйства» [7]. Процесс формирования основ опытничества свое начало берет с X в. до н.э., когда после очередного ледникового периода земледельцы и скотоводы объединенными усилиями создавали, обрабатывали и вводили в культуру земельные угодия с целью получения продукции жизнеобеспечения, и тем самим положили начало производству, а затем и определению «сельское хозяйство». Успехи же естествознания, начиная со второй половины XVIII в., давали возможность появиться научному методу как таковому.

Известно, что войны, революции, переселения, реформы ускоряют процессы развития аграрной отрасли. Так, после Крестовых походов начал широко внедряться черный пар; результатом Реформации стало введение в культуру картофеля и распространение опыта внесения удобрений; появление в сельском хозяйстве рядковой сеялки, конной мотыги и усовершенствование приемов возделывания почвы совпали с Большой английской революцией; Великая Французская революция ознаменовалась внедрением в культуру сахарной свеклы; политические изменения в Западной Европе 1848–1849 гг. стимулировали массовое распространение плодосмена и минеральных туков. В Российской империи такие радикальные изменения состоялись после отмены крепостничества в 1861 году. Как следствие, в 1883 г., после выхода в свет труда гениального ученого В. В. Докучаева «Русский чернозем» с его морфолого-генетическим почвоведением, а также создания в 1884 г. Полтавского опытного поля – первой постоянно действующей казенной исследовательской институции, окончательно формализовалась новая составляющая культуры нации и естествознания, а именно – сельскохозяйственное опытное дело. Следуя принципу В.И. Вернадского о «переоценивании» истории спустя определенное время, приходим к твердому убеждению, что академик имеет прямое отношение к становлению как «отрасли знаний», так и развитию «организации».

Ученик и соратник В.И. Вернадского – Борис Леонидович Личков − писал: «…историю научного творчества Вернадского можно разделить на четыре этапа: первый (1888–1909) – формирование минералогической науки в современном ее виде; второй (1910–1917) – интерес к химии Земли и углубление в разработке проблем геохимической науки; третий (1918–1936) – обращение к биогеохимии или изучение роли живого вещества и миграции химических элементов в биосфере; четвертый (1937–1945) – развитие идей живого вещества в планетарном масштабе [6]. Несмотря на так называемое «минералогическое» начало творческой деятельности, В.И. Вернадский, благодаря В.В. Докучаеву, состоялся, в первую очередь, как крупный ученый-почвовед вследствие практического закрепления полученных в Петербургском университете знаний на украинских землях и особенно во время экспедиций по Полтавщине. Впрочем, практика в производственных условиях украинских полей способствовала также процессу формализации всего морфолого-генетического почвоведения как науки в мировом контексте.

Подтверждением этому, как пишет известный украинский исследователь творчества В.И. Вернадского Н.П. Щербак, является тот факт, что «…в первые годы научной деятельности ученый много сделал для изучения почв Украины. Под руководством своего учителя В.В. Докучаева он участвовал в составлении первой в России десятиверстной почвенной карты Полтавской губернии» [12, с. 5], в частности, – исследовании отдельного региона на морфолого-генетической основе во время Полтавской экспедиции 1890–1892 годов. Кроме того, академик Вернадский является автором первой десятиверстной почвенной карты Кременчугского уезда (района) на Полтавщине, составленной в 1892 году. Кроме почвенных экспедиций, параллельно В.И. Вернадский совершает геолого-минералогические исследования украинских земель вдоль Днепра, на Волыно-Подолии, юге Украины и в Крыму на предмет их геологического строения и минеральных богатств.

Признание обеих карт всеми специалистами сыграло колоссальную роль в формировании научных идей ученого, который со временем, спустя десятилетия, систематизировал результаты серии работ под общей тематикой «ученье о биосфере». Жизнедеятельность «живого вещества» признавалась основой создания и развития почв. Результаты исследования почв, полученные Вернадским на протяжении года по разработанной им методике, бесспорно, основывались на учете биологического фактора. Кроме того, академиком были выдвинуты оригинальные идеи относительно образования гипса и формирования так называемого «супесчаного чернозёма». Эти результаты в совокупности с минералогическими, полученными при обследовании украинских земель, во многом стали методолого-теоретической основой создания 4 февраля 1915 г. Комиссии по изучению естественно-производительных сил России. По определению Вернадского, первое задание Комиссии стояло в изучении сил, связанных с творениями живой природы: почвенным плодородием, лесными богатствами, животным миром, продуктами растениеводства, а также рыбными богатствами [6]. Эти идеи ученого наряду с его пятью работами за период 1913–1944 гг., перечень которых приводится ниже, вошли в раздел «Почвы» V-го тома серии «В.И. Вернадский. Избранные сочинения» (1960): «К вопросу о химическом составе почв», написанной в Шишаках на Полтавщине в июне 1913 г.; «О геохимическом анализе почв»; «Об анализе почв с геохимической точки зрения», где представлена схема химического взаимодействия почв и морских вод, которая и сегодня остается обязательным атрибутом всех специальных учебников в России и Украине, в частности, таких как «Почвоведение»; «Биогеохимическая роль алюминия и кремния в почвах»; «О значении почвенной атмосферы и её биогенной структуры», а также «Титан в почве» (1910), в которой ученый на основании полученных результатов приходит к заключению, что «… титан при выветривании не выносится из почвы, а наоборот, собирается и накапливается в ней» [3]. Перечисленные труды, а также фундаментальная публикация академика Вернадского «О почвенном анализе с точки зрения геохимии», о которой, к сожалению, не упоминают биографы ученого, возможно потому, что работа увидела свет как доклад в опубликованных за рубежом материалах IV международной европейской конференции (Рим, 1924 г.) [14], принесли, по убеждению академика А.А. Ярилова, не только славу «старейшему докучаевцу – академику В.И. Вернадскому» [13], а и в какой-то мере заложили прочную научно-методологическую основу всему отечественному сельскохозяйственному опытному делу как отрасли знаний. По мнению специалистов, именно почвоведение и на современном этапе продолжает оставаться наиболее развивающимся направлением среди аграрных наук вследствие широкого использования космических технологий, основу основ которых заложил профессор В.В. Докучаев совместно с наиболее выдающимся из своих учеников и последователей – В.И. Вернадским.

Несомненно, сельскохозяйственное опытное дело в его двух ипостасях («отрасль знаний» и «организация») развивалось в тесном их взаимодействии. К этому процессу в аграрном секторе России, а тем более Украины, В.И. Вернадский имел самое прямое отношение. Первым шагом в этом направлении следует считать избрание 10 июня 1917 г. академика Вернадского председателем СХУК Министерства земледелия после отставки заслуженного профессора Университета Святого Владимира С.М. Богданова. Факт избрания В.И. Вернадского в качестве руководителя действующего уже с 1837 г. государственного совещательного органа – Ученого комитета Министерства государственных имуществ − был не случайным, поскольку ученый как земский и государственный деятель, а также непосредственный исследователь почв различных регионов к этому времени достаточно детально изучил состояние аграрного вопроса в государстве, в том числе в отношении приумножения пользы хозяйствования. Указанный Ученый комитет, созданный с целью разработки вопросов организации агрономической службы и отраслевого образования, а также создания опытных станций, «…занимается рассмотрением тех дел, кои, заключая в себе новое предположение или исправление недостатка существующих учреждений по сельскому хозяйству и государственных имуществ, требуют сведений специальных и соображений ученых». Благодаря академику Вернадскому, Временное правительство уже 28 июня 1917 г. утверждает новое «Временное положение о СХУК», согласно которому его дальнейшее развитие предполагалось как многопрофильный исследовательский институт с лабораториями и вспомогательными учреждениями. Такой подход полностью соответствовал концептуальной идее В.И. Вернадского о создании сети государственных опытных институций, о которой ученый впервые доложил в декабре 1916 г. на общем собрании Комиссии по изучению естественных сил России. В ноябре 1917 г. В.И. Вернадский «…оставил пост, когда изгнался [как] тов[арищ] мин[истра] нар[одного] просв[ещения]» [4]. Немаловажный факт: данная идея академика позже, 2 мая 1923 г., была реализована в РСФСР, когда на основе СХУК при Наркомземе республики был создан Государственный Институт опытной агрономии.

Однако на Украине дела в этом отношении пошли совершенно иначе. После переезда 1 июня 1918 г. В.И. Вернадского из Полтавы в Киев ученый становится активным участником научно-организационной и культурной деятельности в вопросах государственного строительства на Украине, в том числе уделяет большое внимание институциональному становлению отраслевого опытничества. Долгое время эта страница творчества Вернадского оставалась мало исследованной. Архивные поиски сотрудников единственного на постсоветском пространстве Центра истории аграрной науки при Государственной научной сельскохозяйственной библиотеке НААН показали, что В.И. Вернадский являлся не только одним из идейных вдохновителей создания по приказу министра В. Леонтовича (№ 162 от 1 ноября 1918 г.) СХУКУ при Министерстве земельных дел Украинской Державы в период гетманства Павла Скоропадского, но и первым его председателем по ведомственному приказу № 172 от 16 ноября 1918 г. Как свидетельствуют архивные документы, Комитет был создан по аналогии с Российским (г. Петербург) с целью «…исследования климатических и почвенных особенностей Украины», а также «…дабы сдвинуть с мертвой точки нашу сельскохозяйственную культуру, уровень развития которой по всей территории бывшей России оставляет желать намного лучшего». Совместно с А.А. Янатой академик Вернадский принимает участие в разработке первого «Положения», структуры и кадрового состава Комитета. Однако с 18 декабря 1918 г. на Украине к власти приходит Директория, и уже 24 декабря издается приказ министра земельных дел М. Козориза за № 18, который обязывает уволить всех кто «…вражески настроен по отношению к украинскому национальному делу», а следующим приказом за № 29 от 30 декабря 1918 г. вводится новое положение, предписывающее не назначать, а избирать председателя Комитета. С 1 января 1919 г. эту должность занимает академик Павел Тутковский, который к тому времени был также председателем правления Украинской академии наук (УАН)и полностью соответствовал требованиям Директории к руководству такого типа учреждений. В сложившийся обстановке, характеризующейся проявлением недвусмысленного национализма, В.И. Вернадский, еще 10.06.1918 г. четко сформулировавший задачи относительно своей деятельности на Украине как:

«1) объединение украинцев, работающих на украинское возрождение, однако любящих российскую культуру, для них тоже родную;

2) сохранить связь всех ученых и научно-учебных учреждений с российской культурой и аналогичными российскими организациями, но не немецкими», естественно, полнокровно работать не мог.

Поэтому уже 1.01.1919 г. академик заявляет о решительном выходе из состава Комитета, несмотря на просьбы и уговоры как Тутковского, так и других членов, ведущих ученых Комитета. Следует также отметить, что с приходом Директории Украинской Народной Республики (УНР) началась повсеместная «украинизация» вертикали власти посредством активизации административных форм влияния. Украинизация, являющаяся естественным процессом для государства Украины, затронула также все функционирующие научно-образовательные заведения и, безусловно, УАН. В новом ее Уставе от 3.01. 1919 г.во исполнение Закона Директории появились положения, скорее, дополнения к § 47 и § 57, предписывающие использовать украинский язык в деловодстве и обязательное знание украинского языка всеми работающими. Пункт 62 Устава обязывал всех членов (академиков) УАН при своем утверждении принести присягу на верность УНР. Кроме того, ранее вступивший в силу Закон от 31.12.1918 г. обязательным условием ставил издание научных статей, книг, брошюр только на государственном языке. Следует отметить, что вопрос о языке для изданий УАН стал одним из главнейших организационных принципов новой институции, как впрочем, и для СХУКУ. Министр образования Украинской Державы М.Н. Василенко считал положение о языке безальтернативным в пользу украинского. В «Дневнике» академика Вернадского имеется запись от 11.05.1918 г., которая утверждает, что на Украине печать должна быть «…украинской с правом решать язык печати самой» или – автору. Вопрос «о языке» неоднократно (9.07., 17.08., 16.12. 1918 г.) поднимался на заседаниях Комиссии по созданию УАН. Итогом обсуждения стало внесение уточнений в § 21 первого «Устава УАН» следующего содержания: «…все издания Академии обязательно должны публиковаться украинским языком. Если автор пожелает, Академия одновременно публикует ту же самую статью другим языком, на котором пожелает автор». Директория утверждает другую редакцию § 21 «Устава УАН», а именно: «…все издания Академии обязательно должны публиковаться украинским языком. Если автор пожелает, Академия публикует ту же самую статью одновременно на таких языках, которые пожелает автор: французском, немецком, английском, итальянском и латынью». В исключительных случаях разрешалось издание на другом языке, кроме указанных пяти, но только по решению общего собрания Академии и тиражом, не превышающим одной четвертой части тиража всего издания на украинском языке. Кстати, такой подход сохранялся и при власти большевиков (февраль–август 1919 г.). Справедливости ради следует заметить, что В.И. Вернадский и другие члены Академии – Ф.В. Тарановский, С.П. Тимошенко, Н.Ф. Кащенко − считали эту норму «не справедливой, ибо она ухудшала условия для российского языка, по сравнению с английским, немецким и французским, и нецелесообразной в интересах распространения научных изданий Украинской Академии наук». Академика Вернадского в «языковой проблеме» научной деятельности как УАН, так и СХНКУ «возмущало» наличие «привилегий» у немецкого языка по сравнению с русским, а значит, как он считал, – доминирования одной культуры над другой, по этой причине для В.И. Вернадского, истинного патриота своей отчизны, такой подход был неприемлемым. Естественно, сложившаяся ситуация была источником затруднений и неудобств в работе В.И. Вернадского, поэтому реакция академика на происходящее была негативной, а предлагаемые условия – неприемлемыми.

Серьезные изменения произошли с установлением власти Советов в Киеве, вследствие чего 2.04.1919 г. В.И. Вернадский возвращается к членству в СХУКУ и способствует налаживанию творческих связей украинских ученых с коллегами Петроградского Комитета. Академик Вернадский становится одним из инициаторов замены названия «ученый» на «научный» Комитет, а также присоединения Комитета как отдельной структуры к УАН, что не противоречило положениям нового Устава, принятого 1.02.1920 года. Предварительно на такую реорганизацию было получено положительное решение Общего собрания УАН от 15 марта 1920 года. Кстати, как свидетельствуют архивные документы, В.И. Вернадский в статусе члена СХНКУ состоял до 20.09.1921 года.

Со временем на основе Сельскохозяйственного научного комитета Украины, пройдя этап Научно-Консультационного Совета при Наркомземе УССР, Постановлением СНК УССР от 22 мая 1931 г. была создана Всеукраинская академия сельскохозяйственных наук, преобразования которой привели к созданию Национальной академии аграрных наук Украины, функционирующей в настоящее время. Ныне НААН является главным координирующим органом перспективного развития сельскохозяйственного опытного дела с изначально присущими ему функциями как организации, так и отрасли знаний. Долгий путь становления и развития отечественного сельскохозяйственного опытного дела не был бы успешным без первых и последующих вдохновляющих и организующих шагов на этом пути непревзойденного гения академика В.И. Вернадского.

Вышеизложенное дает основание заключить:

1. В настоящее время есть все основания внести некоторые изменения и дополнения к периодизации этапности творчества В.И. Вернадского, составленной выдающимся геологом России Б.Л. Личковым [9], а именно: начало первого этапа следует отнести к 1884 г., основываясь на первом участии будущего великого ученого в почвенной экспедиции В. В. Докучаева по обследованию Нижегородской губернии. При этом необходимо сделать упор на том, что основным дополнением является введение во все четыре этапа творческого пути В.И. Вернадского морфолого-генетического почвоведения, к становлению и развитию которого ученый имел самое непосредственное отношение. Это заключение приобретает особую важность еще и потому, что, по словам ближайшего сотрудника В.И. Вернадского и «последнего его ученика» К.П. Флоренского [16], академик к 1908 г. охладел к почвоведению в пользу кристаллографии, поскольку в ней «…господствует число и порядок, где можем получить однозначный вывод путем простого и точного наблюдения» [11], в связи с чем в лексиконе ученого появился термин «живое вещество». Возможно, существовала и другая важная причина – преждевременная смерть в 1903 г. учителя – выдающегося почвоведа В.В. Докучаева.

2. Успешное развитие науки «почвоведение» дало возможность приступить к повсеместному картированию почв, что стало методической основой последующей классификации почвенного покрова Украины. Значение этого этапа чрезвычайно велико как для становления собственно почвоведения, так и структурной организации сельскохозяйственного опытного дела, послужившего толчком к дальнейшему развитию аграрного сектора государства. В полной мере это можно отнести также и к массовому появлению отраслевых высших, средних и специальных учебных заведений, созданию которых как в России, так и на Украине активно способствовал академик Вернадский – выдающийся почвовед и организатор отраслевого научно-образовательного процесса. По поводу последнего утверждения автором разработана специальная периодизация.

Вниманию читателей предлагается новый вариант периодизации творческой деятельности академика Вернадского, разработанный автором настоящей статьи:

1882–1906 гг. – общественная деятельность в Петербургском и Московском университетах;

1906–1917 гг. – деятельность законодательная в статусе члена Государственного Совета (1906) и научно-организационная – как директора Геологического и минералогического кабинета Российской академии наук; с 1914 г. возглавляет Комиссию по изучению естественных производительных сил России, а с 1917 г. – Ученый комитет Министерства земледелия;

1918–1922 гг. – государственно-творческая деятельность как основателя и первого президента УАН (1918), председателя СХНКУ (1918), ректора Таврического университета (1920–1921), организатора и первого директора Радиевого института;

1922–1926 гг. – научно-образовательная деятельность (Франция, Сорбонна);

1926–1941 гг. – научно-организаторская деятельность по преобразованию Отдела живого вещества в Биогеохимическую лабораторию АН СССР (1929); организатор и председатель Комиссии по изучению свойств и применения тяжелой воды (1934); организатор Международной комиссии по определению возраста пород радиоактивными методами (1937); организатор и председатель Метеоритного комитета и Комиссии по изотопам (1939).

3. Результаты многолетних исследований автора настоящей статьи, имеющие целью по возможности полно и всесторонне осветить жизненный путь и творческую деятельность академика Вернадского «украинского» периода, приводят к заключению, что на начальном этапе создания УАН В.И. Вернадский был сторонником присутственного участия сельскохозяйственного опытного дела в структуре УАН как самостоятельного отделения под названием «прикладное естествознание», о чем сообщалось 9 июля 1918 г. в докладе «К созданию Украинской академии наук в Киеве». В связи с этим в Комиссию по созданию УАН был приглашен выдающийся организатор отечественного сельскохозяйственного опытного дела, ученик К.А. Тимирязева, директор опытных полей и Центральной опытной станции (г. Мироновка) Всероссийского общества сахарозаводчиков, соратник и товарищ В.И. Вернадского, профессор С.Л. Франкфурт (1866–1954).Отвлекаясь от основной темы статьи, хотелось бы с удовлетворением отметить, что 9 октября 2012 г. в ознаменование 100-летнего юбилея (1912–2012) всемирно известного Мироновского института пшеницы имени В.Н. Ремесло НААН на центральном здании учреждения была установлена мемориальная доска, свидетельствующая о благодарности потомков профессору С.Л. Франкфурту за его неоценимый вклад в создание Института, ставшего впоследствии одним из крупнейших мировых центров селекции пшеницы.

Интерес представляют также первые исследования В.И. Вернадского по «…выращиванию диамантовых на подольском коалине…», проведенные в лаборатории сахарозаводчиков и положившие начало «…к экспериментальной работы по биогеохимии». По данным А.С. Онищенко с соавторами, лаборатория сахарозаводчиков находилась в Староселье, вблизи Старосельской опытной биологической станции, возглавляемой профессором зоологии С.Е. Кушакевичем. Лаборатория была создана «…на основе бывшей лаборатории сахарных заводов, при содействии С.Л. Франкфурта…» и стала «…первой в истории природоведения биогеохимической лабораторией, которой руководила И.Д. Стринкевич» [8, с. 149]. В 1922 г. о результатах проведенных исследований В.И. Вернадский докладывает в Парижской академии наук. Это событие вошло в историю как «…первое представление Украинской академии наук на международной академической арене…» [14].

Следует отметить, что на момент создания УАН 14 ноября 1918 г. и избрания первых её академиков позиция В. И. Вернадского радикально меняется: ученый демонстрирует убежденность ортодоксального сторонника самостоятельного организационного становления и функционирования сельскохозяйственного опытного дела на Украине. Эту позицию Вернадского более пятидесяти последних лет поддерживает и нынешний президент НАН Украины академик Б. Е. Патон, несмотря на существование в 1945–1956 и 1962–1969 годах в структуре Академии отделения «Сельскохозяйственные науки», а также факт специального избрания, начиная с 29 июня 1929 г., членами Академии видных отечественных ученых-аграриев по направлению «сельскохозяйственные науки». Среди первых восьми академиков НАН Украины были: Н.И. Вавилов (1887–1943), А.Н. Соколовский (1884–1959), А.В. Леонтович (1869–1943), А.А. Сапегин (1883–1946), В.Н. Любименко (1873–1930), Д.К. Третьяков (1872–1950), Н.Г. Холодный (1872–1932) и К.К. Гедройц (1872–1932). Аналогичная ситуация складывается и в России.

Таким образом, сельскохозяйственная отрасль и производственная безопасность нашего государства обязаны, в первую очередь, предвидению академика Вернадского относительно необходимости создания на Украине научно-практической базы отечественного опытного дела как самостоятельной организационной структуры.

Сам же академик В.И. Вернадский о роли Личности в научной деятельности высказывается так: «В научном творчестве всегда должны существовать отдельные личности, которые в своей жизни или на данный момент находятся выше среднего уровня. И эти выдающиеся люди не могут быть заменены в большинстве научных открытий коллективной работой многих», и заканчивает фразой «Я сделал, что мог …» (Feci, quodpotui …)! (из письма к Б.Л. Личкову от 6.12.1942 г.).

Рецензенты:

Кучер В.И., д.и.н., профессор, главный научный сотрудник Государственной сельскохозяйственной библиотеки Национальной академии аграрных наук Украины. г. Киев;

Власов В.И., д.э.н., профессор, главный научный сотрудник Национального научного центра «Институт аграрной экономики» Национальной академии аграрных наук Украины. г. Киев.

Работа поступила в редакцию 18.12.2012.